Государство Сельджукидов

(перенаправлено с «Сельджукский султанат»)

Государство Сельджукидов (перс. دولت سلجوقیان‎; Dawlat-i Salcūqiān) или Сельджукская империя — государство, образованное в ходе завоеваний огузов-туркмен[10] во главе с династией Сельджукидов стран Ближнего и Среднего Востока, просуществовавшее с 1037 по 1194 годы.

империя, султанат
Государство Сельджукидов
перс. دولت سلجوقیان
Dawlat-i Salcūqiān
Государственный символ "Сельджукский сокол"[1][2]
Государственный символ "Сельджукский сокол"[1][2]
Seljuk Empire locator map.svg
 GhaznavidFlag attributed.svg
 Buyids 970.png
 SallaridMapHistoryofIran.png
 JustinianusI.jpg
1037 — 1194
Столица

Нишапур (1037-1043)
Рей (1043-1051)
Исфахан (1051-1118)
Хамадан (зап.) (1118-1194)

Мерв (вост.) (1118-1153)
Язык(и)
Официальный язык персидский, огузский язык и арабский
Религия ислам
Площадь 3 900 000 км² (на 1080 г.)[8][9]
Форма правления монархия
Династия Сельджукиды
Страны сегодня
Предшественники и преемники

Сельджук дал свое имя как империи, так и династии. Сельджуки объединили расколотый политический ландшафт восточного исламского мира и сыграли ключевую роль в первом и втором крестовых походах. Сильно персианизированные[11] в культуре[12] и языке[13], сельджуки также играли важную роль в развитии тюрко-персидской традиции, даже экспортируя персидскую культуру в Анатолию[14][15]. Расселение тюркских племен в северо-западных периферийных частях империи с военно-стратегической целью отражения вторжений соседних государств привело к постепенной тюркизации этих территорий[16].

ИсторияПравить

С 1038 по 1055 год сельджуки овладели Хорасаном, Хорезмом, Западным Ираном, Азербайджаном[17] и Ираком. Аббасидский халиф аль-Каим вынужден был признать Тогрул-бека (1038—1063) султаном и «царем Востока и Запада». Сельджукский султан считался наместником халифа, а сам халиф сохранял за собой только номинальный суверенитет и духовный авторитет. Столицей государства Тогрул-бека был город Рей.

При Алп-Арслане (1063—1072) и Мелик-шахе I (1072—1092) сельджуки завоевали Армению, почти всю Малую Азию, а затем — Сирию и Палестину. После овладения Грузии, Ширвана и Мавераннахра их правители стали вассалами сельджукских султанов. Наибольшего военно-политического могущества Великая Сельджукская империя достигла при Мелик-шахе[18].

С конца XI века Сельджукская империя стала клониться к упадку. Основной причиной упадка стали: первый крестовый поход, из-за которого империя утратила Грузию, Ширван, прибрежные части Малой Азии, часть Сирии и Палестину; рост феодальной раздробленности и сепаратистские стремления вассалов. При Тогрул-беке были выделены обширные уделы членам Сельджукского рода, некоторые из которых со временем превратились в фактически самостоятельные султанаты: Керманский, 1041—1187; Сирийский, 1074—1117; Конийский (или Румский) 1077—1307[18].

Султаны раздавали знати и рядовым воинам военные лены — икта, что давало возможность султану удерживать власть. В конце XI века завершились большие завоевания, приносившие знати новые земли и военную добычу, что привело к изменению политической ситуации в стране. Знать начала стремиться превратить свои владения в юридически наследственные, а свою власть над райятами — в неограниченную; владетели крупных ленов поднимали мятежи, добиваясь независимости (Хорезм в 1-й половине XII века). В сложившейся ситуации султан стал искать для себя опору в иранской чиновной знати, заинтересованной в существовании сильного государственного аппарата и сильной централизованной власти, однако эта попытка возродить староиранскую традицию централистской политики потерпела неудачу[18].

После смерти Мелик-шаха Великая Сельджукская империя была охвачена междоусобиями; султанский престол последовательно переходил от одного сына Мелик-шаха к другому: Махмуду (1092—1094), Баркияруку (1094—1104), Мелик-шаху II (1104—1105) и Мухаммеду (1105—1118) приходилось бороться не только со знатью, но и с движением исмаилитов. В 1118 году султанат был разделён между сыном Мухаммеда — Махмудом и его дядей — Санджаром: первому достался Иракский султанат (Западный Иран, Ирак и Азербайджан) со столицей в городе Хамадан, второму — Хорасан, Хорезм и Мавераннахр со столицей в городе Мерв.

После вторжения в Среднюю Азию каракитаев все области к востоку и северу от Амударьи были потеряны для Сельджукской империи. В 1153 году восстали кочевавшие близ города Балха огузы, которые разбили войско выступившего против них Санджара и взяли в плен его самого; вслед за тем балхские огузы подвергли опустошению Хорасан. Завоевания Хорезм-шаха Текеша положили конец Иракскому султанату. Последний остаток распавшейся империи — Конийский султанат просуществовал до начала XIV века[18].

Завоевание большей части Ближнего Востока тюрками-Сельджуками из Центральной Азии в XI веке имело глубокое последствие на культуру и демографию региона, в то время как жестокость вторгнувшихся ужасала свидетелей-современников, и мусульман, и христиан. Распространенный в ту эпоху хадис гласит, что Аллах сказал:

«У меня есть армия, которую я назвал тюрками, и я поселил их на Востоке. Когда я гневаюсь на людей, я посылаю на них тюрков».

Тюрки были известны в центральных землях Ислама и раньше, в частности, в качестве воинов в армиях Аббасидских халифов. Однако именно эти вторжения Сельджуков послужили началом заселением большей части Анатолии, Кавказа и северного Ирана тюркским населением, несмотря на то, что ещё больше тюркских иммигрантов прибыло в регион в монгольскую эпоху, завершив его этническую трансформацию. Нашествие Сельджуков также имело глубокие последствия для Византийской империи. Несмотря на то, что она довольно успешно защищала себя в течение веков боевых действий против персов и затем арабов, она уступит большинство своих анатолийских земель тюркам в течение нескольких десятилетий[19].

Завоевание Южного КавказаПравить

Алп-Арслан, сын Чагры-Бека, значительно расширил владения Тогрула, добавив Армению и Грузию в 1064 году и вторгшись в Византийскую империю в 1068 году, от которой он присоединил почти всю Анатолию[20]. Решительная победа Алп-Арслана в битве при Манцикерте в 1071 году эффективно нейтрализовала сопротивление Византии тюркскому вторжению в Анатолию[21]. Хотя грузины смогли оправиться от нашествия Алп-Арслана, закрепив за собой фему Иверия. Уход Византии из Анатолии привел Грузию к более непосредственному контакту с сельджуками. В 1073 году сельджукские эмиры Гянджи, Двина и Дманиси вторглись в Грузию и были разбиты Георгием II, который успешно взял крепость Карс[22]. Ответный удар Сельджука Амира Ахмада нанес поражение грузинам при Квелисцихе[23].

Великие СельджукиПравить

Великими Сельджукидами были: Тогрул-бек (1038-63), Алп-Арслан (1063-72), Мелик-шах I (1072-92), Махмуд (1092-94), Баркиярук (1094—1104), Мелик-шах II (1104—1105), Мухаммед (1105-18), Санджар (1118-57)[24].

Имя Годы правления Примечание
Тогрул-бек 1038—1063 Вместе со своим братом Чагры-беком возглавлял сельджукское объединение кочевых огузов (туркоманов). Первоначально служил в армии тюркского государства Караханидов, после разгрома которого закрепился в Хорезме. Оттуда в 1028 предпринял завоевание Мерва и Нишапура, где в 1038 короновался султаном. К этому времени его государство включало в себя также Бухару, Балх и Газни. В 1040 году в битве при Данданакане Тогрул-бек разгромил войско султана Масуда Газневи; между 1040 и 1055 завоевал Хорезм, большую часть Ирана, Азербайджан, Ирак; в 1049 начал завоевание Армении. В 1055 году захватил Багдад и до 1058 года правил Ираком. Аббасидский халиф ал-Каим был вынужден дать Тогрул-беку титул султана, а затем — «царя Востока и Запада».
Алп-Арслан 1063—1072 Алп-Арслан был очень сильным и смелым человеком. Он также отличался благородством и благочестием. Он вёл аскетический образ жизни, и ему были присущи простой вкус и искренность. Также он отличался огромным великодушием и щедростью по отношению к своим подданным, раздавал большие средства бедным и помогал нуждающимся. Вместе с тем он был очень строг к служащим своего государства, и если узнавал, что кто-либо из них был несправедлив с подданными, то строго наказывал в пример другим. После того как Алп Арслан взошёл на престол, он казнил бывшего визиря Тугрулбека и назначил визирем Низам аль-Мулька. При этом султан практически полностью передал в его руки внутреннее управление государством, а сам занялся борьбой против внутренних и внешних врагов молодого государства.
Мелик-шах I 1072—1092 В самом начале своего правления Мелик-шах подавил мятеж своего дяди Кавурда и казнил его. Во время его правления были захвачены Северная Сирия и часть Палестины. В 1079 году состоялся поход в Грузию и Армению. Кроме военной деятельности, Мелик-шах занимался и восстановлением разрушенных и разорённых после войн и восстаний районов проживания его подданных. При дворе процветали искусство и поэзия, а также наука. При Мелик-шахе была проведена реформа календаря, созданы высшие школы в Герате, Багдаде, учёным оказывалось всяческое покровительство. Будучи ортодоксальными суннитами, султаны осуществляли преследования шиитов, в частности, исмаилитов Хасана ибн Саббаха. Султан был похоронен рядом с могилой своего отца Алп -Арслана в Мерве. После смерти Мелик-шаха началась борьба за власть между его сыновьями.
Махмуд 1092—1094 После смерти Малик-шах I начался быстрый распад империи: обособился Конийский султанат Кылыч-Арслана I, затем Сирийский Тутуша и Кирманский. В Хорезме стала быстро усиливаться вассальная династия Ануштегинидов, а в Хорасане восстал сын Алп-Арслана, Арслан-Аргун. В условиях распада государства, вдова Малик-шаха Тархан-хатун сосредоточила власть в своих руках и провозгласившей султаном своего 4-летнего сына Махмуда I. Тархан-хатун двинулась из Багдадан в Исфахан, где находился сын Малик-шаха от другой жены — 12-летний Беркиярук. Беркиярук бежал в Рей и здесь был провозглашён султаном. В 1093 г. войска Тархан-хатун потерпели поражение под Баруджердом, а в 1094 г. были окончательно разбиты. Вскоре умерла Тархан-хатун, а затем скончался и Махмуд. Причиной смерти маленького султана стала оспа.
Баркиярук 1094—1104
Мелик-шах II 1104—1105
Мухаммад 1105—1118 Взошёл на багдадский трон Сельджукской империи как преемник своего племянника, Мелик-шаха II. Номинально был главой династии, хотя его брат, Ахмед Санджара в Хорасане обладал большей властью на протяжении всего его правления.
Санджар 1118—1157 Последний представитель ветви Великих Сельджуков, был одним из младших сыновей Малик-шаха I от наложницы-рабыни. Санджар участвовал в войнах за наследство против Махмуда I, Баркиярука, Малик-шаха II и Мухаммада I. С 1097 года Санджар стал правителем большей части Персидской империи, а его столица находилась в Нишапуре. Ряд правителей восстал против него, что привело к расколу Великой Сельджукской империи. В 1118 году, после смерти последнего из сводных братьев Санджара, владения Сельджуков были официально разделены. В 1141 году предпринял поход против каракитаев. Захвачен туркменами-кочевниками в 1153 году и находился в плену до 1156 года, когда он смог бежать. В следующем году Санджар умер от дизентерии и был похоронен в Мерве.

КультураПравить

ПримечанияПравить

  1. Diana Darke "Eastern Turkey". стр.97
  2. Jonathan Osmond, Ausma Cimdin̦a "Power and Culture: Identity, Ideology, Representation" стр.62-63
  3. "Persian Prose Literature." World Eras. 2002. HighBeam Research. (3 September 2012);

    "Princes, although they were often tutored in Arabic and religious subjects, frequently did not feel as comfortable with the Arabic language and preferred literature in Persian, which was either their mother tongue—as in the case of dynasties such as the Saffarids (861–1003), Samanids (873–1005), and Buyids (945–1055)—or was a preferred lingua franca for them—as with the later Turkish dynasties such as the Ghaznawids (977–1187) and Saljuks (1037–1194) ". [1] Архивная копия от 2 мая 2013 на Wayback Machine

  4. 1 2 3 C.E. Bosworth, "Turkish Expansion towards the west" in UNESCO History of Humanity, Volume IV, titled "From the Seventh to the Sixteenth Century", UNESCO Publishing / Routledge, p. 391:

    "While the Arabic language retained its primacy in such spheres as law, theology and science, the culture of the Seljuk court and secular literature within the sultanate became largely Persianized; this is seen in the early adoption of Persian epic names by the Seljuk rulers (Qubād, Kay Khusraw and so on) and in the use of Persian as a literary language (Turkish must have been essentially a vehicle for everyday speech at this time).

    "
  5. 1 2 Introduction to Islamic Civilisation (неопр.) / Savory, R. M.. — Cambridge University Press, 1976. — С. 82. — ISBN 0-521-20777-0.
  6. Stokes, 2008, p. 615.
  7. Concise Encyclopedia of Languages of the World, Ed. Keith Brown, Sarah Ogilvie, (Elsevier Ltd., 2009), 1110; "Oghuz Turkic is first represented by Old Anatolian Turkish which was a subordinate written medium until the end of the Seljuk rule."
  8. Turchin, Peter; Adams, Jonathan M.; Hall, Thomas D. East-West Orientation of Historical Empires (англ.) // Journal of World-systems Research (англ.) : journal. — 2006. — December (vol. 12, no. 2). — P. 223. — ISSN 1076-156X.
  9. Rein Taagepera. Expansion and Contraction Patterns of Large Polities: Context for Russia (англ.) // International Studies Quarterly (англ.) : journal. — 1997. — September (vol. 41, no. 3). — P. 496. — DOI:10.1111/0020-8833.00053.
  10. Л.Н.Гумилев. История Востока (Восток в средние века). — «В эту борьбу оказались втянутыми и вожди огузских племен среднего течения Сырдарьи и предгорий Каратау. Они возглавили компактную группу племен, которые стали затем именоваться сельджуками. Свое название это объединение, состоявшее в основном из огузов и туркмен, получило по имени его предводителя Сельджука ибн Тугака.».
  11. * Encyclopaedia Iranica, "Šahrbānu", Online Edition: "here one might bear in mind that non-Persian dynasties such as the Ghaznavids, Saljuqs and Ilkhanids were rapidly to adopt the Persian language and have their origins traced back to the ancient kings of Persia rather than to Turkish heroes or Muslim saints ..."
    • Josef W. Meri, "Medieval Islamic Civilization: An Encyclopedia", Routledge, 2005, p. 399
    • Michael Mandelbaum, "Central Asia and the World", Council on Foreign Relations (May 1994), p. 79
    • Jonathan Dewald, "Europe 1450 to 1789: Encyclopedia of the Early Modern World", Charles Scribner's Sons, 2004, p. 24: "Turcoman armies coming from the East had driven the Byzantines out of much of Asia Minor and established the Persianized sultanate of the Seljuks."
  12. * C.E. Bosworth, "Turkmen Expansion towards the west" in UNESCO History of Humanity, Volume IV, titled "From the Seventh to the Sixteenth Century", UNESCO Publishing / Routledge, p. 391: "While the Arabic language retained its primacy in such spheres as law, theology and science, the culture of the Seljuk court and secular literature within the sultanate became largely Persianized; this is seen in the early adoption of Persian epic names by the Seljuk rulers (Qubād, Kay Khusraw and so on) and in the use of Persian as a literary language (Turkmen must have been essentially a vehicle for everyday speech at this time). The process of Persianization accelerated in the thirteenth century with the presence in Konya of two of the most distinguished refugees fleeing before the Mongols, Bahā' al-Dīn Walad and his son Mawlānā Jalāl al-Dīn Rūmī, whose Mathnawī, composed in Konya, constitutes one of the crowning glories of classical Persian literature."
    • Mehmed Fuad Köprülü, "Early Mystics in Turkish Literature", Translated by Gary Leiser and Robert Dankoff, Routledge, 2006, p. 149: "If we wish to sketch, in broad outline, the civilization created by the Seljuks of Anatolia, we must recognize that the local—i.e., non-Muslim, element was fairly insignificant compared to the Turkish and Arab-Persian elements, and that the Persian element was paramount. The Seljuk rulers, to be sure, who were in contact with not only Muslim Persian civilization, but also with the Arab civilizations in al-jazlra and Syria—indeed, with all Muslim peoples as far as India—also had connections with {various} Byzantine courts. Some of these rulers, like the great 'Ala' al-Dln Kai-Qubad I himself, who married Byzantine princesses and thus strengthened relations with their neighbors to the west, lived for many years in Byzantium and became very familiar with the customs and ceremonial at the Byzantine court. Still, this close contact with the ancient Greco-Roman and Christian traditions only resulted in their adoption of a policy of tolerance toward art, aesthetic life, painting, music, independent thought—in short, toward those things that were frowned upon by the narrow and piously ascetic views {of their subjects}. The contact of the common people with the Greeks and Armenians had basically the same result. [Before coming to Anatolia,] the Turkmens had been in contact with many nations and had long shown their ability to synthesize the artistic elements that thev had adopted from these nations. When they settled in Anatolia, they encountered peoples with whom they had not yet been in contact and immediately established relations with them as well. Ala al-Din Kai-Qubad I established ties with the Genoese and, especially, the Venetians at the ports of Sinop and Antalya, which belonged to him, and granted them commercial and legal concessions. Meanwhile, the Mongol invasion, which caused a great number of scholars and artisans to flee from Turkmenistan, Iran, and Khwarazm and settle within the Empire of the Seljuks of Anatolia, resulted in a reinforcing of Persian influence on the Anatolian Turks. Indeed, despite all claims to the contrary, there is no question that Persian influence was paramount among the Seljuks of Anatolia. This is clearly revealed by the fact that the sultans who ascended the throne after Ghiyath al-Din Kai-Khusraw I assumed titles taken from ancient Persian mythology, like Kai-Khusraw, Kai-Ka us, and Kai-Qubad; and that. Ala' al-Din Kai-Qubad I had some passages from the Shahname inscribed on the walls of Konya and Sivas. When we take into consideration domestic life in the Konya courts and the sincerity of the favor and attachment of the rulers to Persian poets and Persian literature, then this fact [i.e., the importance of Persian influence] is undeniable. With regard to the private lives of the rulers, their amusements, and palace ceremonial, the most definite influence was also that of Iran, mixed with the early Turkish traditions, and not that of Byzantium."
    • Stephen P. Blake, Shahjahanabad: The Sovereign City in Mughal India, 1639–1739. Cambridge University Press, 1991. pg 123: "For the Seljuks and Il-Khanids in Iran it was the rulers rather than the conquered who were "Persianized and Islamicized"
  13. * Encyclopaedia Iranica, "Šahrbānu", Online Edition: "here one might bear in mind that non-Persian dynasties such as the Ghaznavids, Saljuqs and Ilkhanids were rapidly to adopt the Persian language and have their origins traced back to the ancient kings of Persia rather than to Turkish heroes or Muslim saints ..."
    • O.Özgündenli, "Persian Manuscripts in Ottoman and Modern Turkish Libraries Архивировано 22 января 2012 года.", Encyclopaedia Iranica, Online Edition
    • Encyclopædia Britannica, "Seljuq", Online Edition: "Because the Turkish Seljuqs had no Islamic tradition or strong literary heritage of their own, they adopted the cultural language of their Persian instructors in Islam. Literary Persian thus spread to the whole of Iran, and the Arabic language disappeared in that country except in works of religious scholarship ..."
    • M. Ravandi, "The Seljuq court at Konya and the Persianisation of Anatolian Cities", in Mesogeios (Mediterranean Studies), vol. 25-6 (2005), pp. 157–69
    • F. Daftary, "Sectarian and National Movements in Iran, Khorasan, and Trasoxania during Umayyad and Early Abbasid Times", in History of Civilizations of Central Asia, Vol 4, pt. 1; edited by M.S. Asimov and C.E. Bosworth; UNESCO Publishing, Institute of Ismaili Studies: "Not only did the inhabitants of Khurasan not succumb to the language of the nomadic invaders, but they imposed their own tongue on them. The region could even assimilate the Turkic Ghaznavids and Seljuks (eleventh and twelfth centuries), the Timurids (fourteenth–fifteenth centuries), and the Qajars (nineteenth–twentieth centuries) ..."
  14. Grousset, Rene, The Empire of the Steppes, (Rutgers University Press, 1991), 574.
  15. Bingham, Woodbridge, Hilary Conroy and Frank William Iklé, History of Asia, Vol.1, (Allyn and Bacon, 1964), 98.
  16. *An Introduction to the History of the Turkic Peoples (Peter B. Golden. Otto Harrasowitz, 1992). pg 386: "Turkic penetration probably began in the Hunnic era and its aftermath. Steady pressure from Turkic nomads was typical of the Khazar era, although there are no unambiguous references to permanent settlements. These most certainly occurred with the arrival of the Oguz in the 11th century. The Turkicization of much of Azarbayjan, according to Soviet scholars, was completed largely during the Ilxanid period if not by late Seljuk times. Sumer, placing a slightly different emphasis on the data (more correct in my view), posts three periods which Turkicization took place: Seljuk, Mongol and Post-Mongol (Qara Qoyunlu, Aq Qoyunlu and Safavid). In the first two, Oguz Turkic tribes advanced or were driven to the western frontiers (Anatolia) and Northern Azarbaijan (Arran, the Mugan steppe). In the last period, the Turkic elements in Iran (derived from Oguz, with lesser admixture of Uygur, Qipchaq, Qaluq and other Turks brought to Iran during the Chinggisid era, as well as Turkicized Mongols) were joined now by Anatolian Turks migrating back to Iran. This marked the final stage of Turkicization. Although there is some evidence for the presence of Qipchaqs among the Turkic tribes coming to this region, there is little doubt that the critical mass which brought about this linguistic shift was provided by the same Oguz-Turkmen tribes that had come to Anatolia. The Azeris of today are an overwhelmingly sedentary, detribalized people. Anthropologically, they are little distinguished from the Iranian neighbors."
    • John Perry: "We should distinguish two complementary ways in which the advent of the Turks affected the language map of Iran. First, since the Turkish-speaking rulers of most Iranian polities from the Ghaznavids and Seljuks onward were already Iranized and patronized Persian literature in their domains, the expansion of Turk-ruled empires served to expand the territorial domain of written Persian into the conquered areas, notably Anatolia and Central and South Asia. Secondly, the influx of massive Turkish-speaking populations (culminating with the rank and file of the Mongol armies) and their settlement in large areas of Iran (particularly in Azerbaijan and the northwest), progressively turkicized local speakers of Persian, Kurdish and other Iranian languages"
    (John Perry. "The Historical Role of Turkish in Relation to Persian of Iran". Iran & the Caucasus, Vol. 5, (2001), pp. 193–200.)
    • According to C.E. Bosworth:
    "The eastern Caucasus came under Saljuq control in the middle years of the 5th/11th century, and in c. 468/1075-56 Sultan Alp Arslān sent his slave commander ʿEmād-al-dīn Savtigin as governor of Azerbaijan and Arrān, displacing the last Shaddadids. From this period begins the increasing Turkicization of Arrān, under the Saljuqs and then under the line of Eldigüzid or Ildeñizid Atabegs, who had to defend eastern Transcaucasia against the attacks of the resurgent Georgian kings. The influx of Oghuz and other Türkmens was accentuated by the Mongol invasions. Bardaʿa had never revived fully after the Rūs sacking, and is little mentioned in the sources." (C.E. Bsowrth, Arran in Encyclopædia Iranica)
    • According to Fridrik Thordarson:
    "Iranian influence on Caucasian languages. There is general agreement that Iranian languages predominated in Azerbaijan from the 1st millennium b.c. until the advent of the Turks in a.d. the 11th century (see Menges, pp. 41–42; Camb. Hist. Iran IV, pp. 226–228, and VI, pp. 950–952). The process of Turkicization was essentially complete by the beginning of the 16th century, and today Iranian languages are spoken in only a few scattered settlements in the area."
  17. Восток в средние века. III. Сельджукское завоевание и государства Сельджукидов
  18. 1 2 3 4 СИЭ, 1961—1976.
  19. A. Peacock. «Nomadic Society and the Seljuq Campaigns in Caucasia».
  20. Canby, Sheila R.; Beyazit, Deniz; Rugiadi, Martina; Peacock, A. C. S. Court and Cosmos: The Great Age of the Seljuqs (англ.). — Metropolitan Museum of Art, 2016. — ISBN 9781588395894.
  21. Princeton, University Dhu'l Qa'da 463/ August 1071 The Battle of Malazkirt (Manzikert). Дата обращения 8 сентября 2007.
  22. Battle of Partskhisi, Historical Dictionary of Georgia, ed. Alexander Mikaberidze, (Rowman & Littlefield, 2015), 524.
  23. Georgian-Saljuk Wars (11th-13th Centuries), Alexander Mikaberidze, "Conflict and Conquest in the Islamic World: A Historical Encyclopedia, Vol. I, ed. Alexander Mikaberidze, (ABC-CLIO, 2011), 334.
  24. СИЭ, 1961—1976, Сельджукиды.

ЛитератураПравить