Дом на набережной

Дом на на́бережной (официальное название — Дом прави́тельства; также известен как Первый Дом Советов, Дом ЦИК и СНК СССР) — жилой комплекс 1931 года постройки на Берсеневской набережной Москвы-реки. Памятник архитектуры конструктивизма. До 1952-го был самым высоким жилым зданием Москвы. Известен как место жительства советской элиты, пострадавшей в ходе сталинских репрессий. Многократно упоминается в литературе, в частности в одноимённой повести Юрия Трифонова[2][3].

Памятник градостроительства и архитектуры
Дом на набережной
Дом правительства
Комплекс «Дома правительства», 2017 год
Комплекс «Дома правительства», 2017 год
55°44′40″ с. ш. 37°36′42″ в. д.HGЯO
Страна
Город Москва
Серафимовича ул., 2
Ближайшая станция метро Moskwa Metro Line 9 alt.svg Полянка
Moskwa Metro Line 1 alt.svgMoskwa Metro Line 3 alt.svgMoskwa Metro Line 4 alt.svgMoskwa Metro Line 9 alt.svg Боровицкая
Архитектурный стиль Конструктивизм
Автор проекта Борис Иофан
при участии брата Дмитрия Иофана[1]
Архитектор Борис Михайлович Иофан
Строительство 19271931 годы
Статус Объект культурного наследия народов РФ регионального значения (Москва) Объект культурного наследия народов РФ регионального значения. Рег. № 771420967870005 (ЕГРОКН). Объект № 7701348000 (БД Викигида)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

МестоположениеПравить

Жилой комплекс расположен на Болотном острове, соединённом с территорией города двумя мостами — Большим Каменным и Малым Каменным. Строение занимает площадь в 3,3 гектара и состоит из 8 корпусов высотой от 9 до 11 этажей, 505 квартир и 25 подъездов, выходящих на улицу Серафимовича и Берсеневскую набережную[1][4][5].

Официальный адрес дома — улица Серафимовича, 2. Организации, расположенные со стороны реки, иногда используют адрес Берсеневская набережная, 20[5].

ИсторияПравить

1920—1930-е годыПравить

 
Архитектор Борис Иофан (третий слева) на строительной площадке Дома ЦИК и СНК, начало 1930-х годов
 
Строительство дома ЦИК и СНК, конец 1920-х годов
 
Строительство дома, 1930 год
 
Прачки дома ЦИК, стирающие в Москва-реке, начало 1930-х годов
 
Вид на дом с высоты птичьего полёта, 1931 год

После Октябрьской революции многие государственные служащие из-за переноса в 1918 году столицы РСФСР были переведены из Петрограда в Москву. Первые годы их расселяли непосредственно в Кремле либо в домах Советов, которыми обычно были гостиницы — «Националь», «Метрополь», «Лоскутная»[4].

К 1920-м годам возникла необходимость освободить гостиницы для нужд города и выселить служащих из Кремля, который должен был стать личной резиденцией Иосифа Сталина и его окружения. Сотрудников ЦИК, СНК, Комиссии партийного контроля, руководство ЦК ВКП(б), наркомов и их заместителей нужно было расселять, поэтому решили построить жилой дом с полным комплексом бытового и культурного обслуживания, предназначенного в первую очередь для сотрудников ЦИК и СНК. Начало проектирования пришлось на 1927 год, когда на это появились средства от успешной политики НЭПа[4][1].

Для возведения нового жилого комплекса был выбран участок на месте снесённого Винно-соляного двора на Всехсвятской улице между Москвой-рекой и Водоотводным каналом, неподалёку от Центральной трамвайной подстанции и кондитерской фабрики «Красный Октябрь». В комиссию по строительству вошли председатель СНК СССР Алексей Рыков, секретарь ЦИК СССР Авель Енукидзе, глава ОГПУ Генрих Ягода и вернувшийся к тому времени из Италии архитектор Борис Иофан[1][6].

Строительство дома длилось с 1928 по 1931 год. Изначально Борис Иофан планировал облицевать стены розовой гранитной крошкой, чтобы цвет стен гармонировал со стенами Кремля, но из-за близости котельной трамвайной подстанции комплекс построек решили сделать серым. Для строительства на заболоченной территории в грунт установили сваи, материалы подвозили на телегах и баржах по реке. В ходе работ архитектурный план здания неоднократно менялся: сначала число квартир увеличили с 440 до 505, затем отказались от планов по сносу близлежащей церкви Николая Чудотворца на Берсеневке, однако могильные плиты с близлежащего кладбища пошли на строительство фундамента. Во время строительства в одном из корпусов при невыясненных обстоятельствах произошёл пожар. В итоге объект сдавали по частям[7][8][9][10].

С 1931 года в доме стали получать квартиры представители советской элиты: партийные и государственные деятели, герои Гражданской войны, Социалистического Труда и Советского Союза, писатели, служащие Коминтерна, участники гражданской войны в Испании. Среди жильцов Дома на набережной были дети Иосифа Сталина — Светлана Аллилуева и Василий Сталин, революционер Пантелеймон Лепешинский и его жена, учёный-биолог Ольга Лепешинская, государственные деятели Алексей Рыков, Лаврентий Берия, Никита Хрущёв, cелекционер Николай Цицин, поэт Демьян Бедный, авиаконструктор Артём Микоян, шахтёр-ударник, новатор угольной промышленности Алексей Стаханов, лётчики Михаил Водопьянов и Николай Каманин, писатель Александр Серафимович (в 1933-м улица Всехсвятская была переименована в улицу Серафимовича). Самыми престижными считались 1-й и 12-й подъезды, окна которых выходили на Кремль. Квартиры с видом на ТЭЦ, химчистку или прачечную ценились ниже. Первые этажи корпусов занимали прислуга и охрана, высокопоставленные жильцы селились в квартирах от второго этажа и выше. Изменения в должности приводили к миграции внутри жилого комплекса[8].

На каждой лестничной площадке было по две квартиры. Они имели от одной до семи комнат и площадь от 40 до 300 м² при высоте потолков 3,7 метра, были оснащены газовыми плитами, телефонами, радиоточками, мусоропроводами, имели горячее водоснабжение, которого в 1930-е годы не было даже в Кремле, а также окна в туалетах и ванных комнатах по европейским стандартам, многие квартиры содержали комнаты для прислуги. В доме работало центральное отопление, пассажирские и грузовые лифты. Подъезд № 11 был нежилым, в нём отсутствовали квартиры и лифты. Существовал миф, что он использовался сотрудниками НКВД для слежки за жильцами и прослушки помещений, однако в 1990-е годы эта легенда была опровергнута — за счёт этого подъезда расширили квартиры 12-го, считавшиеся элитными[8][11][7].

В каждой квартире был уложен дубовый паркет, потолки украшены лепниной и живописными изображениями по проектам реставраторов из Эрмитажа. Мебель и предметы домашнего убранства были унифицированы и сдавались в аренду по инвентарным номерам. Въезжая в дом, новые жильцы подписывали акты приёмки, в которых учитывалось всё — вплоть до шпингалетов и крышек от унитазов[9].

Помимо жилых корпусов, в комплекс входили прачечная, медпункт, сберкасса, почта, детские ясли и сад, амбулатория[12], библиотека, спортивный зал, теннисные корты, магазин-распределитель. В подвалах были устроены снеготаялка и мусоросжигательные печи[12]. Несмотря на большую площадь квартир и наличие в них всех современных удобств, кухни были сделаны небольшими — от 4 до 6 м², а всю необходимую еду жильцы могли получать в столовой по талонам. На каждой кухне имелось отверстие в стене для самоварной трубы и выход грузового лифта для вывоза мусора. Во дворах дома располагались цветники и фонтаны. Для досуга жильцов были организованы клуб, получивший имя Алексея Рыкова, и кинотеатр «Ударник» на 1500 мест, где демонстрировались новинки советского и мирового кинематографа: в отличие от рядовых москвичей, жители дома могли получать билеты на киносеансы вне очереди. Кровля кинотеатра была раздвижной, однако за всю историю её открывали лишь дважды[8][13][14][15][16].

Несмотря на множество привилегий, жители комплекса подчинялись внутреннему распорядку: о приёме гостей надо было заранее сообщать комендантам, посетителей пускали в квартиры только по предварительному телефонному звонку с вахты. Любые празднования заканчивались строго в 23:00, дворы патрулировала охрана с собаками. Лифтами заведовали вахтёры; наверх пассажиры поднимались с сопровождением, а вниз приходилось спускаться пешком или стучать по металлической двери шахты, чтобы вахтёр услышал и поднялся. Для ночёвки посторонних было необходимо оформлять документы — в противном случае гости отправлялись на вокзал или в гостиницу[8][17][16].

Годы Большого террора (1937—1938)Править

Сотрудники внутренних органов жили в конспиративных квартирах и работали в доме под видом комендантов, консьержей, лифтёров. Известны истории, как некоторые из них встречались со своими осведомителями или прятали жильцов. С 1933 года начались точечные аресты жильцов дома, принявшие массовый характер в годы Большого террора, когда борьба с предполагаемыми «врагами народа» коснулась высших государственных, военных и партийных чинов. Из жителей дома репрессировали более 700 человек, среди которых были маршалы Михаил Тухачевский и Василий Блюхер, Алексей Рыков и его жена Нина, партийные деятели Павел Постышев, Осип Пятницкий, Моисей Калманович. Некоторые квартиры в конце 1930-х годов поменяли по пять хозяев: опечатанными стояли целые подъезды, в том числе привилегированный 12-й. Желание занять престижную жилплощадь приводило к доносам, по дому прокатилась волна самоубийств, в том числе среди женщин и детей. Неоднократно случалось, что жильцов арестовывали целыми семьями, расстреливали и хоронили в общих могилах. Жён арестантов часто отправляли в лагеря, в том числе в Акмолинский лагерь жён изменников Родины (известный как А. Л. Ж. И. Р.), а детей — в детские дома и спецприёмники[18][10].

Со сталинскими годами связаны народные названия дома: «каземат на Берсеневской», «этап ГУЛАГа», «ловушка для большевиков», «дом предварительного заключения», «улыбка Сталина», «братская могила», «кремлёвский крематорий». По одной из многочисленных легенд, дочь арестованного командарма забаррикадировалась в опустевшей квартире, пообещав застрелить из отцовского нагана любого, кто войдёт. После этого она была замурована в квартире по личному распоряжению Николая Ежова и вскоре умерла от голода. Другая легенда сообщает, что из дома шёл прямой ход на Лубянку либо в Кремль. Ходили слухи, что в квартирах репрессированных слышны голоса, звуки патефона, детский плач[19][8][20][21].

1940—1990-е годыПравить

 
Таблички проекта «Последний адрес», установлены на доме в 2016 году

Во время Великой Отечественной войны дом расселили и заминировали на случай сдачи Москвы войскам вермахта. Около 400 жителей — от крупных партийных и государственных чинов до сотрудников коммунальных служб — ушли на фронт, многие участвовали в обороне Москвы, другие были эвакуированы. Тридцать пять жильцов были отмечены званием Героя Советского Союза. Во время бомбардировок окна и двери 19-го и 24-го подъездов выбило взрывной волной, но корпуса уцелели. В военные и послевоенные годы в доме жили многие видные деятели советской армии, в том числе маршалы Георгий Жуков, Иван Баграмян, Иван Конев, Родион Малиновский, Кирилл Мерецков[22][23][24].

C 1942 года жильцы постепенно стали возвращаться в свои квартиры. После войны началась вторая волна репрессий, закончившаяся лишь со смертью Сталина в 1953-м. На место репрессированных заселялись менее известные люди, часть квартир была преобразована в коммунальные, тем не менее дом сохранял свой элитарный статус. Среди его необычных обитателей были животные, впоследствии ставшие питомцами Московского зоопарка: лётчик Михаил Водопьянов держал дома белого медвежонка Фомку, увековеченного в стихотворении Самуила Маршака, полярник Илья Мазурук — пингвина Илюшу и белую медведицу Фимку[8][22].

В начале 1960-х годов помещение клуба имени Рыкова было отдано Министерству культуры СССР. В 1961-м его занял Московский театр эстрады[25].

В 1970-е годы в доме начался капитальный ремонт. Часть многокомнатных квартир перестроили и разбили на несколько двухкомнатных, демонтировали исторические дубовые двери, лепнину и роспись на потолках. В 1976-м была опубликована повесть «Дом на набережной» Юрия Трифонова, выросшего в 1930-х в этом доме. Произведение стало популярным, а её название закрепилось за зданием[26][27][28].

В середине 1980-х завершился капитальный ремонт здания, организованный усилиями проживавшего здесь с 1937 года Н. П. Каманина[29]. В 1990-е годы, с началом приватизации, многие квартиры были проданы как престижное жильё. Часть помещений со стороны Берсеневской набережной заняли офисы различных организаций, часть арендаторов стала возводить пристройки к дому. В помещении бывшего распределителя открылся супермаркет, а кинотеатр «Ударник» стал площадкой современного искусства[26][30][4].

СовременностьПравить

 
Внутренний двор дома, 2014 год

С 2001 по 2011 год на крыше здания находился 6,5-тонный и 8-метровый рекламный логотип компании Mercedes-Benz[31][32][33].

В 2006 году продюсер Николай Билык, режиссёр Лидия Стрельникова, сценаристы Олег Вакуловский и Ольга Резниченко сняли цикл из 27 получасовых передач, посвящённых истории дома[6]. «Мистическая» слава здания привлекает к нему внимание писателей-фантастов. В тетралогии Андрея Валентинова «Око силы» в «доме на набережной» находился портал в иное измерение. В романе Александра Терехова «Каменный мост» в здании проживала семья главного героя, дипломата Уманского. Здесь же разворачиваются события романа Милы Бояджиевой «Возвращение Мастера и Маргариты», написанного как сиквел романа Михаила Булгакова[34][35][36].

В 2012 году СМИ писали о пятикомнатной квартире патриарха Кирилла в доме на набережной, где проживала Лидия Леонова — его предполагаемая родственница[37].

Комплекс охраняется государством как объект культурного наследия. В последние годы жители дома борются за сохранение его исторического облика, выступая против пристроек 1990-х—2000-х годов, за восстановление исторических фонарей и ремонтных мастерских на цокольном этаже[30]. По состоянию на 2018 год, помимо жилых квартир, на его территории расположены Московский театр эстрады, кинотеатр «Ударник», Дом российской прессы, офисы различных коммерческих организаций[38].

Помимо потомков старожилов, в доме живут звёзды эстрады, театра и кино, деятели науки и культуры. Среди них — внук кинорежиссёра Григория Александрова, родственники лётчика Михаила Водопьянова и актёра Алексея Баталова, артисты Геннадий Хазанов, Леонид Куравлёв, Наталья Андрейченко, Александр Домогаров, певица Глюкоза, журналистка и дизайнер Шахри Амирханова — внучка поэта Расула Гамзатова, генеральный директор медиахолдинга «Дождь» Наталья Синдеева. Часть квартир сдаётся в аренду, в том числе сотрудникам крупных международных корпораций[8][39].

Музей «Дом на набережной»Править

 
Мемориальная доска Юрию Трифонову на стене Дома на набережной, 2011

В 1980-е годы среди старожилов возникла инициативная группа по созданию музея «Дом на набережной». Музей был открыт в 1989-м в бывшей квартире охранника первого подъезда. Первым директором музея стала Тамара Тер-Егиазарян, жившая в доме с 1931 года. Экспозиция пополнялась за счёт личных вещей, книг, фотографий, документов из ГАРФ, РГАСПИ и других архивов. В музее была воссоздана бытовая обстановка 1930-х годов, собраны списки жильцов — жертв сталинских репрессий и участников Великой Отечественной войны[30][40][41][42].

В 1992 году музей «Дом на набережной» получил статус государственного, в 1996-м на средства гранта от Фонда Сороса была приобретена оргтехника. В 1998-м постановлением правительства Москвы он получил статус муниципального краеведческого музея, а директором стала Ольга Трифонова — вдова писателя. Также в середине 1990-х годов стали устанавливаться мемориальные доски жителям дома[10][43][44][45].

В 2014 году музей «Дом на набережной» стал отделом музейного объединения «Музей Москвы», а с 2016-го вошёл в состав Государственного музея истории ГУЛАГа[43].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 Памятники, 2012, с. 225.
  2. Мария Глушенкова. Шум на набережной. Коммерсантъ (22 апреля 2017). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  3. Легенды и мифы Дома на набережной. Комсомольская правда (5 декабря 2011). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  4. 1 2 3 4 Лариса Скрыпник. С видом на Кремль. История Дома на Берсеневской набережной. Аргументы и Факты (21 августа 2015). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  5. 1 2 Дом на набережной. Серафимовича, 2/20 (Берсеневская набережная). Достопримечательности Москвы. Дата обращения: 13 сентября 2018.
  6. 1 2 Юрий Крохин. Дом для избранных. Российская газета (17 февраля 2006). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  7. 1 2 Памятники, 2012, с. 227.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 Дина Жильцова. Тайны Дома на набережной: куда исчез 11‑й подъезд и у кого жил пингвин. РИАМО (27 ноября 2017). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  9. 1 2 Дом на набережной. Тень дочери командарма. Прогулки по Москве. Дата обращения: 13 сентября 2018.
  10. 1 2 3 Ольга Мамаева. «Хотели построить рай для избранных, а получился ад для всех». Большой Город (20 ноября 2014). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  11. Тарасов, 2011, с. 9.
  12. 1 2 РОССИЯ ВЫСОКАЯ. История высотного строительства России. — Екатеринбург: TATLIN, 2014. — С. 180. — ISBN 978-5-000750-31-5.
  13. Тарасов, 2011, с. 8.
  14. НЭП, 2014, с. 102—103.
  15. Памятники, 2012, с. 230.
  16. 1 2 Гамлет Мирзоян, Марина Мирзоян. Армяне Дома на набережной. Ноев Ковчег. Дата обращения: 17 сентября 2018.
  17. Тарасов, 2011, с. 11.
  18. Тарасов, 2011, с. 12.
  19. Коршунов, 2002.
  20. Александр Георгиев. Кремлёвское подворье. Коммерсантъ (12 мая 2007). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  21. Проклятое место: тайны дома, куда Сталин заселял «своих». Москва 24 (9 апреля 2014). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  22. 1 2 Тарасов, 2011, с. 13.
  23. Тарасов, 2011, с. 265.
  24. С видом на Кремль (недоступная ссылка). ВсеТут.ру. Дата обращения: 13 сентября 2018. Архивировано 9 ноября 2011 года.
  25. Строительство дома ЦИК и СНК. Официальный сайт музея «Дом на набережной». Дата обращения: 13 сентября 2018.
  26. 1 2 Тарасов, 2011, с. 14.
  27. Трифонов, 1991.
  28. Трифонов Юрий Валентинович - ключевая фигура литературного процесса 1960-х — 1970-х. Люди и биографии. Дата обращения: 13 сентября 2018.
  29. Каманин Н. П. Скрытый космос: Книга 4. 1969—1978 гг. — М.: ИИД «Новости космонавтики», 2001. 383 с. / Глава «1974 год» (7 февраля и далее)
  30. 1 2 3 Вид на Кремль: О чем думает Дом на набережной. Москва 24 (26 декабря 2014). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  31. Александр Воронов; Дмитрий Беликов. Центр Москвы лишился знакового места. Коммерсантъ (2 ноября 2011). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  32. С Дома на набережной снят знак «Мерседеса». Лента.Ру (2 ноября 2011). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  33. Знак Mercedes демонтирован с крыши Дома на набережной в Москве. РИА Новости (2 ноября 2011). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  34. Андрей Валентинов. Око силы: Вторая трилогия (1937-1938 годы). Лаборатория Фантастики. Дата обращения: 13 сентября 2018.
  35. Владимир Цыбульский. Мы простимся на мосту. Газета.Ru (8 мая 2009). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  36. Мила Бояджиева. Возвращение Мастера и Маргариты. ModernLib.Net. Дата обращения: 13 сентября 2018.
  37. «Золотая» пыль патриарха. Росбалт (22 марта 2012). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  38. «Дом на набережной» с кинотеатром «Ударник» и Театром Эстрады. Культура.РФ. Дата обращения: 13 сентября 2018.
  39. Проклятый рай. Лента.Ру (26 июля 2018). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  40. Ксения Ларина, Анна Трефилова. Музей Дома на набережной. Эхо Москвы (24 октября 2009). Дата обращения: 13 сентября 2018.
  41. Шмидт, 2015.
  42. Музей. Официальный сайт музея «Дом на набережной». Дата обращения: 13 сентября 2018.
  43. 1 2 О музее. Музей «Дом на набережной». Дата обращения: 13 сентября 2018.
  44. Арсеньев, 2001.
  45. Музей «Дом на набережной». Музеи России. Дата обращения: 13 сентября 2018.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить