Заградительный отряд

Заградительные формирования (под различными названиями и тактическими единицами — батальоны, группы, заставы, илы, комендатуры, отряды, фаланги и т. д.) — временные или постоянные (регулярные) воинские или парамилитарные подразделения, которые использовались в ходе войн с древних времён. Основной целью заградительных отрядов было предотвращение бегства с поля боя и отступления войск[1].

Jego program - polski plakat antybolszewicki 1920.jpg
Magnify-clip.png
Аллегорическое изображение Советской России — «тачанка» с надписью «Совнарком» и «Чрезвычайка» задом наперёд погоняет бурлаков. Китайский заградотрядовец с пулемётом позади запряжённых. Подпись: «В красной чрезвычайке — башкиры и китайцы» (явная отсылка к событиям Пугачёвского восстания, в которой мятежный военачальник так же в большом количестве собрал под свои знамёна башкир и другие азиатские народы). С плаката времён советско-польской войны

В строгом смысле этого слова, заградотря́д (сокр. от загради́тельный отря́д) — название специальных воинских формирований, созданных советским правительством и просоветскими режимами за рубежом на разных исторических этапах[2] (китайскими коммунистами во время гражданской войны в Китае,[⇨] республиканцами во время гражданской войны в Испании[⇨], монгольскими коммунистами в ходе советско-японских столкновений[⇨], северокорейскими коммунистами во время войны в Корее[⇨], а также в создававшихся в СССР иностранных формированиях), которые размещались позади собственных войск в ближнем прифронтовом тылу для «укрепления и поддержания воинской дисциплины», предотвращения бегства военнослужащих с поля боя, возвращения обратно в свои воинские части бежавших с поля боя или отставших от своих подразделений военнослужащих, а также решения второстепенных задач по охране прифронтового тыла[⇨]. Кроме того, в Вооружённых силах СССР в военное время действовала эшелонированная структура заградительных формирований различного подчинения (внутриармейского, комендантского и НКВД), дублирующие функции друг друга для подстраховки. В годы гражданской войны в России и в мирное время социалистического строительства заградотрядами именовались подразделения войск ОГПУ—НКВД и военизированные комсомольские рабочие дружины, целью которых была охрана колхозной и т. н. «социалистической собственности» — продовольственных складов и других стратегических запасов и заготовок, пресечение массового бегства колхозников в города, борьба с «кулаками», «мешочниками», «отходниками», «спекулянтами» и другими антисоветскими элементами при советской власти. Последние из указанных формирований действовали на просёлочных дорогах и на железнодорожном транспорте[⇨]. Согласно официальному разъяснению ФСБ: «Заградительные отряды в СССР являлись постоянными или временными воинскими формированиями, создававшимися для выполнения боевой или специальной задачи».[3]

В широком смысле заградительные воинские подразделения создавались в вооружённых силах различных государств, начиная с античности, в критических ситуациях для выполнения карательных функций (вплоть до смертной казни). Описываемые формирования, как правило, были либо по своему этническому составу, либо по каким-либо другим критериям отличны от основных сражающихся сил. На более современном этапе они могли также иметь различные наименования и разную ведомственную принадлежность: полевая жандармерия, войска по охране тыла и тому подобные[⇨].

Исторические аналоги заградительных формированийПравить

 
Персидское войско (современная историческая реконструкция)

Историк В. А. Артамонов отмечает наличие конных заградительных отрядов уже в античности[4].

Такие воины были ещё во времена греческого историка Ксенофонта. В своём произведении IV века до нашей эры «Киропедия» историк писал о задней шеренге во многонациональном войске персидского царя Кира Великого, в функцию которой входило: «ободрять тех, кто выполняет свой долг, сдерживать угрозами малодушных и карать смертью всех, кто вознамерится повернуть в тыл, вселять в трусов больше страха, чем враги». У того же Ксенофонта можно встретить и психологические зарисовки, в которых отношение к тем, кто во время боя поддаётся панике, достаточно однозначно: «Людская масса, когда она исполнена уверенности, вызывает неукротимое мужество, но если люди трусят, то чем больше их, тем более ужасному и паническому страху они поддаются». Здесь Ксенофонт определяет первейшую функцию задней шеренги — пресекать дезертирство на корню, когда люди ещё не поддались массовой панике. Аналогичные формирования в боевых порядках применял древнегреческий полководец Филипп Македонский (отец Александра Македонского)[5].

 
Монголо-татарские полчища захватывают Рязань

Монголо-татарские завоеватели во время своих завоевательных походов так же прибегали к формированию заградительных отрядов для удержания в повиновении своих многонациональных орд. Батыева рать, как и войско Чингисхана, была сформирована по следующему принципу. В авангарде наступающих сил ставились ударные части из покорённых народов: мадьяры, поляки, мордва, булгары, куманы и даже «измаильтяне» (мусульмане), практически обречённые на гибель в авангардном бою. Позади них наступали заградотряды из верных воинов[6].

