Персидский поход (1722—1723)

(перенаправлено с «Персидский поход 1722—1723»)


Персидский поход 1722—1723 годов (Русско-персидская война 17221723 годов) — поход русских армии и флота в принадлежавшие Персии юго-восточное Закавказье и Дагестан.

Русско-персидская война (1722—1723)
Основной конфликт: Русско-персидские войны
Вступление императора Петра I в Тарки. Худ. Ф. Рубо
Вступление императора Петра I в Тарки. Худ. Ф. Рубо
Дата 18 (29) июля 172212 (23) сентября 1723[1]
Место Западное и южное побережье Каспийского моря
Причина
  • Официально — наказание суннитов, восставших против персидского шаха, за ограбление и убийство русских купцов в Шемахе[2];
  • Планы Петра I укрепить позиции России в Закавказье и на Среднем Востоке.
Итог Победа России: Петербургский мир
Изменения К России отошли города Дербент, Баку, Решт и провинции Ширван, Гилян, Мазендеран и Астрабад
Противники
Командующие
Силы сторон

22 тыс. пехотинцев
9 тыс. регулярной кавалерии
196 артиллерийских орудий
6 тыс. матросов[11]
грузино-армянская армия: 40-52 тыс. человек[10][12]
30 тыс. татар[11][13]
10-20 тыс. украинских казаков[4][13][14]
7-22 тыс. калмыков[5][14]
1 тыс. донских казаков[3]
кабардинская конница[5]

неизвестно

Официальной целью похода было проложить торговый путь для российских купцов («отворил нам в Азию ворота») и оградить их от грабителей. Существует мнение, что целью также было наказание лезгин в Закавказье[15][16].

ПредпосылкиПравить

В донесении князя Бековича-Черкасского Петру I о положении дел на Кавказе от 29 мая 1714 года, он убеждает Российского государя в необходимости привлечения кумыкских владетелей на свою сторону, поясняя это следующим образом:

 ежели народ сей, за помощью божиею вашим мудрым промыслом при вашей стороне, тогда сила ваш в том краю наилутше разширитъся может, оттого и другим страх будет понеже сего пригорного народа в тех сторонах безмерно боятся, а паче в страх персияне, которые для опасенъя своего кумыцким князьям и шевкалам будто жалованье дают и ежели разсуждатъ их дела, то подобно дани, и расход великий от шаха персидского владельцам кумыцким повсягодно бывает. 

После окончания Северной войны Петр I решил совершить поход на западное побережье Каспийского моря, и, овладев Каспием, проложить торговый путь из Центральной Азии и Индии в Европу через Россию, что стало было весьма выгодным для российских купцов и обещало доходы в казну Российской империи. Торговый путь должен был проходить по территории Индии, Персии, оттуда в русский форт на реке Куре, потом через Грузию в Астрахань, откуда планировалось товары развозить по всей Российской империи.

Пётр I уделял большое внимание развитию торговли и экономике. Ещё в 1716 году он посылал через Каспий в Хиву и Бухару отряд князя Бековича-Черкасского. Перед экспедицией была поставлена задача склонить хивинского хана в подданство, а бухарского эмира к дружбе с Россией; разведать торговые пути в Индию и залежи золота в низовьях Амударьи. Однако эта первая экспедиция полностью провалилась — хивинский хан сначала уговорил князя рассредоточить силы, а затем вероломно напал на отдельные отряды и уничтожил их.

Также большую роль сыграло посольство Исраэля Ори, через которое Петру было передано послание сюникских меликов, в котором они просили помощи и защиты у русского царя. Пётр же пообещал оказать армянам помощь по окончании войны со Швецией.

ПодготовкаПравить

 
«Флот Петра Великого». Евгений Лансере, 1909

Подготовка русских войск к походу в Персию началась ещё во время Северной войны.

В 1714—1715 гг. А. Бекович-Черкасский составил описание северного и восточного побережий Каспийского моря. В 1718 году Н. Кожин и В. Урусов также составили описание восточного побережья Каспия. В 1719—1720 гг. Верден и Ф. Соймонов составили описание западного и южного берегов Каспийского моря. В результате этой экспедиции была составлена сводная карта всего Каспия.

Пётр планировал выступить из Астрахани, идти берегом Каспия, захватить Дербент и Баку, дойти до реки Куры и основать там крепость, потом пройти до Тифлиса, оказать грузинам помощь в борьбе с Османской империей и оттуда вернуться в Россию. На случай грядущей войны был налажен контакт как с Картлийским царём Вахтангом VI, так и Армянским Католикосом, Аствацатуром I. Казань и Астрахань превратились в центры организации Персидского похода. Для предстоящего похода из 80 рот полевых войск было сформировано 20 отдельных батальонов[17] общей численностью 22 тысячи человек и 196 артиллерийских орудий. Также, по пути в Астрахань, Пётр заручился поддержкой калмыцкого хана Аюки, и в походе приняли участие отряды калмыцкой конницы численностью 7 тысяч человек[5]. 15 (26) июня 1722 года российский император прибывает в Астрахань. Он решает 22 тыс. человек пехоты переправить морем, а 7 драгунских полков общей численностью 9 тыс. человек под командованием генерал-майора Кропотова отправить по суше из Царицына, также по суше шли запорожские и донские казачьи части. Также было нанято 30000 татар[13].

По распоряжению Петра I и при его непосредственном участии в Казанском адмиралтействе было построено около 200 транспортных кораблей (в том числе: 3 шнявы, 2 гекбота, 1 гукор, 9 шуйт, 17 тялак, 1 яхта, 7 эверсов, 12 гальотов, 1 струг, 34 ластовых судна), которые были укомплектованы 6 тысячами матросов.

15 (26) июля 1722 года Пётр издал «Манифест к народам Кавказа и Персии», в котором заявил, что «подданные шаха — лезгинский владелец Дауд-бек и казыкумский владелец Сурхай — восстали против своего государя, взяли приступом город Шемаху и совершили грабительское нападение на русских купцов. Ввиду отказа Дауд-бека дать удовлетворение принуждены мы… против предреченных бунтовщиков и всезлобных разбойников войско привести».

Авторство манифеста принадлежало князю Дмитрию Кантемиру, который ведал походной канцелярией. Владение восточными языками позволило Кантемиру сыграть в этом походе видную роль. Он изготовил арабский наборный шрифт, организовал специальную типографию и напечатал на татарском, турецком и персидском языках переведённый им же самим манифест Петра I.[18]

Боевые действияПравить

Кампания 1722 годаПравить

Флотилия Петра прибыла к месту назначения 27 июля 1722 года, и Петр первым сошел на берег[19].

Русские войска двигавшиеся на юг в июле 1722 года получали прошения о принятии в подданство от окрестных дагестанских владетелей, но послов из Эндиреевского княжества Петр I не дождался. В наказание император послал на Эндирей корпус под командованием бригадира Ветерани (2000 драгун и 400 казаков). Ветерани должен был занять «Андреевскую деревню» (селение Эндери) и обеспечить высадку десанта в Аграханском заливе. К нему присоединились владельцы Большой Кабарды Эльмурза Черкасский и Малой Кабарды Асламбек Комметов. 23 июля на подступах к Эндирею владетели Айдемир и мусал Чапалов с 5 — 6 тысячами кумыков и чеченцев произвели внезапное нападение на русских. Конница Ветерани понесла большие потери и начала отступать. Тогда на Эндирей с большим войском был отправлен полковник Наумов, который сжёг Эндирей. Впоследствии Пётр посылал против чеченцев карательную экспедицию, состоявшую в основном из калмыков.

12 августа, собрав свою армию, вместе с императрицей торжественно вошел в столицу шамхала Тарку. Через три дня он вернулся в свой лагерь на берегу Каспийского моря и, отстояв службу в полевой церкви Преображенского полка, сложил из камней вместе со своими сподвижниками большой холм. Это произошло на месте современного города Махачкала, получившего свое первоначальное название Порт-Петровск в честь пребывания когда-то на этом месте царя. На следующий день во главе своей армии Петр отправился в Дербент, а флот с запасами продовольствия и оружия отправился следом[19].

