Открыть главное меню

Шереметев, Василий Петрович

Василий Петрович Шереметев (ум. 1659) — комнатный стольник, боярин, воевода в Нижнем Новгороде, участник государева похода 1654 года, один из видных деятелей Смутного времени и царствований Михаила Фёдоровича и Алексея Михайловича.

Василий Петрович Шереметев
Дата рождения неизвестно
Место рождения
  • неизвестно
Дата смерти 1659(1659)
Место смерти Москва
Подданство Русское царство
Род деятельности воевода, комнатный стольник, ближний боярин
Отец Пётр Никитич Шереметев
Мать Феодосия Борисовна Долгорукая
Супруга Евдокия Богдановна Полевая
Дети Пётр, Матвей, Марфа

БиографияПравить

Был вторым сыном Петра Никитича Шереметева и его первой жены, дочери Ивана Фёдоровича Нагого. Его деятельность становится известна со Смутного времени. После воцарения Романовых он становится слугой сперва Михаила Фёдоровича, а затем Алексея Михайловича.

В марте 1610 года он был во главе большого отряда, отправленного Лжедмитрием II против литовских людей. Когда Тушинский вор был оттеснён к Калуге, Шереметев вместе с другими боярами и стольниками, присягнул королевичу Владиславу. В апреле 1612 года Василий Петрович находился в земском ополчении, под предводительством князя Дмитрия Пожарского, что видно из его подписи под грамотой, разосланной Пожарским из Ярославля 7 апреля.

При царе Михаиле ФёдоровичеПравить

В 1613 году, уже после вступления на престол Михаила Фёдоровича, Шереметев отправлен к князю Дмитрию Черкасскому с «жалованным словом» за его «Бельскую службу». С 4 августа 1614 года до весны 1615 года Василий Петрович и его товарищ, И. А. Колтовской простояли с войском в Дорогобуже, в ожидании по первому требованию Черкасского идти под Смоленск. Вернувшись весной 1615 года в Москву, он находился «по крымским вестям» с передовым полком за Яузой.

В августе 1619 года он сопровождал царя Михаила Фёдоровича и его мать инокиню Марфу Ивановну в их богомольном походе в Макарьево-Унженский монастырь. Поход продолжался более двух месяцев и был весьма затруднителен из-за дождливой погоды. 31 августа царственные богомольцы прибыли в Ростов, где 1 сентября (начало Нового года в то время), был дан обед у царя и Шереметев смотрел в большой стол. На обратном пути из монастыря, в октябре, царь Михаил Фёдорович ловил рыбу на Волге и послал из Ярославля своему отцу, патриарху Филарету Никитичу гостинец, в сопровождении Шереметева: белугу, пять осетров и девять стерлядей.

В 1623 году Шереметев воевода в Свияжске, где его внимание должно было быть сосредоточено на инородцах — татарах, чувашах и черемисах. В марте 1624 года он вернулся в Москву. 20 сентября, на второй день свадьбы царя Михаила Фёдоровича с княжной Марией Владимировной Долгорукой, назначен наряжать вина за царским столом, но эта служба не состоялась из-за болезни царицы. В 1625 году он пожалован в комнатные стольники и с тех пор появляется почти на всех придворных церемониях: сопровождал царя в его загородных богомольных походах, 5 (15) февраля 1626 года был на свадьбе Михаила Фёдоровича с Евдокией Лукьяновной Стрешневой, в 16271629 годах обедал за царским столом, по случаю рождения царевны Ирины, царевны Пелагеи и царевича Алексея.

В 16341639 годах он был воеводой в Нижнем Новгороде. Будучи в этой должности, он упоминается в книге «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно» Адама Олеария, дважды приезжавшего в Русское царство — в 1634 и 1636 годах. В первый свой приезд голштинские послы, предполагая идти в Персию по Волге и Каспийскому морю, отправляли Шереметеву корабельного мастера Михаила Кордеса с шестью товарищами, для строительства корабля. Во второй приезд послы направились из Москвы в Нижний Новгород, куда прибыли 11 июля 1636 года, где их уже ждал построенный корабль, получивший название «Фредерик». Они пробыли в Нижнем Новгороде почти три недели, снаряжая корабль и запасаясь съестными припасами. 24 июля по поручению послов, Олеарий в сопровождении русского переводчика Ганса Арненбака и пристава Родиона Матвеевича Стрешнева отправились к воеводе Шереметеву, чтобы поблагодарить его за услуги, оказанные корабельным мастерам, проживавшим в Новгороде целый год, и вручить ему в подарок драгоценную вещь, ценой в сто рейхсталеров.

По отзыву Олеария, Шереметев был человеком вежливым, умным, весёлым и находчивым. Он организовал торжественную встречу послов, по дружески принял их, благодарил за подарок и, угощая пряниками, водкой и мёдами разных сортов, вёл весёлые и остроумные разговоры. Шереметев был одет в кафтан из золотой парчи, а комната, где он принимал гостей убрана коврами, занавесами, серебряными блюдами и кубками. Голштинские послы выехали из Нижнего Новгорода 30 июля. Им в дорогу Василий Петрович подарил 20 свиных окороков и другие припасы, а своему дьяку Пустынникову приказал проводить их несколько вёрст вниз по реке, чтобы убедиться, что плавание на вновь построенном корабле проходит благополучно.

