Открыть главное меню

Джова́нни Батти́ста Бельцо́ни (итал. Giovanni Battista Belzoni; 15 ноября 1778, Падуя — 3 декабря 1823, Гато, ныне — Уготон[en], штат Эдо, Нигерия) — итальянский путешественник, авантюрист и расхититель гробниц, который стоял у истоков создания крупных коллекций египетского искусства в Западной Европе. По определению «Dictionary of National Biography[en]», не являясь учёным, он должен находиться в первых рядах первооткрывателей культуры Древнего Египта. Благодаря большому росту и силе известен также как «Великий Бельцони» (англ. Great Belzoni, итал. Il Grande Belzoni)[1].

Джованни Баттиста Бельцони
Giovanni Battista Belzoni
Фронтиспис английского издания Narrative of the operations and recent discoveries… in Egypt and Nubia (1820)
Фронтиспис английского издания Narrative of the operations and recent discoveries… in Egypt and Nubia (1820)
Дата рождения 15 ноября 1778(1778-11-15)
Место рождения Падуя, Венецианская республика
Дата смерти 3 декабря 1823(1823-12-03) (45 лет)
Место смерти Гато, Королевство Бенин
Подданство  Великобритания
Род деятельности путешественник, археолог
Супруга Сара Бэнни[en]
Commons-logo.svg Джованни Баттиста Бельцони на Викискладе

Родом из семейства падуанского цирюльника, в 1803 году переселился в Великобританию, где выступал силачом в цирковой труппе. В период наполеоновских войн с цирком странствовал по Голландии, Испании и Португалии. Далее Бельцони попытался сделать карьеру на Востоке, и в 1815 году был нанят Генри Солтом для перевозки крупных статуй из Египта. Поднявшись вверх по Нилу в 1817 году, Бельцони впервые открыл храмы Абу-Симбела, попутно он вступил к контакт с расхитителями гробниц из Курны[en] и Луксора, и смог приобрести несколько десятков неповреждённых папирусов и мумий. В Долине Царей Бельцони открыл гробницу Сети I. В 1818 году Бельцони впервые со времён средневековья вскрыл пирамиду Хефрена и побывал в её погребальной камере. В 1819—1820 годах Бельцони с женой-англичанкой побывал на побережье Красного моря и в оазисе Сива и Фаюме, после чего вынужден были покинуть Египет. Из собранных им предметов Бельцони смог организовать большую выставку древнеегипетского искусства в Лондоне в мае 1821 года. В 1822 году он отправился в Тимбукту и далее — на поиски истоков реки Нигер, но скончался от лихорадки, не достигнув цели[2].

В современной историографии к Дж. Бельцони сохраняется двойственное отношение. С одной стороны, он нанёс огромный урон древнеегипетским памятникам, в частности, используя взрывчатку при попытке проникновения в гробницы. Однако он первым стал систематически описывать и зарисовывать произведения египетского искусства. Его находки составили основу коллекций Британского музея, Туринского музея, Лувра, музеев Дорсета и Падуи. Также он был первым человеком, который проводил систематические раскопки в Гизе, Карнаке и Абу-Симбеле, отличаясь высоким для своего времени научным уровнем и осторожностью в датировках. Был награждён почётными медалями в Великобритании и в родном городе Падуя[2][3]. Научное издание описаний его путешествий увидело свет в 2001 году под редакцией Альберто Силиотти[en].

Содержание

Ранние годыПравить

 
Портрет Бельцони работы Яна Адама Круземана, 1824

Джованни Баттиста родился в Падуе 5 ноября 1778 года и был старшим сыном в семье цирюльника Джакомо Бельцони. Город тогда был частью владений Венецианской республики, однако семейство Бельцони происходило из Рима. В семье было ещё три брата — Антонио, Доменико и Франческо, однако Джованни Баттиста выделялся с раннего детства. Прежде всего, он был выше сверстников на голову, а сделавшись взрослым, для той эпохи считался настоящим гигантом. При этом он отличался соразмерным и атлетическим сложением и красивой внешностью, а также отличными умственными способностями. Братья немногим уступали ему в росте и атлетизме; современники утверждали, что этим они пошли в мать — Терезу (урождённую Пивато), — которую описывали как «отличавшуюся силой и сложением напоминающей статую»[4]. О росте Бельцони в зрелые годы существовали разные мнения, один из журналистов даже утверждал, что его рост составлял 7 футов (2 м 10 см), но это, несомненно, преувеличение. В сохранившемся испанском паспорте 1812 года указано, что рост его «превышал 6 футов» (180 см)[5].