Маршал Франции Монлюк ставил позади войск заградительный отряд, чтобы карать тех, кто покидал строй и бежал с поля битвы. Король Пруссии Фридрих II для подобных же целей использовал тыловые шеренги из унтер-офицеров. В России в годы Первой мировой войны создавались сначала казачьи заградительные отряды, действовавшие в конном строю, а затем и пешие пулемётные части, именовавшиеся «батальонами смерти»[5].

В целом, в новой и новейшей истории практика формирования заградительных отрядов нашла применение в Европе и Азии в ходе Наполеоновских войн, Тайпинского восстания и восстания няньцзюней, гражданской войны в США, Первой мировой войны и гражданской войны в России, эпохи милитаристов в Китае (1916—1928) и ряда других военных конфликтов[7][8].

Заградительные отряды в годы Первой мировой войныПравить

В годы Первой мировой войны на Восточном фронте для восстановления боевого порядка подобные меры были приняты и русскими командирами, хотя таких приказов от главнокомандующего и не поступало, командующие фронтами и армиями нередко требовали соответствующих жёстких мер (например, приказы командующих: 2-й армией генерала В. В. Смирнова от 19.12.1914, и 8-й армией генерала А. А. Брусилова от 05.07.1915). В итоге, на фронтах появились «батальоны смерти», которые отчасти выполняли своеобразные заградительные функции. Также практиковалось выделение в качестве заградотрядов и обычных, но более надёжных частей, с приказом открывать огонь по бегущим без приказа с позиций солдатам.[9]

Заградительные отряды в период становления советской властиПравить

В годы Гражданской войныПравить

Продовольственные заградотрядыПравить

В годы Гражданской войны (19181922) заградительными отрядами (или постами) назывались специальные формирования осуществляющих охрану продовольственных и других заготовок, борьбы с мешочничеством и спекуляцией. Заградотряды выставлялись в городах, на железнодорожных станциях, пристанях, шоссе. Создание заградотрядов происходило в условиях кризиса, разрухи и голода, особенно в промышленных центрах страны.

14 января 1918 года (27 января по новому стилю) СНК РСФСР принимает постановление «О мерах по улучшению продовольственного положения» написанное В. И. Лениным[10], в котором предлагается создание вооружённых отрядов для «самых революционных мер продвижения грузов, сбора и ссылке хлеба и т. д., а также для беспощадной борьбы со спекулянтами». На базе этих отрядов, создаваемых продовольственными и местными органами власти, создавались посты, выполняющие функцию заградотрядов.

Практика применения заградительных отрядов была официально легализована после принятия декрета СНК «О чрезвычайных полномочиях народного комиссара по продовольствию» (9 мая 1918 года) и декрета ВЦИК о создании Продотрядов (27 мая 1918 года).

Из-за отсутствия чёткой организации, и невозможности в условиях обостряющегося кризиса наладить контроль, деятельность заградотрядов зачастую принимала самоуправский характер, нарушающий положения центральных органов власти.

Определённый порядок в деятельность заградотрядов внесло положение СНК «О заградительных реквизиционных продовольственных отрядах, действующих на ж.-д. и водных путях» (4 августа 1918 года). Согласно ему право ставить продовольственные отряды на железной дороге и водных путях предоставлялось только Наркомпроду и губернским продотделам. Начальник заградотряда должен был иметь при себе письменное распоряжение органов Наркомпрода, подтверждающее его полномочия. Заградотряды могли осматривать все пассажирские и служебные вагоны (за исключением вагонов Госбанка и почтовых вагонов). Особо оговаривалось, что действия заградотрядов не должны нарушать железнодорожное и водное сообщение и лишь в крайних случаях им разрешалось задерживать пароходы и поезда, но не более чем на 1 час. Заградотряды имели право конфисковать продовольствие превышающее установленные нормы провоза в 20 фунтов на одного человека (около 8 кг). Для борьбы с злоупотреблениями начальник заградотряда был обязан выдать квитанцию на реквизированные продукты, которые подлежали оплате по твёрдым ценам. Заградотряды комплектовались людьми из частей Продармии, численность заградотряда обычно колебалась в пределах 5-15 человек.

С мая 1919 года части Продармия и заградотряды вошли в состав Войск ВОХР, а с сентябре 1920 года в войска ВНУС. 19 января 1921 года войска ВНУС и заградотряды были переданы в военное ведомство.

Ещё в декабре 1918 Наркомпрод выступил с предложением о ликвидации всех заградотрядов, кроме отрядов Наркомпрода и губернских продкомов. Но чёткий запрет всем органам власти, кроме Наркомпрода, выставлять заградотряды и реквизировать продукты питания, был принят СНК только 29 июня 1920.

Заградотряды были упразднены во второй половине 1921 года после введения нэпа.

Заградительные отряды ТроцкогоПравить

Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. Надо ставить солдата между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади.

О заградительных отрядах на фронтах гражданской войны пишет непосредственно сам Троцкий в книге «Вокруг Октября»[11].

По его инициативе в Красной армии была создана заградслужба (также именуемая «заградиловкой»), элементами которой стали такие формирования как заградпосты, заградроты и заградотряды, рядовой военнослужащий таких формирований назывался заградотрядовец[12]. В знаменитой Чапаевской дивизии тоже были заградотряды, но об этом стало известно лишь после краха советской системы[13], а в те годы, после окончания гражданской войны об этих заградительных формированиях и их роли в «укреплении Красной армии» в советской печати умалчивалось[12].

Организационно заградотряды и другие заградительные формирования того периода относились к частям особого назначения (ЧОН)[13], тесно взаимодействовали с ВЧК[2]. А формировали такие группы из бывших военнопленных австро-венгров, латышей, китайцев, и прочих «воинов-интернационалистов». Подчинялись эти «интернациональные отряды» не командирам частей, а политкомиссарам[14]. С 1921 года неразбежавшиеся «интернациональные отряды» находились в оперативном подчинении у военного командования[2]

Впервые о заградотрядах периода гражданской войны были кратко упомянуто в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (Москва, 1987) где они были названы «ленинскими»[12].

Во время советско-польской войныПравить

«За что воюют большевистский и польский солдат?», — плакат периода советско-польской войны. Китайские интернационалисты-заградотрядовцы и продотрядовцы внизу слева

Межвоенный периодПравить

В межвоенный период заградотряды действовали во многих внутренних и внешних конфликтах с участием советских войск.

КоллективизацияПравить

В ходе кампаний по раскулачиванию, борьбе с «мешочничеством» и с «хищениями урожая», в разнообразных «атаках на бесхозяйственность», весенних «битвах посева», летних и осенних «битвах за урожай» действовали заградительные отряды ОГПУ на транспорте и на просёлочных дорогах,[15] попутно с частями регулярной армии, направленными в глубинку под видом «учений».[16][17] С 1929 по 1933 гг., для подавления крестьянских выступлений и самовольного бегства крестьянства из колхозов наряду с заградотрядами ОГПУ задействовались части РККА, включая бронетехнику, — первые советские танки и бронемашины, — и боевую авиацию[18].

Голод 1932—1933 гг.Править

Как отмечает кандидат исторических наук Юлия Хмелевская, голод 1932—1933 гг. в СССР всячески замалчивался, а районы его распространения были оцеплены заградотрядами (также именовавшимися «отрядами по борьбе со спекуляцией»). Это делалось, чтобы не допустить беженцев в большие города и на индустриальные стройки, где работало много иностранных специалистов, среди которых было много американцев. Чтобы не допустить создания Помгола и Американской администрации помощи информацию о голоде скрывали от иностранцев всеми возможными способами, и ни о каком новом Помголе даже и речи не было, не говоря уже о зарубежной помощи[19].

Во время гражданской войны в КитаеПравить

Гоминьдан на этапе сотрудничества с СССР в годы эпохи милитаристов и гражданской войны в Китае по указанию советских наставников ввёл при воинских формированиях Национально-революционной армии заградотряды, в дальнейшем они стали постоянными спутником китайских войск и в последующих конфликтах, уже без участия советских кураторов (см. ниже Корейская война)[20].

Во время гражданской войны в ИспанииПравить

В ходе гражданской войны в Испании заградотряды были созданы при интербригадах после того как командующие Штерн и Вальтер направили в НКВД докладные о массовом бегстве их бойцов[21]. Пулемётные заградотряды действовали в оперативному тылу интербригад, также действовали заградотряды на дорогах. Чтобы пресечь проникновение анархистов или троцкистов на руководящие должности, начальниками заградительных отрядов старались повсюду ставить только своих проверенных людей[22].

Во время советско-японских пограничных столкновенийПравить

В ходе советско-японских пограничных столкновений 1938—1939 гг. на озере Хасан и Халхин-Голе заградотряды действовали в тылу советских войск и Монгольской народно-революционной армии[2].

Во время советско-финской войныПравить

Во время советско-финской войны также действовали заградотряды «для повышения наступательного порыва» частей Красной армии[23]. На создаваемые отряды возлагались следующие задачи: организация заслонов и застав, проведение облав в тылу действующей армии, задержание дезертиров. Каждый отряд имел численность в 100 человек. На участке наступления 14-й армии было создано 2 отряда; 9-й армии — 5 отрядов; 8-й армии — 8 отрядов; 13-й армии — 5 отрядов; 7-й армии — 7 отрядов. Приказ требовал создавать заградотряды из полков НКВД. Они должны были действовать на линии штабов дивизий в сторону фронта, и на линии штабов полков в секторе по обе стороны основной дороги на 5—10 километров[2].

По итогам анализа боевого опыта конфликтов межвоенного периода Начальник Главного управления политпропаганды РККА Лев Мехлис прямо заявил: «Опыт Хасана, Халхин-Гола и Финляндии показал, что заградительные отряды в военных условиях себя оправдали, поэтому надо принимать меры к тому, чтобы в военное время в действующих армиях на основных направлениях в тылу были заградительные отряды, подчинённые органам НКВД». После советско-финской войны создание и использование заградотрядов стало неписаной и необъявленной частью советской военной доктрины, а их подчинение органам НКВД свидетельствовало об определённом недоверии Сталина военному руководству и затрудняло взаимодействие частей и соединений с органами НКВД[2].

В годы Великой Отечественной войныПравить

В местечке «Маслова пристань» заградотряд отобрал у нас автоматы и карабины. Взамен дали по винтовке со штыком и по лому, а младший лейтенант из заградотряда в ярко начищенных сапогах, обвешанный ремнями и планшетками, произнёс примерно такую речь: «Здесь мы остановим немцев и здесь должно состояться новое Бородино. Ни шагу назад!». Но видно было, что он не верит, ни в этот рубеж, ни в собранных из разных отступающих частей солдат и офицеров.

— Из воспоминаний бойца 69-й армии художника Петра Токарева[24]

Заградотряды были организованы во всех советских фронтах Красной армии, сухопутных бригадах морской пехоты РККФ, при оборонительных крепостях и укрепрайонах, как отмечает В. Урбан, за кем в войну не шли заградотряды, — так это за подводными лодками[25]. Заградотряды вооружались пулемётно-артиллерийским и миномётным вооружением и действовали в ближнем прифронтовом тылу сражающихся войск. В тылу действовали заградительные комендатуры, опиравшиеся в своей деятельности на войска НКВД по охране тыла и истребительные батальоны. Но этим не исчерпывались «меры по укреплению военной дисциплины», то есть вмешательство НКВД в военные дела и внедрение чекистов в действующую армию и флот. Кроме самих заградотрядов и заградкомендатур для выявления «предателей» и «дезертиров», были приняты меры контрразведывательного характера по укомплектованию частей агентурно-осведомительным аппаратом, по новым штатам на каждую армию полагалось иметь по 400 оперуполномоченных СМЕРШ и агентурный аппарат — 30 осведомителей на батальон, то есть по 1 осведомителю на каждое отделение, таким образом обеспечивалось не только «дуло в спину», теперь «глаза и уши» НКВД были на самом низовом тактическом уровне[26]. Предназначение, как и сам факт существования заградотрядов в годы Великой Отечественной войны — отрицался официальной советской пропагандой. Сведения о заградотрядах входили в «Перечень сведений, запрещенных к опубликованию в открытой печати, в передачах по радио и телевидению»[27]. Упоминание заградотрядов в открытой печати, как и полного текста Приказа № 227 запрещалось цензурой даже в период гласности, по прошествии более чем 40 лет после окончания войны приказ ещё не был опубликован, публиковались лишь отдельные его фрагменты с общими фразами типа «Ни шагу назад!»[28], которые в советских изданиях трактуются однобоко и без каких-либо подробностей[29]. В советской художественной литературе заградотряды упоминаются крайне редко и только в послесталинское время[12]. В мемуаристике, чтобы избегать слово «заградотряд», употреблялись эвфемизмы «зелёные фуражки», «пограничники» за сходство полевой униформы заградотрядов с погранвойсками НКВД и вследствие того, что уцелевший личный состав фактически прекративших своё существование западных погранокругов был в массовом порядке влит в состав заградотрядов[30] (пограничниками были массово укомплектованы штатные подразделения, до того существовавшие только в конвойных и погранвойсках — заставы, которые теперь получили названия заградзаставы). Сведения о заградотрядах сталинского периода отсутствовали в советской справочной литературе, в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (Москва, 1987) рассказывается лишь о «ленинских» заградотрядах[12]. Историк А. М. Самсонов так охарактеризовал сложности, возникшие у него при публикации полного текста приказа в позднеперестроечное время: «Сейчас (1988) я в буквальном смысле воюю за то, чтобы в новом издании моей книги „Сталинградская битва“ полностью опубликовать знаменитый приказ № 227 наркома обороны СССР от 28 июля 1942 года, который в литературе называется „Ни шагу назад!“»[28]. Проблематика исследования заградительных формирований в советское время усугублялась тем, что эта тема долгое время являлась строжайшим табу, не только в документалистике и художественной литературе, но также и в обыкновенной популярной культуре, советская цензура тщательно следила за выходящими в свет произведениями на тематику военных лет. В сфере прозы и песенной лирики хрестоматийным примером является история борьбы Владимира Высоцкого с цензурой за запись и публичное исполнение песни о заградотрядах, которая так и не была записана на пластинку, хотя этому предшествовало упорное противостояние Высоцкого с цензурой, в котором ему удалось не раз победить цензоров и добиться выхода песен о штрафниках, братских могилах, расстрелах перед строем, бессмысленных «разведках боем» и прочих элементах невидимой обывателю «изнанки» войны, — в итоге не столько мысли поэта о самом явлении, сколько о его противостоянии с цензурой и объёме «сломанных копий» отразились в короткой строке в его песне на наболевшие темы: «Я не люблю, когда стреляют в спину…».[31][32] А полноценную песню без авторства об «ошибочном» уничтожении заградотрядом шедшего в походном строю подразделения, — «Эта рота, эта рота» (также под названиями «Оберечённые» и «Реквием»), — приписывают творчеству Высоцкого, оставшемуся без авторской подписи и ставшему общественным достоянием[33]. Даже после распада СССР «материалы о заградотрядах в Центральном архиве МО РФ хранятся за семью печатями и исследователям не выдаются»[29].