Весной 1639 года он снова возвращается в Москву, но уже 5 мая был у государя и по его приказу уехал в Мезенск на случай «прихода крымских ногайских людей», где пробыл до конца 1640 года.

17 марта 1641 года Шереметев пожалован из дворян московских прямо в бояре. У сказки стоял окольничий Михаил Михайлович Салтыков, а боярство сказывал думный разрядный дьяк Иван Гавренев. В тот же день он был приглашён к царскому столу и сидел рядом с двоюродным братом царя Михаила Фёдоровича, князем Иваном Борисовичем Черкасским.

27 марта 1642 года, в день поставления патриарха Иосифа, он обедал с ним у царя Михаила Фёдоровича в Золотой палате, а 3 апреля, в Вербное воскресенье, обедал у патриарха.

При царе Алексее МихайловичеПравить

В 1645 году на Русский трон вступил Алексей Михайлович и решил отпустить датского королевича Вольдемара, который проживал в Москве с 21 января 1644 года, в качестве жениха его сестры, царевны Ирины Михайловны. Шереметеву было поручено проводить королевича Вольдемара до рубежа, причём королевичу заявлено, что боярин Василий Петрович Шереметев «знатнее и больше князя Юрия Андреевича», имея в виду Юрия Андреевича Сицкого, встречавшего его в конце 1643 года. По приглашению Шереметева, 13 августа королевич Вольдемар со своей свитой, посетил его дом и принимал от него угощение. Два дня спустя королевич выехал из Москвы по Смоленской дороге в Вязьму. Впереди Вольдемара ехали стряпчие, дворяне, стрельцы, а за ним следовали Шереметев и дьяк Анисим Трофимов. На самом рубеже Шереметев подарил ему два кубка и вороного коня, и в течение получаса королевич со своей свитой с одной стороны и Шереметев с другой — обменивались салютными выстрелами из пистолетов и ружей.

28 сентября 1645 года Шереметев принимал участие в торжественном венчание на царство Алексея Михайловича: под его надзором были перенесены из Казённого двора в Успенский собор Животворящий Крест Господень. Он же докладывал Алексею Михайловичу о завершении подготовки к венчанию, а во время его пути в Успенский собор, шёл впереди всех, рядом с государевым духовником, Благовещенским протопопом Стефаном. Перед миропомазанием царь передал Шереметеву державу и он хранил её до конца церемонии. На другой день Алексей Михайлович принимал в Золотой палате всех явившихся «поздравить его на государстве». Там был и Шереметев, подаривший царю серебряный золочёный кубок, атлас золотный по лазоревой земле и 40 соболей.

В 16451646 годах Шереметев был начальником Разбойного приказа. 1 февраля 1646 года из Разряда объявлена роспись, по которой Шереметев и его товарищ князь Семён Петрович Львов назначены стоять в Карпове с передовым полком, затем обстоятельства несколько изменились и по новой росписи они стали в Курске. В конце этого года Шереметев вернулся в Москву, где прожил до августа 1648 года. В этот период он уговаривает своего двоюродного дядю Фёдора Ивановича Шереметева дать документ, который обеспечивал бы за ним завещанные вотчины даже в случае, если бы завещание Фёдора Ивановича осталось не утверждённым. Все сыновья Ф. И. Шереметева умирали в детском или отроческом возрасте и поэтому его двоюродные племянники Иван, Василий и Борис Петровичи Шереметевы считали себя единственными законными наследниками его родовых вотчин и требовали, чтобы он распределил их между ними, а не оставлял своим дочерям Ульяне Фёдоровне Головиной и княгине Евдокии Фёдоровне Одоевской. В июле 1648 года Василий Петрович Шереметев получил документ на те родовые вотчины, которые записаны на его долю в духовном завещании, то есть на сельцо Мещериново, часть Кускова и село Песочню, а также деревни Стенькино и Демкино в Рязанском уезде. В августе того же года он со своим младшим сыном Матвеем Васильевичем, выехал из Москвы на воеводство в Казань водным путём.

Он вернулся в Москву в декабре 1649 года, а в начале 1650 года, отличаясь любознательностью, Шереметев купил два экземпляра книги «Уложения царя Алексея Михайловича», выпущенной недавно из Печатного двора. И до воеводства в Казани, и по возвращении оттуда он не раз обедал у царя Алексея Михайловича и у патриархов Иосифа и Никона, сопровождал царя к Троице; в апреле 1653 года в Вербное воскресенье, следовал за государем в торжественном шествии на осляти патриарха Никона, а 29 июня того же года за царским обеденным столом в Золотой палате, к которому был приглашён патриарх Никон, сидел на первом боярском месте.