О ранних годах Бельцони почти ничего не известно. В кратком предисловии к описанию своих путешествий, вышедшем в Лондоне, 37 лет своей жизни он уместил в четырёх предложениях. Судя по немногим косвенным данным, семейство было дружным, хотя мать постоянно страдала головными болями. Цирюльня Бельцони располагалась в районе Санта-Мария, недалеко от канала в Венецианскую лагуну на улице Паолотти, ныне носящей имя Бельцони. Место было оживлённым, лавка процветала, поэтому все братья перенимали отцовское ремесло[6]. До 13 лет Бельцони не покидал родного города, однако в 1791 году отец повёз сыновей на горячие воды в Ортоно; это совпало с чтением «Робинзона Крузо» и породило в юноше неодолимое желание расстаться с привычной жизнью. Через несколько дней он с братом Антонио бежал из дома, добрался до Феррары, но в силу безденежья братья были принуждены вернуться. Тем не менее, достигнув 16-летия, Джован Баттиста убедил отца позволить получить образование — в те времена исключительно духовное — и в 1794 году отправился в Рим. По мнению Стенли Мейеса, амбиции Бельцони были выше его реальных возможностей. В частности, он так и не овладел толком орфографией как итальянского, так и английского языков. В то же время у него несомненно был талант к механике, гидравлике и вообще техническим дисциплинам[7]. Согласно Айвору Хьюму, он мог бы гораздо лучше преуспеть в коммерческой школе[8].

О жизни Бельцони до того, как он добрался до Англии (между 1800—1803 годами), известно очень мало. Позднее он утверждал, что изучал в Риме гидравлику, что, вероятно, означает, что он поддерживал работоспособность римских фонтанов. Другая легенда гласила, что когда французы вошли в Рим (в 1798 году), Бельцони поручили выкопать колодец, что он с успехом и проделал. Вероятно, он хотел вступить в Орден капуцинов, однако эту легенду биографы подвергают сомнению, поскольку столь активный человек, как Бельцони, вряд ли нашёл бы себя в монастыре. Возможно, что он пытался таким образом скрыться от мобилизации. Никаких документальных свидетельств о его монашестве не сохранилось. По сообщению лично знавшего его английского журналиста Реддинга, Джован Баттиста Бельцони побывал в Париже, далее вернулся в отчий дом, и вместе с братом Франческо отправился в Нидерланды, где рассчитывал на карьеру инженера-гидравлика[9][10]. Согласно Марко Дзаттерину, пребывание в Падуе оказалось кратким, далее Бельцони некоторое время работал на каналах Венеции, и около 1801 года завербовался в армию в Ганновере. После Амьенского мира он оказался в Амстердаме, где рассчитывал найти работу. Сохранилось его письмо от ноября 1802 года, в котором Бельцони свидетельствовал, что перенёс тяжёлую болезнь, однако был полон оптимизма и призывал братьев присоединиться к нему. Впрочем, в следующем послании он заявлял, что перебирается в Лондон[11]. Вероятно, это произошло потому, что после 1802 года британские джентльмены возобновили традиционный для их круга Grand Tour по Франции и Италии; братья Бельцони могли прийти к выводу, что в спокойной и богатой Англии они будут востребованы как инженеры или в ином качестве[12].

Цирковой атлетПравить

ДебютПравить

 
Джованни Баттиста Бельцони в образе «Патагонского Самсона». Гравюра Бенедикта Антония ван Ассена, 1804