Начало Великой Отечественной войныПравить

В начале июля 1941 года Главный военный прокурор Красной армии В. И. Носов доложил сводку о чрезвычайных происшествиях в Красной армии за первые дни войны, где сообщалось, что в начале войны заградительные пункты отсутствовали, но к 6 июля 1941 года на фронте были созданы заградительные пункты и заградотряды. Начальник Генерального штаба РККА генерал армии Г. К. Жуков и Ставка ВГК рассматривали действия заградотрядов как необходимое условие для успеха ведения вооружённой борьбы[2]. Так, 10 июля 1941 года он по прямому проводу упрекал командующего Северо-Западного фронта генерал-полковника Ф. И. Кузнецова, что «истребительные отряды у Вас до сих пор не работают и плодов их работы не видно»[2].

Инструкция для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами

… § 4
Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами осуществляют следующие мероприятия:
а) организуют службу заграждения путём выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;
б) тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникёров, бежавших с поля боя;
в) всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;
г) всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;
д) в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;
е) приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в необходимых случаях перед строем;
ж) ведут количественный учёт всех задержанных и направленных в части и персональный учёт всех арестованных и осуждённых;

з) ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осуждённых, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части.

В сентябре 1941 года Сталин подписал директиву командующим войсками, где требовал «в каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов», но это средство тогда оказалось абсолютно негодным и не привело к прекращению массового бегства[12].

Практика и результаты использованияПравить

Официальная версия Альтернативная точка зрения
(полное отрицание) (частичное признание)
А. В. Пыльцын
генерал-майор
П. Н. Лащенко
Герой Советского Союза, генерал армии
Н. Н. Никулин[34]
ветеран Великой Отечественной войны
«Никаких заградительных отрядов позади нас не было. Шли мы в бой за Родину, как все». «Да, были заградительные отряды. Но я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере на нашем участке фронта. Уже сейчас я запрашивал архивные документы на этот счёт, таких документов не нашлось. Заградотряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были; наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты.

Скажу больше, фронт получал пополнение, естественно, необстрелянное, как говорится, пороху не нюхавшее, и заградительные отряды, состоявшие исключительно из солдат уже обстрелянных, наиболее стойких и мужественных, были как бы надёжным и сильным плечом старшего. Бывало нередко и так, что заградотряды оказывались с глазу на глаз с теми же немецкими танками, цепями немецких автоматчиков и в боях несли большие потери. Это факт неопровержимый».

«Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали „За Родину! За Сталина!“, как пишут в романах. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами. Остались у власти и сохранили силы другие — те, кто загонял людей в лагеря, те, кто гнал в бессмысленные кровавые атаки на войне. Они действовали именем Сталина, они и сейчас кричат об этом. Не было на передовой: „За Сталина!“. Комиссары пытались вбить это в наши головы, но в атаках комиссаров не было. Всё это накипь…

Войска шли в атаку, движимые ужасом. Ужасна была встреча с немцами, с их пулеметами и танками, огненной мясорубкой бомбежки и артиллерийского обстрела. Не меньший ужас вызывала неумолимая угроза расстрела. Чтобы держать в повиновении аморфную массу плохо обученных солдат, расстрелы проводились перед боем. Хватали каких-нибудь хилых доходяг или тех, кто что-нибудь сболтнул, или случайных дезертиров, которых всегда было достаточно. Выстраивали дивизию буквой „П“ и без разговоров приканчивали несчастных. Эта профилактическая политработа имела следствием страх перед НКВД и комиссарами — больший, чем перед немцами. А в наступлении, если повернешь назад, получишь пулю от заградотряда. Страх заставлял солдат идти на смерть. На это и рассчитывала наша мудрая партия, руководитель и организатор наших побед. Расстреливали, конечно, и после неудачного боя. А бывало и так, что заградотряды косили из пулеметов отступавшие без приказа полки. Отсюда и боеспособность наших доблестных войск.
Действия заградотрядов понятны в условиях всеобщего разлада, паники и бегства, как это было, например, под Сталинградом, в начале битвы. Там с помощью жестокости удалось навести порядок. Да и то оправдать эту жестокость трудно. Но прибегать к ней на исходе войны, перед капитуляцией врага! Какая это была чудовищная, азиатская глупость!».

Официальное письмо, адресованное в октябре 1941 г. Народному комиссару внутренних дел СССР Л. П. Берии заместителем начальника Управления Особых отделов НКВД СССР, комиссаром госбезопасности 3 ранга Соломоном Мильштейном, содержит сведения о задержанных заградотрядами в прифронтовой полосе, в небоевой обстановке.

С начала войны по 10-е октября с.г. (1941) особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из числа задержанных, арестовано 25 878 человек, остальные 632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.

В числе арестованных:

  • шпионов — 1505;
  • диверсантов — 308;
  • изменников — 2621;
  • трусов и паникёров — 2643;
  • распространители провокационных слухов — 3987;
  • других — 4371.
  • Всего — 25 878.

По постановлениям особых отделов и по приговорам военных трибуналов расстреляно 10 201 человек. Из них расстреляно перед строем — 3321 человек

В боевой обстановке, предотвращая панику, заградотряды уничтожили около 300 тыс. солдат и офицеров РККА[35], по одним данным. Другие историки указывают на меньшее число, например, Джейсон Лайл (англ.  Lyall), опираясь на труды Владимира Дайнеса, Вадима Телицына и Андрея Орлова, приводит данные о 158 тыс. убитых заградотрядами в период с 1941 по 1944 год[7]. Сложность подсчёта обусловлена в том числе и различной подведомственностью (армейские заградотряды и заградотряды НКВД, стрелковые роты НКВД). Кроме того происходили стычки из-за ошибки идентификации, когда за дезертиров принимались возвратившиеся из разведки мимо своих частей разведдозоры, — у советских войсковых разведчиков и десантников, которые действовали в тылу противника, не могло быть при себе документов (имеющиеся документы обязательным образом сдавались перед заброской или переходом через линию фронта)[источник не указан 553 дня], а кому-то красноармейскую книжку вовсе не вручали[30]:

Где перевязочная, толком не знали, указали направление до проселочной дороги. Отсюда шёл в рост, опираясь на винтовку. Доковылял до пыльной дороги и не заметил, как из-под земли появился красноармеец. Смотрю: в фуражке с зеленым верхом. Пограничник, что ли? Представился: «Боец заградотряда, проверяю документы идущих с передовой». Потом смотрю: их великое множество вдоль всей дороги. Заинтересовались. Замаячили, как суслики, у своих нор. Документов — не «ахти». Красноармейских книжек не вручали (ни до присяги, ни после). Кто есть мы? Пехотинцы из рода десантников. Предъявил комсомольский билет.

В 1941—1942 годах создано 27 спецлагерей, но в связи с проверкой и отправкой проверенных военнослужащих на фронт они постепенно ликвидировались (к началу 1943 года функционировало всего 7 спецлагерей). По официальным данным, в 1942 году в спецлагеря поступило 177 081 бывших военнопленных и окруженцев. После проверки особыми отделами НКВД в Красную армию было передано 150 521 человек[36].

Разложение заградотрядовПравить

В 1943—1944 годах заградотряды помимо прямых постепенно перестали выполнять иные функции. Они стали использоваться в качестве военной полиции для пресечения разнузданного поведения военных в прифронтовой полосе и для охраны военных объектов и коммуникаций. Их стали задействовать для «выполнения хозяйственных работ», то есть для изъятия продовольствия и урожая у населения на освобождённых Красной Армией территориях. Кроме того, из-за отсутствия контроля со стороны штабов армий в заградотрядах снизилась дисциплина[37] (как отмечает доктор исторических наук Виктор Король, по сути служащие заградотрядов имели много возможностей мародёрничать. Частым явлением было повальное пьянство офицеров заградотрядов).[38]

29 октября 1944 года приказом № 0349 наркома обороны И. В. Сталина отдельные заградительные отряды были расформированы, в связи «с существенным изменением обстановки на фронте». Личный состав пополнил стрелковые подразделения НКВД[39].

Структура и особенности примененияПравить

Советские заградотряды, сформированные из числа пограничников из упразднённых погранокругов и из числа конвоиров из внутренних регионов страны были структурированы по различному принципу, первые сохранили в себе пограничную специфику (как-то название подразделений, основные способы выполнения служебно-боевых задач — заставы, дозоры, секреты, посты, заслоны, засады и т. п.), вторые по своей и тактике действий во многом копировали аналогичную практику применения конвойных войск, но в любом из них существовали стрелковые роты для пресечения массового бегства и расстрельная команда. Ветеран расстрельной команды на вопрос «Сколько же вы расстреляли?», гордо ответил: «По-разному. Бывало, в день по десять-двадцать человек, бывало меньше».[38]

В Армии ЛюдовойПравить

В созданной в Советском Союзе Армии Людовой также были созданы заградотряды по советскому образцу, подчинённые НКВД[40].

Во время войны в КорееПравить

Сталин подгоняет «китайского народного добровольца», тот подгонят северокорейского солдата. С антивоенного пропагандистского плаката ООН

Как и в предшествовавшей гражданской войне между Гоминьданом и Коммунистической партией Китая, у «китайских народных добровольцев» и соединений Народно-освободительной армии Китая во время Корейской войны также существовали заградительные формирования под названием «группы надзора» (督战队). Когда во время наступления 1951 года целые подразделения КНД в полном составе стали организованно отходить с поля боя — Ли Чэнвань расценил это как массовый побег и приказал «группам надзора» остановить бегство. Брошенные на перехват «группы надзора» были просто перебиты отступавшими[41][20]. Аналогичные заградительные формирования действовали позади частей Корейской народной армии (существуют до сих пор в составе сил специальных операций КНДР).[42]

ИГИЛПравить

Командование ИГИЛ также прибегало к практике применения заградотрядов[43].

Отличившиеся воины заградотрядовПравить

  • Гальберштадт, Василий — боец заградотряда, позднее служивший в личной охране Сталина[44].
  •   Зиангиров, Мухамед Султангирович — автоматчик 198-го отдельного заградительного отряда 6-й армии Юго-Западного фронта. Герой Советского Союза (1944, посмертно).
  •   Раевский, Иван Васильевич — заместитель командира по строевой части 198-го отдельного армейского заградительного отряда 6-й армии Юго-Западного фронта. Герой Советского Союза (1944, посмертно).