5 (16) августа русская армия продолжила движение к Дербенту. 6 (17) августа на реке Сулак к армии присоединились со своими отрядами кабардинские князья Мурза Черкасский и Аслан-Бек[5]. 8 (19) августа переправилась через реку Сулак. 15 (26) августа войска подошли к Таркам, местопребыванию шамхала. 19 (30) августа состоялась битва на реке Инчхе между русскими войсками и 10-тысячной армией утамышского султана Магмуда и 6-тысячного отрядом уцмия кайтагского Ахмет-хана, закончившаяся победой России.

 
Пётр 1 в Дербенте

Союзником Петра выступил тарковский шамхал Адиль-Гирей, который овладел Дербентом и Баку до подхода русской армии. 23 августа (3 сентября) русские войска вошли в Дербент. Дербент был стратегически важным городом, так как прикрывал береговой путь вдоль Каспия. 28 августа (8 сентября) к городу стянулись все русские силы, в том числе и флотилия. Дальнейшее продвижение на юг приостановила сильная буря, которая потопила все суда с продовольствием. Пётр I решил оставить гарнизон в городе и вернулся с основными силами в Астрахань, где начал подготовку к кампании 1723 года. Это был последний военный поход, в котором он непосредственно принимал участие.

В сентябре Вахтанг VI c войском вступил в Карабах, там он вёл боевые действия против восставших дагестанцев. После захвата Гянджи к грузинам присоединились армянские войска с католикосом Исаей во главе. Под Гянджой в ожидании Петра грузино-армянское войско простояло два месяца, однако, узнав об уходе русского войска с Кавказа, Вахтанг и Исайя возвратились с войсками в свои владения.

В ноябре был высажен десант из пяти рот в персидской провинции Гилян под начальством полковника Шипова для занятия города Решт. Позже, в марте следующего года, рящский визирь организовал восстание и силами в 15 тыс. человек попытался выбить занимавший Рящ отряд Шипова. Все атаки персов были отражены.

Кампания 1723 годаПравить

 
Карта Прикаспийских земель, 1723

Во время второй персидской кампании в Персию был послан значительно меньший отряд под командованием Матюшкина, а Пётр I только руководил действиями Матюшкина из Российской империи. В походе принимали участие 15 гекботов, полевая и осадная артиллерия и пехота. 20 июня отряд двинулся на юг, вслед за ним из Казани вышел флот из гекботов. 6 июля сухопутные войска подошли к Баку. На предложение Матюшкина добровольно сдать город осажждённые ответили отказом. 21 июля 4 батальонами и двумя полевыми орудиями русские отбили вылазку осаждённых. Тем временем 7 гекботов встали на якоре рядом с городской стеной и начали вести по ней плотный огонь, тем самым уничтожив крепостную артиллерию и частично разрушив стену. 25 июля был намечен штурм со стороны моря через образованные в стене проломы, но поднялся сильный ветер, который отогнал российские суда. Осаждённые успели этим воспользоваться, заделав в стене все бреши. Однако 26 июля город капитулировал без боя.

ИтогПравить

Весной 1723 года Османы вторглись в Сефевидскую империю. Узнав об этом, Тахмасиб II послал в Петербург посла Исмаил-бека для заключения с Россией союза, по которому Пётр I обещал помочь в изгнании афганцев из страны. По условиям договора Тахмасиб признавал за Россией Дербент и Баку и уступал Гилян, Мазендаран и Астрабад. Но дальше Решта русские войска не продвинулись[20].

Результаты не соответствовали ожиданиям Петра. Правда, он занял очень важный сефевидский приграничный город Дербент. С другой стороны, Петр даже не коснулся собственно самой Сефевидской империи, и таким образом, не смог оказать какой-либо помощи ни шаху, ни Вахтангу, ни другим христианским лидерам Закавказья. Более того, он довёл отношения с Турцией почти до разрыва. И наконец, заплаченная цена в живой силе оказалась крайне высокой погибло приблизительно до трети всей его армии или тридцать три тысячи человек. Болезни унесли гораздо больше жизней среди русских, чем нападения кайтагцев и других племён[21].

Отношение иностранных государствПравить

Пётр Великий уделял большое внимание внешней политике России . Персидский поход рассматривался российским императором как военная кампания по осваиванию и приобретению выхода к морям после победы в Северной войне . При реализации планов по расширению и выходу к Каспийскому морю в войне с Персией, Российская империя смогла бы вести торговлю в страны Западной Европы . Для этого нужно было через реку, которая якобы выходила из Каспия и доходила до Индии , переправлять товары с Востока и продавать их за более высокую цену в Европу .

Франция поддерживала планы Петра Великого в отношении Персии . Французское правительство не хотело, чтобы османы начали войну против России. Французам было выгодно видеть их союзниками в решении своих вопросов с Австрией . На переговорах в Константинополе Франция высказала свою точку зрения по данному поводу. «… французский посол говорил следующую речь: […] чтоб российской монарх для содержания Портою вечно постановленной дружбы удержал свое оружие от действ, […] Турецкие министры на то сказали, что к лезгам давно от Порты указы посланы, чтоб они никаких неприятельств над вышепомянутыми российскими местами не чинили».[22].

Петр Великий начал вести переговоры с голландцами. Планировалось, что голландские купцы, которые уже вели глобальную торговлю, согласятся покупать у России товары с Востока. Им даже было отправлено письмо с предложением о торговле шёлком . «… голландцам объявить о торгу их шелковом, тоб оной начать».[23].

В XVIII веке товары из восточных стран имели огромный спрос в Европе. Например, изюм и шафран высоко ценились в Польше . «Наблюдательный царь, как опытный коммерсант, заметил, что польская шляхта за столом не может обойтись без этих специй».[24]. Пётр Великий предполагал туда в дальнейшем сбывать эти продукты. К тому же, отношения с Польшей частично наладились во время Северной войны.

В 1721 году Британия отказалась признать России империей. Она отрицательно относилась к Персидскому походу, рассматривая его, как не помощь русской армии персам в борьбе с восставшими лезгинами, а как намеренный захват прикаспийских земель. Пётр Великий рассматривал ее как наиболее значимого конкурента в торговле. «Пётр не трогал англиской торговли […] Он решился нанести удар британскому импорту».[25]. Англичане, в правящих кругах Константинополя, говорили, что на самом деле русские собирают большую армию для взятия Ширвана , Эривани и Грузии. Пётр Великий сразу написал И.И. Неплюеву , где заверял Порту о том, что захват Персии им никогда не предполагался. «… нам такожде потребно будет для безопасности своих границ некоторые провинции удержать».[26].

Дания занимала двоякую позицию в отношении как России, так и Британии.[27]. Датское правительство хотело начать торговлю с русскими, но в дальнейшем датский король заручился поддержкой англичан и выступил против. Дания, а также Швеция , не желали доступа русских купцов в море с Прибалтики , и ведению ими там своей торговли восточными товарами из Индии.

Турки желали получить доступ в Каспийское море, чтобы не позволить русским купцам вести торговлю со странами Востока, а также продавать им купленные восточные товары в Европу. Турки собирались оказывать помощь бунтующим в Персии, которые устраивали беспорядки. Бунтовщики отнеслись к этому положительно, попросив принять их под своё покровительство. «… бунтовщик Дауд-бек послал к султану турскому, чтоб принял его в свою протекцию».[28].

В Крымском ханстве правительство открыто призывало к войне против России. «… выслать всех магометанцев […] из своих домов своих, и велеть им, […] против возмутителей весьма жестко биться».[29]. Это происходило по той причине, что ханы, являвшиеся вассалами турков, понимали, что Пётр Великий за время правления укрепил страну и теперь Россия может нести им угрозу.

Экономические отношения ни с одной страной реализованы не были. Это произошло по причине того, что река из Персии в Индию отсутствовала. Осуществить быструю торговлю между Европой и Востоком оказалось невозможно.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 23 сентября
  2. Георгий Анчабадзе. Вайнахи
  3. 1 2 3 Николай Дик
  4. 1 2 3 [dic.academic.ru/dic.nsf/biograf2/602 Апостол Даниил Павлович]
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 722
  6. 1 2 Кумыкский мир | | Публикации | Шаухальство | Шамхалы Тарковские
  7. 1 2 Хаджи-Дауд-бек Мюшкюрский и восстановление лезгинского государства (недоступная ссылка). Дата обращения 26 марта 2011. Архивировано 4 марта 2016 года.
  8. 1 2 Официальный сайт администрации Табасаранского района Населенные пункты Архивировано 14 ноября 2012 года.
  9. 1 2 Персидский поход 1722-23 — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание)
  10. 1 2 3 4 5 МЕЛИКСТВА ХАМСЫ
  11. 1 2 Русская история в жизнеописаниях её … — Google Книги
  12. Проблемы истории и культуры Кавказской Албании
  13. 1 2 3 Гетьманська Україна. — Розділ IІІ. — § 2. Останні «лицарі свободи»
  14. 1 2 L. Lockhart, «Fall of the Safavi Dynasty», p. 179
  15. Георгий Анчабадзе. Вайнахи
  16. ПОХОД ПЕТРА ВЕЛИКОГО В ПЕРСИЮ I.
  17. Гизетти А. Л. Хроника Кавказских войск. В двух частях. — Тифлис, Издание Военно-исторического отдела при штабе Кав. воен. округа, 1896. — с. 1.
  18. Густерин П. Первый российский востоковед Дмитрий Кантемир / First Rusian orientalist Dmitry Kantemir. — M., 2008, с. 56—57.
  19. 1 2 Baddeley J. F. Завоевание Кавказа русскими. 1720—1860 = The Russian conquest of the Caucasus (англ.) / Пер. с англ. Л. А. Калашниковой. — М. [L.]: Центрполиграф (Longmans, [1908]), 2011. — С. 65. — ISBN 978-5-227-02749-8.
  20. М. С. Иванов, «Очерк истории Ирана», с. 87
  21. L. Lockhart, «Fall of the Safavi Dynasty», p. 188
  22. Кавказский вектор российской политики. Т. 1. XVI – XVIII вв. Составители: М.А. Волховский, В.М. Муханов. М., 2011. Протокол конференции турецких министров с российским резидентом в Константинополе И.И. Неплюевым при посредничестве французского посланника де Бонака о регулировании русско-турецких отношений. 14 июля 1723 г. С. 98 – 103
  23. Кавказский вектор российской политики. Т. 1. XVI – XVIII вв. Составители: М.А. Волховский, В.М. Муханов. М., 2011. Письмо Петра I полковнику Б.А. Куракину с предложением начать с голландскими купцами торговлю шелком. 17 сентября 1723 г. С. 104
  24. И. В. Курукин, «Артемий Волынский», Молодая Гвардия. 2011. С. 67
  25. Д. Б. Рязанов, «Англо-русские отношения в оценке К. Маркса», Петроград. 1918. С. 103
  26. Кавказский вектор российской политики. Т. 1. XVI – XVIII вв. Составители: М.А. Волховский, В.М. Муханов. М., 2011. Рескрипт И.И. Неплюеву из государственной Коллегии иностранных дел о том, что Россия намерена оставить за собой только прикаспийские области, в чем необходимо заверить турецкое правительство. 3 сентября 1722 г. С. 87 – 89
  27. С. А. Князьков, «Очерки из истории Петра Великого и его времени» [Текст] / С. Князьков. – Репр. воспроизведение изд. 1914 г. – М.: «Культура», 1990. – 648 с
  28. Кавказский вектор российской политики. Т. 1. XVI – XVIII вв. Составители: М.А. Волховский, В.М. Муханов. М., 2011. Отношение Петра I канцлеру И.Г. Головкину о необходимости препятствовать Турции в ее намерении оказать бунтовщику Дауд-беку покровительство. 22.февраля 1722 г. С. 84
  29. Кавказский вектор российской политики. Т. 1. XVI – XVIII вв. Составители: М.А. Волховский, В.М. Муханов. М., 2011. Письмо крымского хана Сеадет-Гирея шамхалу Адиль-Гирею с воззванием о «священной войне» против русских. 3 сентября 1722 г. С. 89 – 90

ЛитератураПравить

СсылкиПравить