Практически сразу после переезда в Лондон братья Бельцони заключили контракт с цирковым антрепренёром Чарльзом Дибдином-младшим[en]. Вероятно, они познакомились в Амстердаме, поскольку крайне маловероятно, чтобы Джованни Баттиста и Франческо рассчитывали с нуля пробиться в столице Англии без рекомендаций или каких-либо перспектив. Из письма родителям от ноября 1802 года следует, что братья работали в порту или на рынке; вероятно, они могли быть заняты не только в коммерции, но и в ярмарочных увеселениях. В конце зимы 1803 года Ч. Дибдин стал акционером и управляющим театра «Садлерс Уэллс[en]», в котором поставил более 200 спектаклей — почти все успешные. Дибдин оценил таланты итальянских комедиантов, и ставил не только лёгкие пьесы, но и различные шоу, в которых публику привлекали пиротехнические или гидравлические спецэффекты. У Дибдина выступал знаменитый клоун Джузеппе Гримальди (его биографию написал Диккенс) и акробат Джек Болонья. Возможно, что Бельцони свёл с Дибдином некий Морелли — маклер из итальянского землячества в Лондоне. Уже летом 1803 года афиши с именем гиганта Бельцони рекламировали очередное представление; чтобы не смущать ксенофобски настроенную британскую публику, фамилию пришлось упростить: Bòlson[13]. Дибдин не был чужд культуре и дружил с сотрудником Британского Музея преподобным Томасом Морисом, который иногда подавал ему идеи для шоу; иногда афиши печатались на греческом или арабском языках. Видимо, подобным образом появилась идея представить Джован Баттисту Бельцони как «Патагонского Самсона»[14].

 
Человеческая пирамида — коронный цирковой номер Джованни Бельцони. Акварель Ричарда Нормана 1809 года

В общем, данные о пребывании Бельцони в шоу также скудны, поскольку сам он впоследствии стыдился этого занятия; его переписка тех лет не сохранилась. В мемуарах Дибдина, опубликованных в 1826 году, сообщается, что он нанял итальянца как грузчика в труппе и силача на арене. Убедившись в наличии у него актёрского дара, Бельцони был занят в роли великана, предводителя людоедского племени, лесного дикаря, и т. д. Поскольку он говорил по-английски с сильным акцентом, для простой публики это добавляло достоверности. 15-летний Франческо был нанят ковёрным клоуном, но его имя на афишах не печатали. Дебют состоялся в первый понедельник после Пасхи — 11 апреля 1803 года; шоу длилось около пяти часов (публику пускали в театр за час до начала), сидячее место стоило 4 шиллинга, стоячее — два, а место в галёрке в последний час — за полцены. Для поднятия настроения публики подавали белое или красное вино по шиллингу за пинту[15]. Айвор Хьюм полагал, что не следует рассматривать карьеру Бельцони в Англии по аналогии с образом Эмиля Янингса в фильме «Голубой ангел», поскольку он был в первую очередь прагматиком, и стремился побольше заработать и адаптироваться в новой для себя стране и культуре[16]. Самым эффектным номером Бельцони была человеческая пирамида, когда он брал в руки железную раму в виде канделябра, на которую забиралось до 12 членов труппы: публику поражало, как атлет без видимых усилий держал на себе людей суммарным весом в три четверти тонны и обходил с этим грузом арену[17]. Сохранилась примитивистская акварель некоего Ричарда Нормана, на которой запечатлён номер Бельцони. Силач был запечатлён держащим 11 униформистов в восточных костюмах[18].

Несмотря на многообещающий дебют, через три месяца выступлений братья Бельцони расторгли контракт с Дибдином. Причины этого неизвестны. Во всяком случае, с 23 августа по 3 сентября 1803 года Бельцони в образе Патагонского Самсона развлекал публику на знаменитой ярмарке Сент-Бартоломью в Смитфилде; его человеческую пирамиду запечатлел знаменитый Крукшенк[19]. После её закрытия итальянец ездил по ярмаркам всей страны, добравшись до Эдмонтона в Шотландии. Выступая в Королевском Театре 9 января (или — по другим данным — 26 декабря) 1804 года, Бельцони представил новое представление с подсвеченными фонтанами, для которого сам спроектировал и построил гидравлические приспособления[20][21].

Женитьба и артистические странствияПравить

 
Одно из немногих изображений Сары Бельцони. Раскрашенная гравюра из издания «Fruits of Enterprise Exhibited in the Travels of Belzoni in Egypt and Nubia», 1841

В автобиографическом очерке Бельцони с предельной лаконичностью сообщал, что женился вскоре после переезда в Англию. Его жена — Сара — во многих отношениях была особой, опередившей своё время или, во всяком случае, не вписывающаяся в обиходные представления о георгианской эпохе. Не существует никаких свидетельств о её происхождении, и времени и обстоятельств встречи с Джованни Баттистой. Сильно разнятся даже описания её внешности: в Dictionary of National Biography она описана как «достойная пара своему супругу» и обладательница «пропорций амазонки». Диккенс, встречавшийся с Сарой Бельцони в 1851 году, напротив, описывал её как изящную даму. Он же утверждал, что они познакомились во время выступления Бельцони в Эдинбурге, там же их встретил Генри Солт, который устроил ангажемент, позволивший заключить брак. С тех пор, в представлении с пирамидой Сара в костюме Купидона венчала конструкцию и размахивала красным флагом. Однако эти сведения недостоверны, поскольку в эдинбургском цирке Этли (Astley) Бельцони работал три недели в 1805 году, а Солт в 1802—1806 годах вообще находился за пределами Британии[22][23].

К моменту замужества Саре было около 20 лет, но она полностью сформировалась как личность. Судя по описаниям, она не была мужеподобной, несмотря на то, что она полностью разделяла с Бельцони все тяготы кочевой жизни циркового артиста, а затем и путешественника по отдалённым странам. Она неизменно проявляла интерес к психологии и семейной жизни женщин Палестины и Египта, и легко налаживала контакт с арабскими женщинами, несмотря на плохое знание языка. Согласно описанию Сайруса Реддинга, внешне Сара ничем не выделялась среди английских простолюдинок, если не считать огромного природного ума и роста несколько выше среднего. Девичья фамилия Сары дискутируется: Бэрри или Бэнни (Barre или Banne)[22][24].

БиографияПравить

Воспитывался в Риме, подготавливаясь к духовному званию, но вскоре обратился к занятию механикой, в особенности гидравликой, и потом жил в Голландии, Англии, Лиссабоне, Мадриде.

В 1815 году получил приглашение строить гидравлическую машину в Египте. После исполнения им этого поручения он занялся исследованием египетских древностей. Ему удалось перевезти статую так называемого младшего Мемнона (в действительности Рамзеса Великого) из окрестностей Фив в Александрию и впервые проникнуть в храм Абу-Симбела. В Долине царей (Бибан эль Молук) близ Фив он открыл многие важные катакомбы с мумиями, в числе их знаменитую гробницу Псамметиха, или Нехо, из которой он увёз великолепный алебастровый саркофаг, украшающий теперь музей имени сэра Джона Соуна. Упомянутая статуя «Мемнона» и в основном другие привезённые им в Европу египетские древности выставлены в Британском музее. Но самым блестящим предприятием Бельцони было открытие погребальной камеры пирамиды Хефрена. Покушение на его жизнь принудило его, однако, покинуть Египет.

До своего отъезда он предпринял ещё одно путешествие к берегу Красного моря, во время которого открыл смарагдовые копи в Цубаре и развалины древней Вереники, а отсюда направился в оазис Сиву для исследования развалин храма Амона. В сентябре 1819 года он вернулся в Европу вместе со своей женой Сарой, которая во всех его поездках и странствиях мужественно его сопровождала.

Результаты своих исследований он изложил в сочинении «Narrative of the operations and recent discoveries etc. in Egypt and Nubia» (Лондон, 1821 года, с приложением одного тома, содержащего в себе 44 раскрашенных рисунка на меди).

В исходе 1822 года он предпринял путешествие внутрь Африки, в Тимбукту. В Бенине он серьёзно заболел, что вынудило его возвратиться в Гато, где он умер в 1823 году.

Оригинальные рисунки, открытые им в египетской царской гробнице, были изданы его женой (Лондон, 1829).

ПамятьПравить

Бельцони умер ещё до дешифровки египетских иероглифов и превращения египтологии в полноценную научную дисциплину. По словам Стэнли Мейеса, современники проявили к его действиям искренний интерес, в Англии его почитали как бесстрашного путешественника, преданного интересам Британской империи, несмотря на иностранное происхождение. Вальтер Скотт считал его «самым красивым гигантом», которого видел в своей жизни, а Диккенс отметил, что у него была не только «ясная голова», но и «крепость сердца», позволявшая реализовывать самые сложные замыслы[25]. Итальянский биограф — Марко Дзаттерин — отмечал, что до путешествия Бельцони египтология была экзотикой, занятием отважных путешественников отдалённого и недавнего прошлого; после его выставок она превратилась в надёжное средство познания прошлого. Бельцони тем самым сделался эталонным археологом «героической эпохи»[26]. Достаточно быстро археолог-авантюрист оказался забыт, хотя сохранились афиши египетской выставки в Бате 1842 года, на которых ещё значилось его имя[27]. Столетний юбилей Бельцони вызвал известную реакцию на его родине в Италии, однако Камилло Манфрони[it] констатировал, что труд составления биографии Бельцони должен взять на себя профессионал-египтолог, имеющий доступ к коллекциям Британского музея[25][28]. С. Мейес отмечал, что даже статьи в Dictionary of National Biography[en] и Британской энциклопедии были полны ошибок и неточностей[25]. Итальянское издание «Путешествий» Бельцони впервые вышло в 1825 году (в переводе с французского языка), до 1831 года вышло две его перепечатки — в Ливорно и Неаполе, после чего и на родине Бельцони настало забвение. Анонсированное в 1941 году научное итальянское издание отчёта Бельцони из-за войны так и не вышло; очередное переиздание было опубликовано в 1960 году в Падуе ограниченным тиражом. 200-летие со дня рождения Бельцони также ничем и нигде не было отмечено[29].

Новый этап в историографии Бельцони открылся в 1930 году: Эгидио Беллорини опубликовал популярную книгу «Джован Баттиста и его путешествия по Африке». В 1936 году в Падуе вышел капитальный труд Giovan Battista Belzoni alla luce di nuovi documenti под редакцией Луиджи Гауденцио, что дополнилось печатанием журналов и переписки современников Бельцони, особенно Бернардино Дроветти. Несколько книг, посвящённых Бельцони, вышли в 1950-е годы, из которых самой популярной оказалась биография С. Мейеса, которая переиздаётся и в XXI веке[29]. Во второй половине 1980 — начале 1990-х годов в Падуе вышли три биографии Бельцони (Луиджи Монтоббио, Джанлуиджи Перетти, Габриэле Росси Осмида), но их тираж был невелик, и они получили только локальное распространение[30][31].

После более чем векового перерыва выставка фиванских находок Бельцони прошла в 1930-е годы в Брюсселе. К 200-летию Бельцони в Городском музее Падуи были оформлены два выставочных зала, но значительная часть экспонируемых египетских древностей были переданы из Египетского музея в Турине, куда попали из коллекции Дроветти. В 2007 году выставка, посвящённая Бельцони, была проведена Археологическим музеем Болоньи. Общество Бельцони существует на Аляске и включено в Ассоциацию антропологов этого штата[32].

В 2005 году телеканал BBC One поставил докудраму «Египет: Вновь открытый утраченный мир[en]»; отдельная часть в двух сериях была посвящена «Великому Бельцони». В роли Джованни Бельцони — Мэтью Келли[en][33][34].

ПримечанияПравить

  1. Daniele Mont D'Arpizio. Il «Grande Belzoni», dal Portello alle piramidi. Università di Padova. Дата обращения 8 марта 2019.
  2. 1 2 Fagan, 2012, p. 201.
  3. BELZONI, Giovanni Battista (итал.). Dizionario Biografico degli Italiani — Volume 8 (1966). Дата обращения 8 марта 2019.
  4. Hume, 2011, p. 5.
  5. Mayes, 2003, p. 19.
  6. Zatterin, 2008, p. 17—19.
  7. Mayes, 2003, p. 21.
  8. Hume, 2011, p. 6.
  9. Hume, 2011, p. 6—7.
  10. Mayes, 2003, p. 22.
  11. Zatterin, 2008, p. 23—25.
  12. Hume, 2011, p. 10.
  13. Zatterin, 2008, p. 27—28.
  14. Mayes, 2003, p. 31—32.
  15. Zatterin, 2008, p. 31.
  16. Hume, 2011, p. 12.
  17. Mayes, 2003, p. 32.
  18. Mayes, 2003, p. 40.
  19. Hume, 2011, p. 13—14.
  20. Hume, 2011, p. 14.
  21. Zatterin, 2008, p. 36—37.
  22. 1 2 Hume, 2011, p. 15.
  23. Mayes, 2003, p. 56—57.
  24. Mayes, 2003, p. 57—58.
  25. 1 2 3 Mayes, 2003, p. 12.
  26. Zatterin, 2008, с. 11—12.
  27. Zatterin, 2008, с. 304.
  28. Zatterin, 2008, с. 12.
  29. 1 2 Zatterin, 2008, с. 305.
  30. Mayes, 2003, p. 13.
  31. Zatterin, 2008, с. 306.
  32. Zatterin, 2008, с. 306—307.
  33. Egypt — How A Lost Civilisation Was Discovered (англ.). BBC Home (17 October 2005). Дата обращения 14 марта 2017.
  34. Egypt (англ.) на сайте Internet Movie Database

СочиненияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить