Открыть главное меню

Осман-паша Оздемироглу

(перенаправлено с «Оздемироглу Осман-паша»)

Оздемироглу Осман-паша (тур. Özdemiroğlu Osman Paşa, 1527 — 29 октября 1585) — великий визирь Османской империи (1584—1585); военачальник, прославившийся в истории своей страны как завоеватель Кавказа (тур. Kafkas Fatihi).

Оздемироглу Осман-паша
тур. Özdemiroğlu Osman Paşa
Оздемироглу Осман-паша
Осман-паша (слева) и Мурад III
Флаг Великий визирь Османской империи
28 июля 1584 — 29 октября 1585
Предшественник Сиявуш-паша
Преемник Хадим Месих-паша
Рождение 1527(1527)
Каир, Османский Египет
Смерть 29 октября 1585(1585-10-29)
Шамб-и Газан, Иран
Место погребения Диярбакыр
Отец Оздемир-паша
Супруга кумыкская княжна
Дети бездетен
Вероисповедание ислам, суннитского толка

Осман-паша был сыном мамлюка-черкеса Оздемира-паши и знатной арабской женщины. После завоевания османским султаном Селимом I Мамлюкского султаната в 1517 году отец Османа, Оздемир, перешёл на службу к османам и прославился в кампании по завоеванию Абиссинии. Карьеру Осман начал в 14 лет в Каире, а после смерти отца в 1560 году занял его место на посту бейлербея Хабеша. Следующим местом его службы был Йемен, в завоевании которого его отец также участвовал. Во время йеменской кампании 1568—1570 годов в конфликте Коджа Синана-паши и Лала Мустафы-паши Осман принял сторону последнего, что привело его к опале и едва не стоило ему жизни. В 1578 году Лала Мустафа-паша, назначенный сердаром Иранской экспедиции, взял с собой Османа-пашу, для которого это стало переломным моментом в карьере. Осман-паша сыграл особую роль в победе османов 9 августа 1578 года в битве у озера Чилдыр и в сентябре 1578 года в битве у Коюнгечиди («Овечья переправа») на реке Алазани, а затем вызвался стать бейлербеем Ширвана. Одновременно он получил пост визиря. В 1583 году Осман-паша по приказу Мурада III прибыл в Крым, чтобы заменить хана Мехмеда II Герая, который с 1579 года отказывался направлять войска против персов на Кавказ, его братом Ислямом II Гераем. 28 июля 1584 года после выполнения задания султана Осман-паша был назначен великим визирем. В 1585 году он вернулся в Закавказье и захватил Тебриз, вскоре после чего умер.

Гелиболулу Мустафа Али восхвалял Османа-пашу как «величайшего османского пашазаде (его отец также был пашой) и великого визиря»[1].

БиографияПравить

Происхождение и ранние годыПравить

После османского завоевания Египта в 1517 году представители бывшей мамлюкской элиты (кыпчаки и черкесы) признали верховную власть османского султана, пополнив ряды военно-бюрократического аппарата Османской империи. Среди них был Оздемир-паша, который за свои заслуги получил прозвища «завоеватель Саны»(тур. San‘a fâtihi) и «покоритель Абиссинии» (тур. Habeşistan Fatihi). По происхождению Оздемир был черкесом из Дагестана[2][3] (и родственником мамлюкского султана Кансуха аль-Гаури[4][5]), а его жена происходила из династии Аббасидов. Их сын, Осман, родился в 1527 году в Египте, там же прошло и его детство. Службу он начал с юных лет, в казначейских реестрах сохранились записи о назначаемой ему с 14 лет оплате. Первое время Осман занимал незначительные посты, звание санджакбея он получил лишь в 1560 году. В этом же году (или в предыдущем) умер его отец, Оздемир-паша, который захватил часть Абиссинии, чем положил начало эялету Хабеш. После смерти Оздемира османы были вытеснены с большей части захваченных им территорий, абиссинская армия захватила и уничтожила Дебарву[en], превращённую ранее Оздемиром в укреплённый город, османские войска отступили в Массауа и Аркико[en], но и их удерживали с трудом. Всё изменилось, когда в 1561 году бейлербеем в Хабеш на место отца был назначен Осман-паша. Уже в январе 1562 года под власть османов снова перешли Дебарва и её окрестности, а 20 апреля 1562 года, используя соперничество местных правителей, Осман победил императора Эфиопии Минаса в местечке Эндерте на территории региона Тыграй (совпадает с одноимённой современной провинцией). За короткое время новый бейлербей покорил все земли, захваченные прежде его отцом, и расширил территорию эялета, установив османское правление в областях, которые не были завоёваны ранее[6][7][8][9]. После этого Осман-паша возвёл в Массауа в память об отце мечеть с усыпальницей, которую через сто лет видел Эвлия Челеби[9]. В Каир Осман вернулся в августе 1567 года[3] (хотя до 16 января 1568 года являлся бейлербеем Хабеша).

ЙеменПравить

Шехнаме-и Селим-хан (TSM, A. 3595)

Оздемироглу Осман-паша пересекает перевал Шабака (Таиз). Шехнаме-и Селим-хан TSM, A. 3595, (fol.[en] 75b)
Сражение Османа-паши с врагом под Таизом во время йеменской кампании (fol. 72b)

В 1567 году до Йемена дошла весть о смерти султана Сулеймана I. Эмир зейдитов аль-Мутахар[en] решил, что пришло время для попытки сбросить власть османов, и выступил против них. Новый султан Селим II повелел подавить мятеж, а сердаром объявленной кампании назначил Лала Мустафу-пашу[10]. Зимой 1567/1568 годов Йемен был разделён на два эялета: Йемен и Сану — Осман был назначен бейлербеем Саны, бейлербеем Йемена Мурад-паша, который вскоре был убит мятежниками, и в итоге Осман-паша стал бейлербеем уже объединённого эялета. К месту назначения Осман отправился в середине 1568 года со значительным военным контингентом[3].

Поход против зейдитов ещё не был подготовлен, и его сердар, Лала Мустафа, вынужден был сотрудничать с бейлербеем ЕгиптаКоджа Синаном-пашой, поскольку султан приказал необходимые для кампании фураж, экипировку и продовольствие обеспечить за счёт казны Египта[10]. На этой почве между Синаном и Мустафой возник конфликт, они оба писали жалобы и доносы в Стамбул. Инструкции, полученные из дивана, Лала Мустафа интерпретировал так, что для кампании ему позволено брать из казны в Каире всё необходимое, однако Синан-паша счёл это оскорбительным нарушением своих прав. Получилось так, что отправление армии в Йемен откладывалось более девяти месяцев. Возможно, бейлербей Йемена Осман-паша и сердар Лала Мустафа-паша, ответственные за подавления йеменского мятежа, оттягивали поход в Йемен, чтобы бросить тень на Коджа Синана-пашу, а возможно, Лала Мустафа не желал рисковать жизнью и судьбой в йеменском высокогорье. Во всяком случае он утверждал, что у него недостаточно войск для опасного похода на зейдитов. В результате было потеряно время, и позиции мятежников упрочились[3][11][12]. В донесениях Лала Мустафа обвинял Коджа Синана в утаивании средств для кампании, а Синан обвинял Мустафу в её отсрочке. Помимо того, Коджа Синан-паша обвинил Лала Мустафу в организации заговора, якобы Лала Мустафа-паша собирался отравить Синана и отдать Египет своему сыну, Мехмеду-бею, правнуку по матери последнего мамлюкского султана Кансуха аль-Гаури[11]. В этом конфликте великий визирь Соколлу Мехмед-паша, находившийся во враждебных отношениях с Лала Мустафой, поддержал Коджа Синана-пашу, тогда как Осман (тоже родственник Кансуха аль-Гаури) был на стороне Лала Мустафы, приобретя тем самым одного влиятельного покровителя и двух высокопоставленных недругов[3].

В итоге в конце 1568 — начале 1569 года Лала Мустафа-паша был отозван обратно в Стамбул, лишён постов сердара и визиря, новым сердаром экспедиции султан назначил Синана-пашу[10][1]. Получив сведения о прибытии в Египет своего недруга, Осман-паша предусмотрительно уехал в Йемен, а вскоре после этого в Каир прибыли чиновники (чавуши) расследовать события, связанные с отсрочкой кампании. По словам очевидца событий историка Гелиболулу Мустафы Али, у них был приказ о казни Османа-паши, если они застанут его в Египте. Синан-паша использовал те припасы и войска, которые он не дал ранее Лала Мустафе, и отправился в Йемен[1]. Османская армия разбила силы аль-Мутахара у Таиза, после чего цитадель Таиза капитулировала[13]. После нескольких месяцев стычек, наступлений и отступлений аль-Мутахар запросил мира, и Синан-паша согласился, чем было завершено подавление мятежа[10].

Во время йеменской кампании Синан-паша попытался уничтожить Османа-пашу. Он пошёл даже на подлог, издав указ о казни Османа на одном из бланков с тугрой султана, которые были у него как у сердара. Спастись Осману-паше удалось, лишь сбежав из Йемена через Мекку в Стамбул. Однако в Стамбуле его ждал ещё один враг — великий визирь Соколлу Мехмед-паша, который не впускал Османа и его людей в столицу[1]. Некоторые историки связывают это не с их противостоянием, а с эпидемией чумы в Стамбуле. Осман якобы жил в палатке за пределами крепостного вала возле Топкапы из-за карантина[3]. Соколлу поддерживал обвинения Синана-паши и настаивал, что Осман-паша заслуживает казни за непослушание. Однако друг и союзник последнего, Лала Мустафа-паша (сохранявший влияние как лала султана Селима II), не дал его уничтожить. В итоге, благодаря заступничеству своего покровителя, в 1571 году Осман получил назначение на пост бейлербея Лахсы, а через некоторое время, 9 августа 1573 года, был переведён на аналогичную должность в Басру[1][3]. На этой должности он пытался помешать португальцам обосноваться в регионе, предприняв несколько рейдов в Ормуз. 2 июня 1576 года Осман был назначен на пост бейлербея Диярбакыра, так и не успев изгнать португальцев из Персидского залива, как ранее его отец изгнал их из Красного моря[3].

Иранская кампанияПравить

 
Карта османских завоеваний в ходе Турецко-персидских войн

Начало кампании. От Карса до ТифлисаПравить

В 1576 году умер шах Тахмасп I, его наследники растратили накопленные богатства, вражда между соперничавшими эмирами раздробила страну и распылила силы. Через два года Мурад III решил, что наступило подходящее время для возобновления военных действий. Великий визирь Соколлу Мустафа-паша был против, но его влияние уже было совсем мало. В 1578 году началась османо-сефевидская война, сердаром в которой был назначен Лала Мустафа-паша. 3 апреля 1578 года он предложил поехать с ним бейлербею Диярбакыра Осману-паше, который согласился и прибыл в армию в Эрзурум со своим окружением из 1000 человек[3][14].

Перед началом боевых действий Лала Мустафа-паша восстановил несколько крепостей в Карсе и окрестностях, что было явным нарушением Амасьинского мира 1555 года. Кампания началась в августе (9[15] или 7[16] числа) 1578 года, когда армия выдвинулась из Эрзурума на восток[3], вслед за чем последовал захват несколько мелких крепостей[15][17][16]. 9 августа 1578 года на равнине у озера Чилдыр произошло сражение, названное Ибрагимом Печеви «великим»[15]. Битва началась, когда 30-тысячное персидское войско под командованием Имамкули-хана и Кара-хана столкнулось с передовыми отрядами османской армии. В критический момент на помощь авангарду успели прибыть бейлербей Эрзурума Бехрам-паша и Осман-паша, который, по словам Печеви, «проявил героизм». До утра следующего дня длилась рукопашная битва, из-за сильного дождя обе стороны не могли использовать огнестрельное оружие[18][17]. В итоге сефевидские войска были разгромлены, османы захватили богатую добычу[18], обе стороны понесли большие потери[17][19]. К сокрушительному разгрому кызылбашей привели междоусобица между эмирами[20], переход на сторону османов курдов[20] и ошибка Токмак-хана Устаджлу[en], который считал, что в османской армии не более 40 тысяч человек. Когда ему стало понятно, что он вступил в бой лишь с передовыми отрядами, а сама армия намного больше, Токмак-хан начал отступать[20].

Османская амия входит в Тифлис. Нусретнаме.
Битва на реке Канык. Шеджаатнаме (fol. 23), 1586

Победа при Чилдыре открыла для османских войск путь на Грузию[21]. Несмотря на мирный договор 1555 года, разделивший Грузию на сферы влияния Османской империи и Сефевидского государства, местные правители предпочитали подчиняться более сильной стороне. После битвы при Чилдыре к Мустафе-паше прибыли выразить покорность Манучар и Кваркваре IV Джакели[en] из Самцхе-Саатабаго. Царевич Вахтанг Мухранбатони и Бардзим Амилахвари (правившие областями Картлийского царства) вступили с османами в переговоры и признали себя вассалами османского султана[20], а после того как османы взяли Тифлис, к Мустафе-паше прибыл и царь Кахетии Александр. Он обеспечивал османские войска провизией и принимал участие в боях на стороне османов. Из правителей грузинских государств того времени лишь царь Картли Симон отказался подчиниться османам и вёл с ними войну[22].

Следующая битва османских и сефевидских войск, в которой Осман-паша также отличился, произошла в сентябре 1578 года у местечка Коюнгечиди у реки Канык[23]. Персидские войска под командованием Амир-хана Туркмана подошли к Арешу[az] на реке Канык 9 сентября, позже к нему присоединились многие другие кызылбашские эмиры, и в итоге собралось более чем 20 тысяч воинов. 16 сентября 1578 года к Каныку прибыла и османская армия. Персидские беи решили отбить у османов вьючных животных, они форсировали Куру и у Коюнгечиди атаковали передовые части османской армии[22][24]. В ответ отряд османов переправился через приток Куры, Габырры, и османы атаковали с трёх сторон одновременно, одним из трёх отрядов командовал Осман-паша[23][25]. Кызылбаши не выдержали и обратились в бегство[26], пытаясь перейти через мост, но он не выдержал людской массы и рухнул. Находившиеся на мосту утонули, а остальные либо бросились в воду и в итоге тоже пошли ко дну, либо были зарублены[22][25]. Потери персидской армии в этой битве были огромны, современники оценивали их в 15—20 тысяч человек[22][23][27]. Часть кызылбашских беев попали в руки османов и были казнены. Правитель Ширвана Арас-хан Румлу уцелел, он не принимал участия в битве, либо опоздав, либо не сумев переправиться с войском на другой берег. Спасшиеся в битве укрылись на подвластной ему территории. Эта победа открыла османским войскам путь на Ширван[22].

В Ареше Дервиш-паша (бейлербей Диярбакыра и брат Ферхада-паши Соколовича) и Осман-паша за неделю построили крепость, «окружённую глубоким рвом, с фортами и башнями, со складами для вооружения». В крепости оставили сто пушек и гарнизон под командованием Гейтаса-паши. Местное кызылбашское население подверглось преследованиям османов и местных суннитов[22]. На следующий день после того, как крепость была построена, османская армия отправилась к Ширвану[27].

ШирванПравить

У Ширвана наступил поворотный момент в карьере Османа-паши[3]. Первоначально должность бейлербея Ширвана Мустафа-паша предложил Дервишу-паше, после его отказа — другим бейлербеям, но они отказались. Чтобы повысить привлекательность назначения, сердар решил повысить ранг того, кто займёт эту должность, и пообещал, что к должности бейлербея Ширвана он добавит звание визиря. После этого бейлербей Эрзурума Бехрам-паша согласился остаться в Ширване, но почти сразу передумал, сказав, что «лучше сейчас признать себя побеждённым, нежели потом прослыть предателем». В такой ситуации Мустафа-паша уже думал, что в Ширване на зиму придётся остаться ему самому, но положение спас Осман-паша, предложив в последний момент свою кандидатуру[28]. Таким образом, когда Лала Мустафа-паша увёл армию на зиму в Эрзурум, он оставил в Ширване Османа-пашу в ранге бейлербея, повысив его до звания визиря и сердара. В крепостях расположились османские гарнизоны, а Осману-паше как бейлербею Ширвана и Демир-капы Лала Мустафа пообещал оставить, по словам Печеви, небольшое войско из 1000 янычар, более 60 пушек, 200 сундуков боеприпасов и полугодовое жалование для солдат[3][29] (Мустафа Али писал про 66 пушек и 180 ящиков боеприпасов и вооружения[30]). Также перед уходом в Эрзурум Мустафа-паша провёл переговоры с правителями аварцев, табасаранцев, Кайтага, Кумуха и с Шахрухом Мирзой из рода ширваншахов, которые пообещали оказывать Осману-паше посильную помощь[30].

Шеджаатнаме, 1586

Осман-паша (справа вверху) и его секретарь Асафи в битве против Араса-хана (fol. 57)
Крепость Шемахи (fol. 183)

Однако в итоге, по словам Рахимизаде[tr], Мустафой «не было оставлено даже 1/10 части от того количества войск и казны, которое было обещано» Осману[31]. В условиях нехватки ресурсов Осман-паша решил, что у него «нет иного выхода, кроме как сражаться до самой смерти, не роняя своего достоинства и своей чести». Чтобы пополнить припасы, ему пришлось напасть на Порталоглу Ахмеда, владения которого находились на противоположном от Ареша берегу Куры[k 1]. Над рекой Кабур перед Арешем Оздемироглу Осман-паша велел построить понтонный мост для того, чтобы совершить набег на Карабах и Мугань[23][32][33]. Правитель Ареша, Гейтас-паша, по приказу Османа-паши перешёл Куру по мосту и напал на Порталоглу Ахмеда. Часть кызылбашских воинов бежала сразу, с оставшимися состоялся бой, выигранный османами. Захватив трофеи, Гейтас-паша вернулся к Осману-паше, который не переходил мост со своими отрядом, а стоял на своём берегу, готовый вмешаться[33][31].

Чтобы укрепиться в Ширване, Осман-паша должен был либо покорить, либо изгнать, либо убить Араса-хана Румлу, сефевидского беглярбека Ширвана, который успел покинуть Шемаху до прихода османской армии и выжидал на другом берегу Куры. Когда на Араса-хана напал османский отряд численностью около 250 человек, он разбил его, при этом обе стороны понесли ощутимые потери. Осман-паша узнал о поражении и прибыл из Ареша, чтобы лично сразиться с Арасом-ханом. Кызылбаши прибегли к излюбленной практике — они опустошили территорию, чтобы лишить противника возможности пополнить запасы продовольствия в походе[34]. Понимая, что без пропитания его войско будет не в состоянии сражаться, Осман-паша укрылся в Шемахе и отложил завоевание Ширвана, тем более, что он получил известие о том, что на подходе подкрепление — войско крымского хана. Осман планировал дождаться татар и напасть на Араса-хана с двух сторон одновременно, однако тот неожиданно напал первым и окружил город. Численность кызылбашского войска оценивалась по-разному. Рахимизаде называл цифру 20 тысяч человек[35], Печеви — 25 тысяч[33].

Согласно Селяники[en], сражение за Шемаху началось 17 ноября 1578 года[36], Печеви указывал более раннюю дату — 9 ноября 1578 года. Битва продолжалась весь день, и лишь с темнотой обе стороны прекратили сражение[33]. Одновременно с нападением Араса-хана на Шемаху Имамкули-хан и Гейлани Эмир-хан с 10—15 тысячами воинов перешли Куру и напали на Ареш[37][38]. Вечером Осману-паше пришло сообщение об этом нападении[36], когда к нему прибыл гонец от Гейтаса-паши с просьбой о помощи[37]. Осман-паша выслал на помощь Гейтасу около тысячи воинов (по словам Рахимизаде и Бекира Кютюкоглу), которые прибыли в разгар сражения[39]. Обе битвы (у Шемахи и у Ареша) возобновились утром и продлились весь день[33]. У Ареша османы потерпели поражение, причиной которого Рахимизаде считал неопытность и неумелость Гейтаса, но победу Имамкули-хан одержал благодаря своему военному таланту. Он понял, что османская артиллерия на стенах Ареша опасна для нападающих и даёт османам преимущество[37], поэтому полководец, имитируя бегство, выманил Гейтаса-пашу в поле подальше от пушек. Гейтас-паша с небольшим отрядом примерно из 250 человек бросился преследовать «отступающего» противника, оказался в окружении и погиб в бою[39][38]. Почти все его воины либо погибли в бою, либо были забиты местными жителями. Известие о разгроме Гейтаса-паши и взятии кызылбашами Ареша дошло до Осман-паши на второй день сражения за Шемаху. Он принял решение скрыть от своих подчинённых печальные новости, чтобы не деморализовать их[39]. На правом фланге османской армии сражались дагестанский Шамхал и бей Санджара Будаг; на левом фланге находился аталык Адиля Герая Мехмед-бей, прибывший раньше своего воспитанника, вместе с ним сражались грузинские вассалы османов (например, Александр[37]), правители Агдаша и Садара[40]. После захвата Ареша Имамкули-хан со своим войском прибыл к Шемахе на помощь Арасу-хану[41]. Кызылбаши брали верх в битве, но утром третьего дня, во вторник 11 ноября, на подмогу Осману прибыли татары под командованием Адиля Герая. Это изменило ситуацию, 15 тысяч приведённых свежих воинов спасли османов и разгромили изнурённых битвой сефевидских воинов[33][41][3][42]. Арас-хан мужественно сражался, но попал в плен вместе с сыном Деде-ханом, и оба были казнены. Вместе с ними Осман-паша казнил многих других пленённых сефевидских беев[36][k 2]. Потери кызылбашей были огромны[k 3], а немногочисленные уцелевшие из них укрылись в горах[38].

Зима 1578—1579 года. Пленение Адиля ГераяПравить

 
Адиль Герай сдаётся в плен Хамзе Мирзе. Шеджаатнаме (fol. 76), 1586

После захвата Ширвана правительство шаха выслало к Мураду III посланников, предложивших султану от имени шаха мир на условиях договора в Амасье[43][3]. Это посольство успеха не возымело, и Сефевиды собрали 80-тысячную армию, во главе которой стал наследник престола Хамза Мирза (малолетний по словам Печеви[44], 8-летний — по словам Рахимизаде[45]), а фактически командовал визирь Мирза Салман[en]. Численность армии противника, подошедшей к Шемахе 26 ноября 1578 года, османские источники оценивают в 50—100 тысяч человек[43]. Хамза Мирза в течение трёх дней осаждал город[44]. Ещё до начала осады Адиль Герай и санджакбей Ареша Пияле-бей покинули Шемаху, решив разграбить расположенный на другом берегу Куры лагерь Араса-хана. 28 ноября 1578 года они внезапно напали на него и захватили огромное число трофеев[3][42][43][k 4]. Осман-паша отправил Адилю Гераю письмо, прося бросить добычу и срочно прибыть в Шемаху, но гонец был перехвачен, и Мирза Салман принял решение отправиться навстречу татарам[44][47]. 28 ноября 1578 года у реки Аксу в местечке Моллахасан Адиль Герай столкнулся с Мирзой Салманом во главе 20-тысячного войска[3][42][47]. Беспечный Адиль Герай, предававшийся увеселениям и развлечениям, «ослеплённый красотой своих пленниц»[48], не сумел организовать отпор. Хотя сам крымский царевич «ринулся в бой как разъярённый лев», татары были разгромлены, сам Адиль Герай и Пияле-бей попали в плен[42][49][50][3]. Османские войска находились в подавленном состоянии, поэтому Осман-паша скрыл известие о поражении татар и объявил об их победе. Чтобы придать достоверности рассказу, он велел стрелять из пушек, но правда открылась, и солдаты начали массово дезертировать[49]. Кызылбашское войско из Шемахи направилось в Ареш. После убийства османских командиров и сожжения Арешской крепости сефевидское войско возвратилось в Карабах[42].

 
Осман-паша в Демир-капы. Шеджаатнаме (fol. 168b), 1586

Зимой 1578—1579 годов Осману-паше пришлось оставить Шемаху и отступить в Демир-капы, поскольку он понимал, что не может противостоять атакам персидской армии со своим небольшим войском[3][42][44][51]. Демир-капы привлекал османов не только своей неприступной крепостью, но и тем, что османы рассчитывали на помощь местного суннитского населения, а также дагестанских правителей, в особенности Шамхала[51]. Эта зима была очень тяжёлой, путь армии был трудным. По сообщению Рахимизаде:

«Стояли такие сильные морозы, каких не было со времён потопа Нуха. От стужи одни отмораживали ноги, другие — руки, а большинство несчастных воинов — носы и уши. От обрушившихся на долю [османов] страданий, а также от суровой зимы на тот свет отправилось столько людей, сколько не погибало за всё время с начала восточного похода до настоящего момента. Те, кто ещё был в состоянии передвигаться сам, преодолел этот путь за 7-8 дней, остальные же, вконец истощённые, добрались до Демиркапы в течение 12 дней»[52].

Жители города, узнав о поражениях османов, прогнали их гарнизон, и пришедшему Осману-паше пришлось использовать «то чрезмерную лесть, то безумное насилие», чтобы попасть в крепость. «Непокорных и непослушных» среди населения Осман-паша казнил. Морозы не спадали, люди голодали, на улицах валялись незахороненные тела замёрзших и умерших от голода, ячмень и хлеб стоили огромных денег[53]. Для оплаты воинам средств не было и Осман-паша «нарезал деньги из кожи и пустил в обращение». Уцелевшие в этой кампании воины после возвращения сдавали эти кожаные деньги и обменивали их в казне на настоящие. Через сто лет Эвлия Челеби писал, что в казне местных беев Кабарды сохранилось много этих кожаных акче с тиснением «Султан Мурад сын Селим-хана, завоеватель Шемахи, год 986 [1578-79]»[54].

По мнению Шарафа-хана Бидлиси, мать Хамзы Мирзы по недомыслию не предприняла усилий для того, чтобы вытеснить османов из Демир-капы, и возвратилась в Казвин, увезя с собой пленённого Адиль Герая[42]. Засевший в городе Осман-паша, хотя и отрезанный от своих главных сил, продолжал тревожить кызылбашей набегами, ему помогали в этом дагестанцы и повстанческие войска наследника ширваншахов, Абу-Бакра[en][55]. Демир-капы остался единственным городом Ширвана, в котором удержался турецкий гарнизон с самим Османом-пашой[55].

1579—1581 годыПравить

Персидский шах Мухаммад Худабенде направил Мехмеду Гераю письмо, он обещал отпустить Адиль Герая в обмен на союз, но крымский хан переслал это письмо султану. В ответ султан призвал Мухаммед Герая отомстить за уже убитого к тому времени Адиль Герая и выступить с армией на помощь Осману-паше[56]. 26 июля 1579 года хан выступил в поход. Вперёд Мехмед Герай отправил санджакбея Азака, Махмуда-бея, хорошо знавшего черкесские, русские и грузинские земли. С 10 тысячами воинов Махмуд-бей за 74 дня дошёл до Демир-капы[57], сам же Мехмед Герай с армией прибыл позже[k 5], в октябре 1579 года[3]. Османские войска были измотаны строительством цитадели в Карсе и постоянными стычками с противником. Ввиду этого, а также скорой зимы, поход на юг пришлось отложить, и татары напали на Ширван[56]. Получив донесение о прибытии крымской орды, из Тебриза навстречу османам выступил Мирза Салман во главе армии эмиров. Однако они не успели, и эмир Ширвана Мухаммед Халифа принял неравный бой лишь со своими силами, предпочтя смерть в бою позорному бегству[56][55]. Османские источники даже не упоминает об этой стычке, которая известна лишь из персидских источников. Разграбив Ширван, Карабах и Гянжду, татары захватили большую добычу и 20-30 тысяч пленников. Хан вернулся в Крым, оставив вместо себя Газы Герая, заодно обезопасив себя от присутствия последнего в Кефе. С помощью 4-5 тысяч татарских солдат Газы Герая под началом Осман-паша напал на Баку и захватил его[56]. В Баку он занимался нефтяными месторождениями и ремонтом замка. После ухода Мехмеда Герая Осман-паша вместе с отрядом Газы Герая выступил из Демир-капы против соединенного войска местных племен кайтаков, кумыков, табасаранцев и кыпчаков, которые постоянно нападали на османов. В ущелье недалеко от Кюр Кюре богазы (в Кюре) состоялась битва. Начали бой тысяча воинов Газы Герая, затем в сражение вступили османский отряд и артиллерия[58][3]. По словам Рахимизаде потери османов составили 200 человек убитыми, со стороны же их противников погибли тысячи человек, поскольку войска Османа-паши уничтожили 60-70 селений[58]. Возможно, этот же поход в других источниках описан как противостояние Мирзе Салману. Мирза Салман совершил рейд с целью выбить Османа-пашу из Баку, но был разбит и бежал, будучи сам ранен, на неоседланной лошади. По слухам, только 300 вражеских солдат смогли выжить в этом рейде. Дата этого события неизвестна, согласно Только А. Шерефу документы дивана позволяют отнести это событие к началу 1581 года[59]. За этот поход османский султан наградил Газы Герая «премией» в размере 50 000 акче[60].

Весной 1581 года[60](Х.Иналджик датировал событие 1580 годом[61]) Газы Герай был взят в плен кызылбашами. Он отказался сотрудничать с ними против османов и был заключен в крепость Аламут[61].

ПереговорыПравить

 
Газы Герай в плену. Шеджаатнаме (fol. 246), 1586

Когда Мурад узнал о положении на Кавказе — о захвате кызылбашами Ширвана, о бегстве Османа-паши в Дамур-Капы, о пленении Адиль Герая — он в гневе сместил с поста сердара Мустафа-пашу и отозвал его в Стамбул, а сердаром назначил его соперника Коджа Синана-пашу[62][63]. В августе Синан-паша был назначен на пост великого визиря, весть об этом застала его на пути на восток[62]. Синан-паша прибыл в Тифлис, но он торопился вернуться в Стамбул[64], поэтому инициировал переписку с шахом предлагая начать переговоры[65][66]. Из Персии к султану был отправлен с дарами посол, Ибрагим-хан Туркман[62][66]. Осман-паша продолжал удерживать Демир-капы и Баку[58][3], поэтому перемирие на старых условиях не входило в планы султана Мурада III. К тому же султан узнал о том, что инициатива к переговорам исходила не от шаха, а от Синана-паша. Разгневавшись, он 6 декабря 1582 года сместил Синан-пашу с поста великого везиря и сердара, а Ибрахим-бека посадил в заключение[67][62].

Битва с факелами

Основная статья: Битва с факелами

Положение Османа-паши в Демир-капы было тяжёлым, 4 октября английский купец Христофор Бэрроу наблюдал, как Осману-паше привезли долго ожидаемую казну. По словам англичанина, в деньгах паша очень нуждался, солдаты были готовы к бунту, потому что им долго не платили за службу[68]. В 1582 году Имамкули-хан с 50 тысячной армией, а также с присоединившимися беками Грузии и Дагестана выступил для отвоевания Шемахи[69]. После донесения в Стамбул Османа-паши с описанием обстановки в диване было принято решение об отправке через Крым в Дербенд армии Румелии под командованием санджакбея Силистры Якуба-бея. Ему было приказано в течение трех месяцев прибыть в Кефе, а уже в Кефе командование экспедиции принял на себя бейлербей Кефе Джафер-паша. Армия прибыла в Дербенд 14 ноября 1582 года, совершив восьмидесятидневный переход[70][3]. Таким образом, численность османской армии существенно увеличилась, после чего Осман-паша в сопровождении Якуба-бея выступил в поход с целью изгнания Сефевидов из восточного Кавказа. В апреле 1583 года в битве против 6 тысячного отряда персидской армии Якуб-бей получил смертельную рану и погиб[3][71]. Узнав о смерти Якуба-бея, Осман-паша собрал воинов из Силистрии, ему удалось поднять их боевой дух и убедить отомстить за командира, несмотря на то, что с ними долго не расплачивались. После этого Осман-паша с армией Румелии выступил из Демиркапы навстречу противнику[69]. В состоявшейся битве, которая называлась османами «битва с факелами» и продолжалась три дня и три ночи, Осман-паша одержал одну из своих величайших побед, которая позволила ему укрепиться в Ширване. После битвы Осман-паша дал армии три дня отдохнуть, а затем повел их в Шемаху, где ранее (6 мая 1583 года) было начато строительство крепости. После окончания строительства, длившегося 40 дней, Осман-паша принял изъявление покорности от грузинских и дагестанских правителей и ушёл в Демиркапы[3][72][73]. Историки того периода связывают успехи османов в покорении Закавказья с деятельностью Османа-паши[3].

Смена хана в КрымуПравить

Ещё в начале кампании султан повелел Мехмеду II Гераю прибыть на Кавказ на помощь Осману-паше с татарской конницей, но хан был так толст, что даже не мог ездить верхом, его возили в телеге, поэтому поход на Кавказ казался ему очень тяжёлым. С татарским войском на Кавказ отправились братья хана и его сын, а сам Мехмед двинулся к Осману-паше лишь после многократных приказов из Стамбула. К тому же он не остался на зиму в Ширване, а вопреки приказам султана вернулся в Крым[74]. С 1579 года хан отказывался направлять войска против персов на Кавказ. В 1582 году, когда через Крым на Кавказ двигалась армия Румелии, Мехмед Герай отказался отправиться в поход вместе с Джафером-пашой. Летом 1583 года на Кавказ прибыл недавно назначенный бейлербеем Румелии и сердаром Ферхат-паша, а Осман-паша получил приказ Мурада III покинуть Кавказ и наказать непокорного Мехмеда II Герая[3]. Однако основная часть османской армии уже была на марше в Эрзурум, поэтому в распоряжении Османа-паши осталось лишь 3000 человек[75]. В это время прибыла казна, присланная из Стамбула, и Осман-паша смог расплатиться с солдатами. 21 октября 1583 года Осман-паша передал дела Джафару-паше и отправился в Крым. Путь до Кефе был тяжелым, по пути от Бештепе негде было пополнить запасы воды, еды, фуража. Рано наступила очень морозная зима, по словам Печеви «ежедневно гибло 700—800 верховых и вьючных животных», а реку Кубань и Керченский пролив османские войска переходили по льду[76]. Наконец, после трудного пути из Демир-капы Осман-паша достиг Кефе[3], где Осман-паша предъявил Мехмеду Гераю требования султана. В ответ Мехмед Герай заявил Осману-пашу, что он «падишах, господин хутбы и монеты» (хутба и чеканка монет считались правом независимого правителя), и что никто не имеет права его смещать, а затем с сopoкaтысячным войском осадил Османа-пашу в Кефе[75]. Положение Османа-паши было бы безнадёжным, если бы в семье Гераев было единство. Но Алп Герай, брат Мехмеда, был недоволен тем, что после смерти Адиля Герая Мехмед хотел назначить калгой своего сына, Саадет Герая, а не Алп Герая, по старшинству. Алп Герай пробрался в осаждённый братом город и Осман-паша прибег к хитрости — он объявил Мехмеда низложенным и провозгласил Алп Герая ханом, чтобы разъединить татар. Тем не менее Мехмед продолжал осаждать Кефе, у стен города происходили локальные столкновения между сторонниками Мехмеда и османскими воинами[77][3].

Султан одобрил политику разъединения татар, выбранную Османом-пашой, однако вместо Алп Герая из Стамбула отправили в Кефе другого брата Мехмеда — Исляма Герая, проживавшего при дворе султана ещё со времён Сулеймана I и удалившегося со временем в дервишский монастырь в Бурсе. Османского ставленника сопровождала эскадра под командованием прославленного адмирала Улуч Али. Как только эскадра прибыла в Кефе, сторонники Мехмеда Герая заволновались, что привело к массовому уходу от него воинов. Не будучи в состоянии остановить перебежчиков, низложенный хан бежал, пытаясь добраться до ногайцев, но не успел из-за своего веса. Медленно двигавшуюся телегу в Канлыджаке нагнал Алп Герай, который велел удавить Мехмеда[78][3]. Выполнив таким образом приказ Мурада, Осман-паша вернулся в Стамбул 30 июня 1584 года вместе с флотом Улуч Али[3]

Великий визирьПравить

По словам источников, народ приветствовал Османа-пашу как победоносного полководца и героя. Тем не менее, османский историк и современник событий Селаники Мустафа писал, что некоторые визири в сговоре с великим визирем Сиявушем-пашой пытались его дискредитировать. Но. несмотря на распускаемые соперниками слухи о том, что Осман употребляет наркотики и алкоголь, Мурад принял Османа-пашу, выслушал его доклад и похвалил, а 28 июля 1584 года султан назначил его великим визирем вместо Сиявуша-паши[3].

Вскоре после этого Саадет Герай, сын Мехмеда Герая, явился в Крым с войсками ногайцев и донских казаков, и прогнал Исляма Герая из Бахчисарая. Сбежавший в Кефе османский ставленник обратился за помощью к султану, и уже через два месяца после назначения великим визирем Осману-паше было поручено прекратить борьбу между ханами в Крыму[79]. 15 октября 1584 года состоялось последнее заседание совета, заручившись на нём одобрением султаном своих планов, 16 октября Осман-паша направился в Ускюдар для подготовки нового этапа войны на Кавказе и урегулирования крымской проблемы[3][80]. Осман-паша проконтролировал погрузку и отправку боеприпасов и снаряжения, и 3 ноября отправился в Анатолию для зимовки в Кастамону. Оттуда Осман отправил бейлербея Боснии Ферхата-пашу в Крым из порта Синопа. Сам Осман провёл зиму в Кастамону. Когда вопрос о Крыме был урегулирован, Мурад отправил его в Иран[3], 15 марта 1585 года его догнал приказ о назначении сердаром на Кавказе[81][k 6].

Захват ТебризаПравить

4 апреля, завершив подготовку похода, Осман-паша отправился на восток, в Амасью, где встретился с Ферхатом-пашой. На пути Осман-паша делал длительные остановки. В Амасье он пробыл 22 дня, затем в Токате — 20 дней. Затем он прибыл в Сивас, где к нему присоединились бейлербей Анатолии Хасан-паша с 40 тысячным войском и бейлербей Карамана Мурад-паша. В Эрзурум Осман-паша прибыл 2 августа и, пробыв в городе 10 дней[81]. Причины столь длительных остановок неизвестны, возможно, он ожидал дополнительные войска, а возможно, дело было в болезни Османа. Якобы, он был так болен, что не мог ехать верхом и из Эрзурума его везли на паланкине[3]. Орудж-бек Баят писал, что в армии было от 230 до 300 тысяч человек, 50 тысяч из которых Осман-паша решил распустить, как неопытных. По ходу продвижения армии в неё вливались все новые и новые войска. В сентябре 1585 года армия была в Чалдыране, где к ней присоединился бейлербей Вана Джигалазаде Синан-паша с курдскими эмирами. Здесь Осман-паша изменил планы. Если в Эрзуруме он собирался идти на Нахичеван, то в Чалдыране он получил от сбежавшего из плена Газы Герая подтверждение информации об отсутствии и шаха, и Хамзы Мирзы в Тебризе. В связи с этим Тебриз оказался более интересной целью и армия выдвинулась в его направлении[61][81]. По пути османская армия разрушила несколько населенных пунктов, либо убивая, либо беря в плен их население. Уже около Тебриза Осман-паша узнал, что приближается персидская армия во главе с Хамзой Мирзой. Согласно Эфендиеву О. А., войска Хамзы Мирзы насчитывали не более 20 тысяч человек, Селяники называл цифру 30 тысяч[82].

В состоявшейся битве авангардом османской армии командовал Джигалазаде Синан-паша, в правом крыле стояли войска бейлербеев Анатолии, Сиваса и Египта, на левом фланге находились бейлербеи Румелии, Карамана и Алеппо, в арьергард Осман-паша поставил войска Эрзурума и Мараша. Османская армия превосходила по численности войска противника, но в сражении, которое длилось два дня, обе стороны понесли большие потери. Рахимизаде писал, что в случае преследования отступавших кызылбашей османы добились бы полной победы, но по словам Печеви потери османов были бы тоже значительны[82].Опасаясь последствий военного захвата города, жители Тебриза решили сдать его и обратились к Осману-паше, который в ответ запретил погромы и грабежи. Тем не менее часть османских войск не послушалась и ворвалась в город, правители которого были вынуждены принять решение об эвакуации. 20 сентября 1585 года (25 сентября[3]) Тебриз был занят османскими войсками[82]. 29 сентября в Тебризе началось строительство крепости, завершенное за месяц[82].

Кызылбаши не смирились с потерей города и 15 октября в долине Тимсах состоялась схватка Хамзы Мирзы с небольшим (500 воинов) отрядом Махмуди Хасан-бея, оставленным Синаном-пашой. Махмуди Хасан-бей погиб, как и весь его отряд[83]. Осенью 1585 года османы устроили в Тебризе побоище, имущество горожан было разграблено, тысячи мужчин были перебиты, а женщины и дети уведены в плен. Осман-паша не захотел или не смог предотвратить кровопролитие[84][83][3][k 7]. Тем временем поступили сведения о подходе к Тебризу персидской армии и Осман перебрался в Шамб-и Газан, предместье Тебриза. Это нападение было отражено, а после этого Осман скончался, это произошло в ночь с 29 на 30 октября 1585 года[3]. По словам Орудж-бека, Осман-паша умер от быстротекущей ангины[86][87]. Смерть сердара была скрыта даже от османских солдат, его переносили в паланкине, как живого, но командование осуществлял Джигалазаде. Однако каким-то образом весть о смерти Османа дошла. По словам Печеви, кызылбаши обрадовались и говорили: «Ваш злой сердар умер!»[88]

Осман-паша завещал похоронить себя в Диярбакыре. Его двухкупольная гробница находится недалеко от нынешней мечети Куршунлу[3].

СемьяПравить

В 1578 году Осман-паша с целью укрепления союза с шамхалом — правителем Дагестана, женился на дочери его племянника Чупалав-бека (позднее Чупалав-шамхал). Девушка славилась своей красотой, в Стамбуле её называли «Дагестанская красавица»[3][89][90][91]. Намык Кемаль в своём романе Джезми, опубликованным в 1880 году, назвал её Рабиа-Михридиль. Шерафеттин Ерель тоже называет её так[92], однако ни в каком источнике ранее конца XIX века это имя не фигурирует. В 1579 году Осману-паше было предложено стать дамадом, женившись на дочери Селима II, вдове Соколлу Мехмеда-паши — Эсмехан-султан. Однако он отказался от этой чести, поскольку женитьба на принцессе подразумевала развод с женой[93]. От брака с племянницей шамхала у Османа осталась дочь. После смерти Османа-паши его вдова вышла замуж за бейлербея Боснии[3]. Орудж-бек и Томмазо Минадои обвинили Османа-пашу в смерти тестя: якобы Осман-паша заподозрил его в связях с шахом, и, когда Шамхал прибыл навестить дочь, Осман-паша казнил его[94][95].

КомментарииПравить

  1. «Пусть воины победоносной армии испытают себя в схватке с врагом и наживутся на его состоянии», — сказал Осман-паша по словам Рахимизаде[31].
  2. Среди казнённых Рахимизаде называл и Имамкули-хана, тогда как Селяники писал, что хан утонул при бегстве. Однако это ошибочные заявления, поскольку Имамкули-хан через 5 лет участвовал в Факельной битве и в боях за Тебриз[36].
  3. Согласно Рахимизаде удалось спастись лишь тысяче человек из всего войска. Кютюкоглу писал, что с кызылбашской стороны было 8000 погибших и 8000 раненых и пропавших[36].
  4. Печеви утверждал, что это нападение произошло по приказу Османа-паши[44]. По словам историка: «Были захвачены казна Эреш-хана, 70 его красавиц-дочерей и жен и около 50 его красивых наложниц, там же был схвачен его малолетний сын»[46]
  5. Рахимизаде оценивал общее число татарского войска как 80 тысяч человек[56], Печеви в 40-50 тысяч человек [57]
  6. Ибрагим Печеви писал: «Год 992 (1584). Падишах назначил сердаром везира Осман-пашу и сказал ему: „Имея такого, как ты, несообразно посылать кого-то другого сердаром в Иран“»[80].
  7. Историки по-разному описывают роль Османа-паши в этом и обстоятельства трагедии:
    • Печеви писал, что 22 сентября 1585 года несколько персидских отрядов напали на спящих османов и перебили множество солдат во сне, а несколько бродяг перебили около десятка османских солдат в хаммаме. По словам Печеви, когда Осман-паша узнал о нападении, он приказал устроить побоище, длившееся в течение трех суток. Почти сразу же он пожалел о приказе, но остановить солдат он был уже не в силах[80].
    • Рассказ Искандера-бега Мунши близок к рассказу Печеви. По словам Искандера-бега по ночам горожане нападали на шатры османов, грабили и убивали солдат. За ночь жители Тебриза разрушали стены крепости, строившейся османами. Дошло до того, что в банях был убит османский солдат. Это разгневало Османа-пашу, и он сказал: «Тебризцы мятежники и заслуживают того, чтобы быть убитыми!»[85]
    • По словам Рахимизаде, побоище произошло стихийно[83], а не по приказу Осман-паши. Осман-паша, якобы, пытался предотвратить резню и казнил солдат, причастных к инциденту, но беспорядки в городе продолжались[3].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 Fleischer, 2014, p. 50—51.
  2. Иванов, 1984, с. 118.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 Çiçek, 2007.
  4. Dankoff, Tezcan, Sheridan, 2018, Description of the ancient capital, the Island of the city of Suakin.
  5. Holt, Daly, 2000, p. 26.
  6. Orhonlu, 1996.
  7. Blackburn, 1995.
  8. Blackburn1, 1995.
  9. 1 2 Иванов, 1984, с. 154.
  10. 1 2 3 4 Финкель, 2017, глава 6.
  11. 1 2 Fleischer, 2014, p. 49.
  12. Farah, 1990.
  13. Nahrawālī, 2002, pp. 212—213.
  14. Шараф-хан, II том, 1976, с. 257.
  15. 1 2 3 Печеви, 1988, с. 32.
  16. 1 2 Вахушти Багратиони, 1976.
  17. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 39—40.
  18. 1 2 Печеви, 1988, с. 33.
  19. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 40,42.
  20. 1 2 3 4 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 41—42.
  21. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 42, 45.
  22. 1 2 3 4 5 6 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 43—46.
  23. 1 2 3 4 Эвлия Челеби, 1983, с. 159.
  24. Печеви, 1988, с. 37.
  25. 1 2 Печеви, 1988, с. 38.
  26. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 44.
  27. 1 2 Шараф-хан Бидлиси, 1976, с. 236.
  28. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 49.
  29. Печеви, 1988, с. 40.
  30. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 50.
  31. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 53,121.
  32. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 53.
  33. 1 2 3 4 5 6 Печеви, 1988, с. 42.
  34. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 54.
  35. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 55.
  36. 1 2 3 4 5 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 59.
  37. 1 2 3 4 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 56.
  38. 1 2 3 Печеви, 1988, с. 43.
  39. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 57.
  40. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 126.
  41. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 58.
  42. 1 2 3 4 5 6 7 Шараф-хан Бидлиси, 1976, с. 237.
  43. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 60.
  44. 1 2 3 4 5 Печеви, 1988, с. 44.
  45. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 128.
  46. Печеви, 1988, с. 43—44.
  47. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 61.
  48. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 62,129.
  49. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 62.
  50. Печеви, 1988, с. 45.
  51. 1 2 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 63.
  52. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 63,134.
  53. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 64, 135-136.
  54. Эвлия Челеби, 1983, с. 82.
  55. 1 2 3 Всемирная история, 1999.
  56. 1 2 3 4 5 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 66—67.
  57. 1 2 Печеви, 1988, с. 47—48.
  58. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 67—68.
  59. Danişmend, 1972, p. 56—57.
  60. 1 2 Türk, 2000.
  61. 1 2 3 İnalcık, 1991.
  62. 1 2 3 4 İpşirli, 2002.
  63. Шараф-хан, II том, 1976, с. 261.
  64. Орудж-бек, 2007, с. 103—104.
  65. Eskandar Beg, 1930, p. 386.
  66. 1 2 Орудж-бек, 2007, с. 104.
  67. Шараф-хан, II том, 1976.
  68. Христофер Бэрроу, 1937, с. 276.
  69. 1 2 Печеви, 1988, с. 55.
  70. Hammer, 1836, p. 112.
  71. Печеви, 1988, с. 54.
  72. Печеви, 1988, с. 58.
  73. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 73.
  74. Смирнов, 1887, с. 437—438.
  75. 1 2 Смирнов, 1887, с. 438.
  76. Печеви, 1988, с. 58—59.
  77. Смирнов, 1887, с. 338—440.
  78. Смирнов, 1887, с. 441.
  79. Смирнов, 1887, с. 442.
  80. 1 2 3 Печеви, 1988, с. 62.
  81. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 78—79.
  82. 1 2 3 4 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 80—81.
  83. 1 2 3 Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 81—82.
  84. Фарах, Рахимизаде, 2005, с. 83.
  85. Eskandar Beg, 1930, с. 443.
  86. Eskandar Beg, 1930, с. 444.
  87. Eskandar Beg, 1930, с. 447.
  88. Печеви, 1988, с. 64.
  89. Peçevî, 1982, s. 44.
  90. Danişmend, 1947, s. 30.
  91. Minadoi, 1595, p. 124—125.
  92. Erel, 1961, s. 97.
  93. Peirce, 1993, p. 69.
  94. Орудж-бек, 2007, с. 99.
  95. Minadoi, 1587, p. 124—125.

ИсточникиПравить

ЛитератураПравить