После земского собора 1653 года, на котором было принято решение воевать с Польшей, 5 октября Шереметев получил приказ идти в Новгород, собрать там ратных людей и выступить с ними в поход к Литовскому рубежу. Товарищем к нему был назначен родной дядя царя — окольничий Семён Лукьянович Стрешнев. Весной 1654 года отряду Шереметева, состоявшему из 30—36 тысяч исключительно новгородских и псковских ратных людей, велено наступать на Полоцк. Он перешёл рубеж в конце мая, а 1 июня взял, практически без боя, Невельский замок. 16 июня в 12-и верстах от Полоцка, при деревне Юровичи, Шереметев нанёс сильное поражение польскому отряду Соколинского, а 17 июня взял Полоцк. Получив известие о взятии города, 3 июля царь Алексей Михайлович послал к Шереметеву комнатного стольника князя Юрия Ивановича Ромодановского со своим жалованным словом и поинтересоваться о здоровье. После этой битвы Шереметев одержал ещё несколько побед в Белоруссии, а в середине сентября окружил оба замка Витебска, считавшегося лучшей литовской крепостью на Двине. У Шереметева было тогда около 20 тысяч войска и 20 пушек и он упорно осаждал Витебск, который в итоге был взят 22 ноября, причём оба замка разрушены до основания. В западной Европе распространился слух, что при взятии Витебска все его жители и даже дети были убиты, однако в действительности Шереметев пощадил всю местную шляхту, с которой договорился по пунктам и выпустил на свободу, несмотря на то, что Алексей Михайлович указывал делать так лишь когда города сдавались без боя.

1 декабря 1654 года прибыл в Витебск комнатный стольник Фёдор Абросимович Лодыженский со строгими вопросными статьями, по поводу самовольного роспуска витебских шляхтичей и заключения с ними договора. В этих статьях, помимо прочего, говорится:

 …позабыв нашу государскую милость к себе, нас, великого государя, прогневал, а себе вечное бесчестье учинил, начал добром, а совершил бездельным. 

Витебских шляхтичей велено было сослать в Казань, а их имущество раздать солдатам и часть отправить царю. Кроме того Лодыженский должен был передать Шереметеву приказ остаться осадным воеводой в Витебске, а весной 1655 года быть в полковых воеводах. В ответ на приказ остаться здесь воеводой, Шереметев отправил государю челобитную, в которой просил отпустить его с витебской службы, утверждая что он:

 …стар и увечен и болен и, будучи на государеве службе, оскудал: есть нечево и лошадей кормить нечим; а на Москве дворишко разорилось, и животишка все пропали, и людишка разбрелись, и в деревнишках крестьянишка померли. 

Алексей Михайлович не только не отозвал Шереметева в Москву, но несколько позже, в указе объявленном всем ратным людям, резко высказался против подобных челобитен. Царь советовал служить:

 …безо всякого ворчанья, и переговоров бы отнюдь не было; кто и скуден, и о том милости просить у государя, а не ворчать и не бежать с службы; а кто будет с радостию служить до отпуску, там узрит, какая его государская милость будет. 

Во время похода русских войск на Вильню в 1655 г. корпусом Шереметева был захвачен и сожжён белорусский городок Поставы. В «Синодике по убиенных во брани» (вт. п. XVII в.) перечислены дворяне, погибшие в походах под предводительством Шереметева: «Убиенным же на государеве службе, которые были в литовских городех з боярином и воеводою с Василием Петровичем Шереметевым с товарыщи…»

При составлении в 1656 году в Разряде росписи воевод по полкам, Шереметев был наконец помещён в список тех, кто из-за увечий и старости оставались в Москве. 5 марта 1656 года Шереметев назначен встречать антиохийского патриарха Макария на входе в Золотую палату, а 6 июля и 21 сентября 1658 года он встречал в Грановитой палате и угощал там за царским столом грузинского царевича Теймураза. Последний приезд Шереметева ко двору состоялся 3 апреля 1659 года в Вербное воскресенье, когда он сидел за государевым столом в Золотой палате, на втором месте после боярина Бориса Ивановича Морозова. В том же году Шереметев скончался.

СемьяПравить

Василий Петрович был женат на Евдокии Богдановне Полевой. От этого брака у него было два сына и одна дочь: Пётр Васильевич Большой (ум. 29 апреля 1690), Матвей Васильевич (ум. 10 июня 1657) и Марфа Васильевна бывшая в замужестве за князем Львом Александровичем Шляковым-Чежским.

ПредкиПравить

Шереметев, Василий Петрович — предки
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Андрей Константинович Шеремет Беззубцев
 
 
 
 
 
 
 
Василий Андреевич Шереметев
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Никита Васильевич Шереметев
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Евдокия
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Пётр Никитич Шереметев
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Евдокия
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Василий Петрович Шереметев
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Михаил Иванович Нагой
 
 
 
 
 
 
 
Фёдор Михайлович Нагой
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Иван Фёдорович Нагой
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Евдокия
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
NN Нагая
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ЛитератураПравить