Открыть главное меню

Примат папы Римского (лат. primatus Papae) — католическая доктрина, касающаяся значения и авторитета епископа Рима по сравнению с другими епископами христианской церкви. Наряду с вопросом о Филиокве, различия в интерпретации этой доктрины является основным источником разногласий между католичеством и православными церквями. В некоторых восточных церквях за папой Римским признаётся только почётное право быть «первым среди равных», не считая, что это даёт ему какую-либо власть. В других церквях признаётся вытекающая из этого права власть выражать, олицетворять и осуществлять в одном епископе власть всей церкви. Римско-католическая церковь считает примат папы «полной, высшей и всеобщей осуществляемой беспрепятственно властью над всей Церковью». Эта власть также принадлежит коллегии епископов[en], находящейся в единении с папой. Власть, приписываемая папе в связи с его приматом, имеет некоторые ограничения.

В 2007 году Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православной Церковью был одобрен так называемый «Равеннский документ», в котором сказано, что хотя исторически епископ Рима был первым среди патриархов, стороны по-разному интерпретируют исторические свидетельства той эпохи, касающиеся прерогатив Римского епископа как первого.

«Развитие доктрины»Править

На состоявшемся в 1981 году заседании Англиканско-католической международной комиссии[en] было установлено, что Римско-католическая церковь признаёт, что «тексты Нового завета не дают достаточной основы для догмата о примате папы» и они «не содержат явного указания о передаче главенства Петру»[1]. Согласно принятой в ней точке зрения, эта доктрина претерпела развитие[en] подобно учениям о Троице, божественности Христа и ипостасному соединению природ в нём в результате вывода следствий из данной в откровении истины, которые не были видны изначально. Согласно Катехизису Католической церкви, «Благодаря помощи Святого Духа, понимание как сути, так и слов наследия веры может расти в жизни Церкви через созерцание и исследование верующими, которые хранят их в своем сердце», в частности путём богословских исследований[2]. Соответственно этому, было бы ошибкой ожидать найти доктрину о примате папы в ранней церковной литературе и на основании этой причины отказать ему в исторической обоснованности. Согласно католической точке зрения, положение папы как главы вселенской церкви складывалось постепенно, как не было во времена апостолов епископов как лидеров местной христианской общины. Таким образом, христианские тексты, не содержащие явные ответы на множество вопросов, таких как «возможно ли отпущение грехов после крещения» или «следует ли крестить детей» постепенно становятся более понятными в свете относящихся к этому событий. Относительно данного догмата кардинал Дж. Ньюмен отметил, что «развитие христианских идей заведомо находится в созерцании Божественного Автора, аналогично тому как мы делаем вывод о наличии разума в системах физического мира. В любом случае, его [развития] необходимость и наличие являются доказательством плана видимого творения, то же относится и к разрывам, если такое слово может быть употреблено, в структуре исходной веры Церкви, которые делают возможными чтобы эти развития, возрастающие из лежащей вокруг истины, были предназначены заполнить их»[3].

Догматическое обоснованиеПравить

Главенство апостола ПетраПравить

Основная статья: Главенство апостола Петра[en]

Согласно учению католической церкви первенство папы римского следует из того, что папа является преемником апостола Петра, относительно которого католическая церковь утверждает, что он являлся главой апостолов Иисуса Христа[4]. Данное утверждение отрицается православными церквями, в частности Русской православной церковью, согласно учению которых главенство Петра не предполагает какой-то власти, и сводится только к праву на особый почёт[5]. В качестве обоснования главенства апостола Петра в католичестве указывают несколько евангельских текстов:

  • «Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Мф. 16:18)[6] и далее «и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах»(Мф. 16:19)[7]. Это высказывание неоднократно комментировалось Отцами Церкви начиная с Оригена. Основная идея многочисленных толкований сводилась к тому, что вера апостола Петра является основой христианской церкви[8].
  • «И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих». (Лк. 22:31–32)
  • «Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? [Петр] говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. [Иисус] говорит ему: паси агнцев Моих». (Ин. 21:15)

Первенство епископа РимаПравить

История вопросаПравить

Доникейский периодПравить

Роль Рима в качестве арбитраПравить

Николай Афанасьев считает, что уже в доникейский период авторитет свидетельства Римской Церкви был настолько высок, что принятие или отвержение Римом того или иного учения предопределяло решение прочих Церквей. Призвание Рима заключалось в выполнении роли арбитра, улаживающего спорные проблемы посредством свидетельства об истинности или ложности того или иного учения. Рим был подлинным цен­тром, куда сходились все, кто желал, чтобы их учение было принято сознанием Церкви. Свидетельство Римской Церкви значило больше любого юридического вердикта, поэтому, счи­тает Афанасьев, известная латинская формула Roma locuta, causa finite могла появиться уже в те времена, когда власть Рима еще не приобрела силу закона. [9]

Споры о дате ПасхиПравить

Основная статья: Споры о дате Пасхи

В конце II века епископ Римский Виктор попытался решить cпоры о дате Пасхи путём отлучения епископов и паствы Малой Азии.[10] По мнению Афанасьева, во время так называемых Пас­хальных споров конца II века энергичные действия папы Вик­тора (189-198) все еще не выходят за границы обычной цер­ковной практики. Афанасьев указывает на то, что безапелляционное требование папы принять позицию Рима опира­лось на традицию подавляющего большинства Церквей. Цер­кви Малой Азии остались в изоляции после того, как все другие Церкви последовали требованию Виктора, однако было бы ошибкой говорить об их «отлучении»: в конце II столетия никто не считал возможным, чтобы одна Церковь могла отлучить другую.[9]

Спор между папой Стефаном и Киприаном КарфагенскимПравить

После преследований императора Деция в 250—251 годах возникли разногласия по вопросу о допустимости возвращения на свои посты испанских епископов, которые во время гонений приносили жертвы языческим божествам. Папа Стефан допускал возвращение отпавших через покаяние, а Киприан Карфагенский настаивал на принятие новациан через повторное крещение. Когда выяснилось различие, то папа Стефан стал требовать от Африканской церкви поступать по римской практике. В ответ на это Киприан, ранее подчёркивавший верховенство римского епископа среди прочих, созвал в Карфагене три собора, на которых принимается решение не признавать крещения еретиков и держаться существовавшей в Африке практики. Узнав об этом, папа пишет в Карфаген и еще раз требует принимать новациан только через покаяние, а также впервые ссылается на Мф. 16:18 в обоснование своего первенства.[9] С критикой папы Стефана выступили Дионисий Александрийский и Фирмилиан Кессарийский.[10]

По мнению Афанасьева, и Стефан, и Киприан вместе отошли от церковной традиции, причем Киприан в большей степе­ни, так как попытался установить лидерство над всей Церковью посредством своих Соборов, что явилось инноваци­ей. Афанасьев считает, что поведение Сте­фана было естественным и полностью отвечало приоритет­ной роли Римской Церкви, тем более что Испания находи­лась в сфере ее прямого влияния.[9]

Альтернативные точки зренияПравить

Протестантский взглядПравить

Тема папства и его авторитета является одной из главных отличий Католической Церкви от многих других христианских конфессий. Библия является единственным авторитетом в протестантском вероучении и богословии, и её толкование не связывается только с одним человеком. Важным документом протестантского неприятия догмата о примате папы является трактат "О власти и первенстве Папы", написанный 17 февраля 1537 года Филиппом Меланхтоном и подписанный всеми лютеранскими богословами.

Православный взглядПравить

Православная церковь никогда не имела и до настоящего времени не имеет единой административной структуры управления. До раскола 1054 года епископ Рима считался первым «по чести», но за ним не признавалось первенство власти. После 1054 года «первым среди равных» в ряду предстоятелей поместных православных церквей признается Патриарх Константинопольский, который с византийских времен носит титул «Вселенского», однако ни данный титул, ни первенство чести не дают Константинопольскому Патриарху никаких юрисдикционных прав вне пределов своего собственного Патриархата.[11]

Альтернативные мнения церковных соборовПравить

В течение первых трех столетий церковь разрешала возникающие вопросы посредством местных соборов, не запрашивая директив из Рима. Ни один из епископов Рима не председательствовал ни на одном Вселенском Соборе лично. Вместо него присутствовали его представители (легаты), которые занимали первое место «по чести», поскольку Рим был столицей империи.

  • 6 правило I Вселенского Собора постановило: «Да хранятся древние обычаи, принятые в Египте, и в Ливии, и в Пентаполе, дабы Александрийский епископ имел власть над всеми сими. Понеже и Римскому епископу сие обычно, подобно и в Антиохии, и в иных областях да сохраняются преимущества Церквей». Тем самым епископы Рима, Александрии и Антиохии были признаны равными в осуществлении своих полномочий в пределах своей территории.
  • II Вселенский собор: «Епископ Константинопольский ди имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что град сей есть Новый Рим» (3 правило).
  • IV Вселенский собор (451 года) дал следующую мотивацию этого решения: «Престолу ветхого Рима отцы прилично дали преимущество, поскольку это был царствующий град. Следуя тому же побуждению, и 150 боголюбезнейших епископов предоставили равные преимущества святейшему престолу Нового Рима, правильно рассудив, чтобы город, получивший честь быть городом царя и синклита и имеющий равные преимущества с ветхим Римом, и в церковных делах был возвеличен подобно тому, и был вторым после него» (28-е правило). Таким образом, первенство Римского епископа воспринималось восточными Отцами не как обусловленное преемством этого епископа от апостола Петра, а как основанное на политическом значении Рима как столицы империи. Точно так же, преимущества Константинопольского престола вытекали не из его древности (Иерусалимский, Александрийский и Антиохийский престолы были древнее) и не из каких-либо иных церковных предпосылок, а исключительно из политического значения Константинополя как «города царя и синклита». Лев Великий отверг 28-е правило собора, и оно никогда не признавалось Римской кафедрой.
  • VI Вселенский собор в 36 правиле определяет следующее: «Определяем, да имеет престол Константинопольский равные преимущества с престолом Древнего Рима».[12]

ПримечанияПравить

  1. AUTHORITY IN THE CHURCH II. The Holy See. Дата обращения 11 мая 2015.
  2. Катехизис Католической церкви, 93
  3. Misner, 1976, p. 72.
  4. Волконский, 1933, с. 133.
  5. Волконский, 1933, с. 53.
  6. Волконский, 1933, с. 53-69.
  7. Волконский, 1933, с. 69-74.
  8. Denny, 1912, pp. 29-34.
  9. 1 2 3 4 Проблема первенства в трудах протопресвитера Николая Афанасьева
  10. 1 2 Максим Козлов. Курс лекций по сравнительнмоу богословию. Глава 1.
  11. [https://azbyka.ru/otechnik/Ilarion_Alfeev/primat-i-sobornost-v-pravoslavnom-ponimanii Vитрополит Иларион (Алфеев). Примат и соборность в православном понимании: доклад на заседании Богословской комиссии Епископской Конференции Швейцарии, Базель, 24 января 2004 года]
  12. Николай П. Василиадис. Папский примат: Страшная екклезиологическая ересь

ЛитератураПравить

Первичные источникиПравить

ИсследованияПравить

на английском языке
на русском языке
  • Волконский А. М. Католичество и священное предание Востока. — Париж, 1933. — 435 с.
  • Заозерский Н. А. О церковной власти. — 1894. — 458 с.
  • Лебедев А. А. Разности православных и папистов в учении о Церкви. О главенстве папы. — Спб., 1903. — 393 с.
  • о. А. Мартен. Примат папы // Католическая энциклопедия. — М.: Издательство Францисканцев, 2007. — Т. III. — С. 1769-1771. — ISBN 978-5-91393-016-3.
  • Петрово служение / ред. В. Каспер. — М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея. — 285 с. — (Диалог). — ISBN 5-89647-113-0.
  • Смешанный православно-католический комитет во Франции. Первенство Римского епископа в общении Церквей. — Unité — Единство, 1998. — 122 с.
  • Шмеман А. Д. О понятии первенства в православной экклесиологии // Собрание статей 1947-1983. — М.: Русский путь, 2009. — С. 391-412. — ISBN 978-5-85887-300-6.
на французском языке
  • Emmanuel R. Doctrine de l'Église chaldéenne sur la primauté do saint Pierre // Revue de l'Orient Chrétien. — 1996. — Vol. 1. — P. 137-148.