ПамятьПравить

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. БРЭ, 2008, с. 163.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Киршин, Ю. Я. Великая победа: благодаря или вопреки сталинизму? : Уроки для демократической России. — Клинцы : Клинцовская городская тип., 2006. — С. 344–346. — 703 с. — ISBN 9785888982976. — ISBN 5888982970.
  3. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне : сб. док. / Академия федер. службы контрразведки РФ; Рук. группы авт.-сост. В. П. Ямпольский. — М. : Русь, 2000. — Т. 2 : Начало, кн. 1 : 22 июня — 31 августа 1941 года. — С. 403. — 718 с. — ISBN 5-8090-0006-1.
  4. Артамонов В. А. Боевой дух Русской армии XV—XX вв. // Военно-историческая антропология: Ежегодник 2002. — М., 2002. — С. 131.
  5. 1 2 Киршин Ю. Я. Человекосберегающая система военной безопасности мирового сообщества: взгляд в будущее. — Клинцы, 2010. — С. 98.
  6. Куркчи А. О. Лев Гумилёв. О «Древней Руси» и «Великой Степи». // Международная жизнь. — 2005. — № 10. — С. 122.
  7. 1 2 Lyall, Forced to Fight, 2017, p. 89.
  8. Lyall, Forced to Fight, 2017, p. 92.
  9. Бахурин Ю. А. Заградотряды русской армии в первую мировую войну — правда или вымысел? // Военно-исторический архив. — 2011. — № 9 (141). — С.158—165.
  10. Ленин В. И. ПСС. — Т. 35. — С. 314.
  11. Троцкий Л. Д. Вокруг Октября. — 1924.
  12. 1 2 3 4 5 6 Шустов А. Н. Заградительные отряды. // Русская речь. — М.: Наука, 2007. — № 4 — С. 117—119.
  13. 1 2 Солоухин В. А. При свете дня. // Под «крышей» Mавзолея : сборник. — М.: Полина, 1998. — С. 147.
  14. Терещук В. А. Жертва безумия. — Омск: Омский дом печати, 1999. — С. 248.
  15. Баранов А. В. Кульминационный этап реформ 1920-х гг. на юге России. // Клио (журнал для учёных). — СПб: Изд-во СПбГТУ, 2002. — № 3 (18). — С. 102.
  16. Бешанов В. Воевали на «гробах»! Упадок в танковых войсках (электронное издание). — М.: «Литрес», 2022. — (без постраничной нумерации).
  17. Бешанов В. «Кроваво-Красная» Армия. По чьей вине? (электронное издание). — М.: «Литрес», 2022. — (без постраничной нумерации).
  18. Авторханов А. Технология власти. — 3-е изд. — Франкфурт на Майне: «Посев», 1983. — С. 291—292.
  19. Юлия Хмелевская: «Обезумевшие родители отбирали еду у детей». Советская власть бросила миллионы умирать от голода, но их спасли американцы. (электронное издание) // lenta.ru : Наука и техника. — 15 ноября 2017.
  20. 1 2 打仗的时候是不是真的有督战部队?_文史频道_中华网 history.china.com
  21. Бивор Э. Гражданская война в Испании 1936—1939 (электронное издание). / Пер. с англ. А. Кабалкина. — М.: Колибри, Азбука-Аттикус, 2018.
  22. Коминтерн и гражданская война в Испании: документы. / Институт всеобщей истории РАН. — М.: Наука, 2001. — С. 445.
  23. Черкасов А. А. «Надо ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади» Л. Троцкий. Основоположники применения заградотрядов. // Военно-исторический архив. — 2007. — № 8 (92). — С. 76-81.
  24. Валов А. Зримые и неизображённые сюжеты Петра Токарева. // Сибирское богатство. — 2007. — № 5. — С. 79.
  25. Урбан В. Потаенное судно без тайн. // Российская провинция. — 1996. — № 3. — С. 99.
  26. Кривоносов А. Т. Жить в Советской империи и выжить — дано было не каждому: воспоминания и размышления солдата, офицера, ученого о пройденном пути. — Москва — Нью-Йорк: МАКС Пресс, 2008. — С. 147.
  27. Перечень сведений, запрещенных к опубликованию в открытой печати, в передачах по радио и телевидению (Москва, 1976).
  28. 1 2 Самсонов А. М. Знать и помнить: диалог историка с читателем. — М.: Политиздат, 1988. — С. 16, 98, 268.
  29. 1 2 Историческая мысль в современную эпоху : тезисы докладов межвузовских исторических чтений, посвященных памяти профессора В. А. Козюченко : Волгоград, 25 марта 1994 г / Под ред. Е. Г. Блонсфельд; Волгоградский госуд. педагог. унив-тет. — Волгоград : Перемена, 1994. — С. 48. — 54 с. — ISBN 5882340705. — ISBN 9785882340703.
  30. 1 2 Подольский, В. Д. Отчий край // Военно-исторический архив. — 2005. — № 8 (68). — С. 62.
  31. Высота Владимира Высоцкого. // Из книги «Русские на войне». / Александр Храмчихин. — М.: Ключ-С, 2010. — С. 150—151.
  32. «Все судьбы в единую слиты». Военная тема в поэзии В. Высоцкого. // Русская словесность. / Анатолий Кулагин. — М.: Школа-пресс, 2004. — № 6. — С. 30.
  33. Обречённые. // Из книги «Пройди и оглянись». / Александр Калинин. — Благовещенск: Изд-во «Скорпион-А», 1993. — С. 50.
  34. Никулин Н. Н. Воспоминания о войне. — 2-е изд. — СПб., 2008. — С. 43-47, 231.
  35. Бессольнов А. Б. Тема подвига в Великой Отечественной войне и её интерпретации в новейшей отечественной историографии. // Великая Победа. К 60-летию разгрома нацистской Германии : материалы республиканской научно-практической конференции, г. Минск, 2005 г. — Мн.: БДПУ, 2006. — С. 15.
  36. Степаков В. Нарком СМЕРШа. — СПб., 2003. — С. 67.
  37. Дайнес.
  38. 1 2 Доктор исторических наук Виктор Король: «Ветеран заградотряда вспоминал, что за сутки расстреливал около двадцати человек» (электронный ресурс). — Издательство Русская Идея. — 27.12.2010.
  39. ПРИКАЗ О РАСФОРМИРОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ЗАГРАДИТЕЛЬНЫХ ОТРЯДОВ № 0349 29 октября 1944 г. (недоступная ссылка). Дата обращения: 18 июня 2017. Архивировано 20 декабря 2018 года.
  40. Гогун А. На полпути от истории к агитке. // Клио (журнал для учёных). — СПб: Изд-во СПбГТУ, 2002. — № 3 (18). — С. 222.
  41. 当时李承晚就是派出督战队弹压溃军,但结果却是督战队反被溃军杀光
  42. Чуприн К. Последняя крепость Сталина. Военные секреты Северной Кореи : Глава 13. Силы специальных операций КНА. От вертикального охвата до заградотрядов (электронное издание). — М.: «Литрес», 2022. — (без постраничной нумерации).
  43. Lyall, Forced to Fight, 2017, pp. 88—89.
  44. Halberstadt, Alex. Young Heroes of the Soviet Union: A Memoir and a Reckoning. — N.Y.: Random House, 2020. — P. 51.
  45. Пражское «Братание» — интересная альтернатива памятнику Коневу. Вокруг Света. 17 апреля 2020.

ЛитератураПравить

ДокументыПравить

СсылкиПравить