Открыть главное меню

Северо-Кавказский имамат

Се́веро-Кавка́зский имама́ттеократическое исламское государство, существовавшее на части территории Дагестана и Чечни в 18291859 годах. В ходе Кавказской войны было присоединено к Российской империи. Наибольшее развитие получило в годы правления имама Шамиля (18341859).

Историческое государство
Северо-Кавказский имамат
إِمامة قفقاز
Флаг
Флаг
Карта Северо-Кавказского имамата.JPG
Flag of Russia.svg 
1829 — 1859
Столица
Язык(и) арабский[3]
Площадь наибольшая до 40 тыс. верст квадратных , наименьшая до 26 тыс. верст квадратных.
Население менее 1400 тыс. человек
Форма правления Диван
Официальный язык арабский

ИсторияПравить

 
Военные действия в лесах Ичкерии
 
Имам Шамиль — предводитель горцев Северного Кавказа
 
Карта Дагестана в эпоху Ермолова 1818—1826 г.

Предпосылкой создания имамата было движение шейха Мансура 1785—1791 гг., которым является первым имамом Кавказа. Основными своими целями Мансур ставил борьбу с рабством, феодалами, кровной местью, и в целом, замену горских адатов на мусульманские законы шариата.

Шейх Мансур и его последователи оказывали сопротивление попыткам царской России завоевать Северный Кавказ, что в конце концов вылилось в открытые войны 1785—1791 гг. и 1817—1864 гг. (так называемая Большая Кавказская война). В ходе первой войны царскими войсками был пленён Мансур, однако в целом война окончилась победой горцев, ибо ими была отвоёвана Чечня, часть Дагестана и Черкесии.

После некоторого затишья, в 1817 году военные действия возобновились с новой силой. Царским наместником на Кавказе был назначен генерал Ермолов, отличавшийся жесткостью в методах войны. По сообщению прапорщика Лобанова «чеченцы рады были приходу русских, которые, покорив Кабарду, избавили их тем от страшных врагов. Не притесняли, обходились ласково, и дикие чеченцы были лучшими нашими подданными на Кавказе», при этом речь идет только о чеченцах левого берега Сунджи, тогда как жители лесной Чечни не признавали над собой власти России[4] (стоит отметить, что военный министр князь Чернышев отмечал, что в данных прапорщика много «неверностей», а сам прапорщик отличался «неограниченным пристрастием к генералу Ермолову»). Объединившись в защите от России, горцы заключили сначала несколько военных союзов, а затем и вовсе создали единое государство — Имамат (встречаются также обозначения — Северо-Кавказский Имамат, Имамат Шамиля и т. д.). Вхождение в состав Имамата Чечни многократно усилило военный потенциал теократического государства горцев[5]. Первым имамом нового государства стал Гази-Мухаммад (1829—1832), затем Гамзат-бек (1832—1834), потом Шамиль (1834—1859). Все три имама были родом из Аварии[6], оттуда же происходили одни из лучших предводители горцев — Хаджи-Мурат, Ахбердил Мухаммед, Кибит-Магома и др[7]. По этому поводу делает интересное замечание герой Кавказской войны и генерал армии Д. В. Пассек:

Все известные предводители горцев были аварцы, все важнейшие предприятия, даже в самой Чечне, начинались и совершались аварцами[8].

По сообщению участника боевых действий на Кавказе полковника Г. К. Властова:

При защите Чечни как и везде в военных действиях, тавлинцы (т. е. аварцы) играют главную роль. Не чеченцы защищают Чечню, а Шамиль. И на этот случай можно указать как на разительный пример недоброжелательства которое чеченцы питают к своим защитникам[9].

Другой участник Кавказской войны генерал-майор Р. А. Фадеев вспоминает:

Дагестанцы дрались упорно, никогда не уступая без боя чужой для них земли; но ичикеринские чеченцы оказывали сопротивление только под глазами тяготевших над ними союзников и сейчас же сдавались, как скоро дагестанцы бывали принуждены отступить от их жилищ[10].

Из рапорта командующего войсками левого крыла Кавказской линии генерал-лейтенанта графа Н. И. Евдокимова военному министру России генерал-адъютанту Н. О. Сухозанету следует:

Чеченское население почти не оказывает нашим войскам сопротивления. Одно присутствие Дагестанских мюридов удерживает ещё Чечню от окончательного и общего умиротворения[11].

Конец же Имамата связывают с жестокими действиями имама Шамиля и его наибов. Так, сообщается, что жестокость Имама заставляла бояться жителей Аварии за свою жизнь, и были покорны ему лишь из чувства страха, ожидая русские войска, чтобы выступить против имама[12][13]. Сведения о мятеже против имама поступали с разных концов Имамата: «Аварцы, андийцы, частью койсубулинцы, раздраженные притеснениями Шамиля, грабежами и варварским обращением мюридов, желают покориться русским. Шубутовцы не хотят слушать Шамиля, не выдают ему аманатов и выгнали от себя мюридов»[14].

В общей сложности Кавказский Имамат просуществовал 30 лет, с 1829 по 1859 год.

В состав Кавказского Имамата входила часть Аварии (некоторые источники утверждают, что вся), Чечня (с 1840 г.) (некоторые горные общества не признавали Имамат и власть Шамиля[15]), а после 1841—1842 гг. и Черкесии. Численность населения Имамата не превышала 400 тыс. человек[16].

В 1877—1878 гг., во время русско-турецкой войны, в Чечне и Дагестане возникло восстание с целью восстановить Имамат. В Чечне новым имамом был объявлен Алибек-Хаджи, в Дагестане имамом был избран Мухаммед-Хаджи — сын известного шейха Абдурахман-хаджи из аварского селения Согратль. Восстание было подавлено, и все руководители восстания были казнены[17].

В 1917 пятым имамом Северного Кавказа был провозглашён Нажмудин Гоцинский из аварского селения Гоцо. Он поднял контрреволюционное восстание в горах Дагестана. После его подавления (в марте 1921) Нажмудин Гоцинский бежал в Чечню. В 1925 арестован и расстрелян.

Территория и национальный составПравить

Имамат включал в себя территорию Чечни и, по одним данным, часть Аварии, по другим - всю[18][19][20][21][22].Непостоянность границ Имамата была связана с негативным отношением местного населения (а также местных ханов и князей) к власти Шамиля, усталостью горцев от войны (к примеру, капитан Прушановский сообщал, что "жители Аварии покорны Шамилю только из одного страха. Они давно готовы покориться русским. Ждут удобного случая, когда вступим в их земли, чтобы явно восстать против имама")[12]. Недовольство имамом (в частности, проводимой политикой централизации, злоупотребление властью, чрезмерное количество тавлинцев в Чечне) также зрело и в Чечне, вследствие чего отдельные территории поднимали мятеж, выходя из под контроля, как например, область Шатой (Шубут), в результате которого шатойские чеченцы "устремились с ожесточением на всех и всё, что олицетворяло в их глазах мюридизм", в ходе мятежа чеченцы "вырезали начальников, поставленных от Шамиля, а также кадиев и мулл, присланных из Тавлии".[23]

Вся территория Имамата была поделена на 33 наибства (округа). Наибства условно можно было разделить на аварские и чеченские по национальному или языковому принципу:

  • 9 наибств чеченских: Гехи, Шали, Мичик, Аух, Нашах, Шубут, Шарой, Чарби, Ичкери. Они вместе выставляли 1620 конных, 2640 пеших – итого: 4260 воинов.
  • 24 наибства дагестанские, или аварские: Салатав, Ункратль, Чамалал, Технуцал, Анди, Гунбет, Цунта, Антратль, Анцух, Тинди, Карата, Турутмух, Хунзах, Арадерих, Гоцатль, Унцукуль, Аракани, Карах, Гидатль, Телетль, Корода, Тленсер, Согратль, Чох. Наибства охватывали почти всю территорию проживания аварцев (за исключением Цора (впоследствии Закатальский округ), некоторых аварских населенных пунктов на Левашинском плато, в пределах Мехтулинского ханства, у Гимринского хребта и в Салатавии. При этом в состав Имамата входило несколько селений, для которых родным был лакский язык) и выставляли 4210 конных, 6270 пеших – итого: 10480 воинов.[24].

Таким образом, на момент создания карты из общего количества в 14750 воинов 29% войск Имамата приходилось на чеченцев, 71% на аварцев (дагестанцев). Данная карта, составленная Йусуфом-хаджжи, интересна не только как образец восточной картографии, но и как ценный источник, где отражены границы наибств, имена наибов, статистические сведения о количестве конных и пеших воинов каждого наибства и в целом численности войск Имамата по состоянию на осень 1856 года.[24].

Государственный языкПравить

Государственным языком имамата был арабский язык. На нем велась переписка, работала канцелярия, Госсовет, военный аппарат. Кроме этого, активно применялись в делопроизводстве и переписке еще 3 языка: чеченский, аварский, кумыкский [3][25].

Низам ШамиляПравить

Низам (от араб. — дисциплина) — свод законов в Северо-Кавказском Имамате, регулировавших практически все сферы общественной жизни: военную, административную, судебную, финансовую. Низам основывался на мусульманском праве — шариате, отдельные неясные положения которого Шамиль развил и уточнил применительно к потребностям государства и его граждан. Все остальные законы и адаты, противоречившие низаму, были упразднены.

Низам был кодифицирован и утверждён в качестве основного закона Северо-Кавказского Имамата при имаме Шамиле в 18391841 гг. До того времени все судебные и административные решения принимались местными судьями непосредственно на основании Корана и Сунны.

Управление имаматомПравить

Во главе государства стоял имам — духовный глава общины, амир аль-муминин («правитель правоверных»), главнокомандующий войском, верховный судья. Важнейшие дела государства обсуждал учреждённый Шамилем в 1841 году Диван-хана (Государственный совет). «Почтенными членами» совета были муллы, алимы (знатоки ислама), авторитетные наибы. Число постоянных членов составляло 6 (по другим данным 2) человека. Максимальное — 32.

Имам управлял государством при помощи наибов (наместников). Их функции состояли в мобилизации войск, организации военных походов, в строительстве и содержании оборонительных сооружений и дорог, в судебном разбирательстве важных дел (однако смертные приговоры наибов подлежали утверждению самим имамом). Разбор дел, связанных с шариатом, осуществлялся муфтиями и подчинёнными им кадиями. Муфтии, в свою очередь, подчинялись главному кадию, который был первым после имама религиозным авторитетом.

Наибства пользовались широкой автономией, а сами наибы обладали огромной властью. Однако она не была безграничной: если люди были не довольны поставленным над ними наибом или, если наиб терпел серьёзное поражение в битве, то имам обычно смещал его с поста. Под началом наибов находились пятисотенные, сотенные и десятские — командиры в военное время и низовые администраторы в мирное. Наиболее авторитетные наибы имели звание мудир и управляли другими наибами. Мудирами были такие известные наибы, как Хаджи-Мурат, Мухаммад Амин , Уди-Мулла, Ахбердил Мухаммед, Даниял-бек, Бук-Мухаммад Газикумухский, Осман Мичикский, Атабай Атаев, Ташев-Хаджи, Кибит-Мухаммед и др. Особое место в Имамате занимал наиб Шуайб-мулла Цонтароевский который был не только мудиром, но и являлся председателем Мехк-Кхэла ( Совет Страны ) Чечни, который являлся институтом общественного управления чеченского народа на протяжении нескольких веков.

Со временем власть наибов усилилась. Порядки, заведенные в имамате практически не давали населению возможности оспорить действия наибов, и в этой связи среди наибов нередко встречались различные злоупотребления.

"Наибы потворствовали такому беспорядку, потому что имели случаи пользоваться чужим имением, наказывая виновных и невиновных по разным несправедливым доносам. Часто из корыстных видов они приказывали умерщвлять людей. Поэтому очень много челобитников стало приходить к Шамилю, жалуясь на несправедливость наибов. Но наибы со своей стороны употребили хитрость: они упросили Шамиля, чтобы для поддержания уважения к наибам, он не принимал жалоб от тех, у которых не будет бумаги от наиба. И Шамиль поддался их гнусному обману. Наибы стали после того походить на голодных волков, которые с жадностью растерзывают детей своих. Народ прибегал с жалобами к Шамилю, но он выслушивал только тех, которые имели бумаги от наибов. Понятно, что наиб никогда не давал бумаги тому, кого он сам притеснял. Горцы с каждым днем слабели и беднели, им уже надоело сражаться; и они говорили: “Для нас все равно, что бы ни происходило на свете"

Войско ИмаматаПравить

При Шамиле было создано подобие регулярной армии — муртазеки (конница) и низами (пехота). Муртазеки (или иначе муртазагеты) являлись личной гвардией имама, состоявшей из самых отборных воинов[26], по одной из версий, большинство в войсках муртазакетов составляли Аварцы [27], по другой - людей в гвардию набирали только в Чечне[28].

Армия Шамиля была многонациональной. В ней служили чеченцы, дагестанцы, кумыки, ингуши, ногайцы, татары, арабы, турки, осетины, черкесы, поляки, русские, украинцы, казаки, грузины, армяне. Из русских у Шамиля был составлен целый пеший батальон, до 700 человек, несколько артиллерийских команд, саперные и строительные отряды. Русские офицеры, служившие у Шамиля, выступали на конях. Жили они в столице Имамата Ведено. Казаки служили в кавалерии Шамиля среди чеченцев. Особенно прославились своей отвагой в Кавказскую войну командир диверсионного чеченского отряда казак из станицы Наурской Алпатов (в честь Алпатова названо селение в Наурском районе), гребенской казак Карчагин и беглый солдат Беглов.[29].

Внутренняя политикаПравить

Имам Шамиль ввёл эффективную налоговую систему, систему оплаты чиновников и контроля над их деятельностью. Были в Имамате и секретная служба (тайная полиция), и личная охрана имама. Были система наград и система наказаний — от штрафа и знаков позора до смертной казни. Существовала и собственная «Сибирь» — холодное высокогорное урочище Четль («аул без солнца») в горном Дагестане.[источник не указан 324 дня]

Шамиль признавался, что для поддержания порядка и дисциплины среди подданных в имамате, он употреблял жёсткие меры[30]:

 Я употреблял против горцев жестокие меры, много людей убито по моему приказанию. Бил я и шатоевцев, и андийцев, и тадбуртинцев, и их бил не за преданность русским (вы знаете, что тогда они её ещё не выказывали), а за их скверную натуру, склонность к грабительству и разбоям. Правду ли я говорю, вы можете убедиться теперь сами, потому что и вы их будете теперь бить за все ту же склонность, которую трудно оставить. 

Из всех восточных горцев Чеченцы больше всех сохранили личную и общественную самостоятельность и заставили Шамиля, властвовавшего в Дагестане деспотически, сделать им тысячу уступок в образе правления, в народных повинностях, в обрядовой строгости веры.[31]

Государство Шамиля – это первый пример, когда на Северо-Восточном Кавказе появляются новые поселения, в которых межнациональные браки между представителями разных религий не только стали реальностью, но и охранялись законом. При диван-хане (одном из главных органов управления имаматом) было создано министерство по делам христианства и веротерпимости. Каждый иноверец имел возможность создать семью на территории Имамата. С конца 1840 года количество русских перебежчиков к Шамилю возросло в десятки раз. В рапорте начальника левого фланга Кавказской линии генерал-майора Ольшевского генералу-лейтенанту Граббе о мерах предотвращения дезертирства нижних чинов от 9 января 1842 года под грифом «Весьма секретно» отмечается:[32]

 «Вашему превосходительству известно, что до сих пор наши военные дезертиры считались у чеченцев ясырами и принуждены были исполнять самые трудные работы. Каждый военный дезертир составлял собственность того чеченца, которым был пойман. Ныне Шамиль изменил этот народный обычай и постановил давать свободу всем военным дезертирам. Он собрал уже до 800 человек беглецов, из коих некоторых, если они находились у сильных людей, купил, а остальных насильно отобрал. Шамиль составил при себе из этих людей стражу, дал им оружие и отвел им землю в Даргах для поселения, но пока они выстроят себе дома, Шамиль дозволил им жить у кунаков. Дурное обращение чеченцев с нашими военными дезертирами удерживало многих неблагонадежных солдат и в особенности поляков от побегов; но если теперь они узнают, что Шамиль дает свободу дезертирам, то я боюсь, что побеги увеличатся. … я полагал бы для удержания солдат от побегов первых пойманных дезертиров расстрелять. …я с сим вместе предписал всем частным начальникам усугубить надзор за ненадежными солдатами и доложить мне тотчас о тех, кои учинят побег».[33] 

Один из известных специалистов по истории имамата Шамиля, доктор исторических наук Юсуп Дадаев говорит:[34]

 «Имам распоряжался строить церкви. В одной из столиц его государства селении Ведено было построено две церкви и рядом костел для поляков, которых было много среди перебежчиков. Для горских евреев, которые занимались торговлей, поставили синагогу. Гребенские казаки испокон веков были старообрядцами, они обратились к русскому генерал-майору с просьбой разрешить переселиться к Шамилю, так как крестьяне их притесняли. И 30 семей со своими семьями, скотом и скарбом переселились к Шамилю, который выделил им землю, лес, поля для пашни и сенокоса и сказал: «Живите, как хотите». Зять Шамиля Абдурахман описывает, как мальчишкой ходил к старообрядцам, которые жили по своим правилам, даже варили самогон. Имам помогал им строить скит. В строительстве старообрядческого монастыря участвовали и чеченцы. Более того, Шамиль дал деньги, чтобы купить необходимую утварь».[35] 

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Российские реформаторы: XIX — начало XX в. / Под ред. А. П. Карелина. — М.: Международные отношения, 1995. — С. 119.
  2. 1 2 НАРОДНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ ВОЙНА ИМАМА ШАМИЛЯ В XIX ВЕКЕ
  3. 1 2 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЯЗЫК ИМАМАТА
  4. Записки прапорщика Нижегородского драгунского полка князя М. Б. Лобанова-Ростовского «Обзор последних событий на Кавказе».
  5. Ф. Тотоев. Общественный строй Чечни: вторая половина ХVIII в.--40-е годы ХІХ века. - ГП КБР "Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г., 2009
  6. П. Валент. Россия и Чечня: история противоборства. — М., 2001. — С. 29. Корни сепаратистского конфликта
  7. В. А. Потто. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях: в 5-ти томах. — М.: Тип. Е. А. Евдокимова, 1877. — Т. 2. — ISBN 978-5-9524-3151-5.
  8. Казбек Г. Военная история Грузинского гренадерского Его Императорского Высочества Великого Князя Константина Николаевича полка, в связи с историей Кавказской войны, Тифлис, 1865.
  9. Война в Большой Чечне / Ст. майора Г. К. Властова. — СПб.: Военная типография, 1856.
  10. Шестьдесят лет Кавказской войны / [Соч.] Р. А. Фадеева. — Тифлис: Военно-походная типография Главного штаба Кавказской армии, 1860. — С. 25. — 147 с.
  11. Журнал военных действий и занятий войск Левого крыла Кавказской линии с 12 по 22 июня 1859 г., представленный командующим войсками Левого крыла Кавказской линии ген.-л. гр. Евдокимовым военному министру ген.-ад. Сухозанету, при рапорте от июня 1859 г. // АКАК. Т. 12.
  12. 1 2 Хашаев Х. М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. – Изд-во Академии наук СССР, 1961.
  13. Баддели Д. Завоевание Кавказа русскими. 1720-1860. – Litres, 2017.
  14. Цагарейшвили Ш. В. (ред.). Шамиль--ставленник султанской Турции и английских колонизаторов: сборник документальных материалов. – Госиздат Грузинской ССР, 1953.
  15. Шамиль и чеченцы (Неизвестный еще эпизод из завоевания Кавказа) // Русский архив, № 6. 1913
  16. Хабибов, Шамиль Государственное устройство Имамата Шамиля. islamdag.ru (19 февраля 2011). Дата обращения 9 января 2014.
  17. М. Абдулаев. Имам Мухаммед-Хаджи (недоступная ссылка). fatiha.ru. Дата обращения 9 января 2014. Архивировано 9 января 2014 года.
  18. Залевский М. Н. Император Николай Павлович и его эпоха: по воспоминаниям современников. – Possev, 1981. - с. 176
  19. Хашаев Х. М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. – Изд-во Академии наук СССР, 1961. - с. 59
  20. В. В. Фортунатов — «Российская история в лицах», 2009, СПб, с. 295
  21. Атаев Б. М. Аварцы: язык, история, письменность. — Махачкала, 2005. — С. 21. — ISBN 5-94434-055-X
  22. История Дагестана / сост. В. Г. Гаджиев, гл. ред. Г. Д. Даниялов. — М.: Наука, 1967. — Т. 1. — С. 103. — 433 с.
  23. Ибрагимова З. Царское прошлое чеченцев. Политика и экономика. – Litres, 2017.
  24. 1 2 Юсуф-хаджи Сафаров. Карта страны Шамиля: расшифровка и описание. — Сборник сведений о кавказских горцах. — Тифлис, 1872. Вып. 6. Отд. 1. Раздел 2. С. 1—4.
  25. М. Гасаналиев. Первая Кавказская война 1817-1864 гг. Мх., 2006.
  26. Г. З. Анчабадзе — «Вайнахи (чеченцы и ингуши)», Тбилиси, 2001, с. 45
  27. Газимухаммед и начальный этап антифеодальной и антиколониальной борьбы народов Дагестана и Чечни. материалы Международной научной конференции, 13-14 октября 1993, редакция В. Гаджиева, Российская академия наук. Дагестанский научный центр, 1997
  28. Далхан Хожаев, по. Чеченцы в Русско-Кавказской войне. Архивная копия от 22 декабря 2014 на Wayback Machine Издательство «СЕДА», 1998
  29. Д. Хожаев: Чеченцы в Русско-Кавказской войне. / Науч. ред. Т. Мазаева. — Грозный—СПб.: «СЕДА».
  30. Дневник полковника Руновского, состоящего приставом при Шамиле во время его пребывания в городе Калуге с 1859 по 1862 год // Акты Кавказской археографической комиссии. Т. XII. Тифлис, 1904. С. 1422
  31. Р.А.Фадеев. "Шестьдесят лет Кавказской войны". — Тифлис, 1860.
  32. Русские в имамате Шамиля. Кавказский узел. Дата обращения 21 августа 2019. Архивировано 25 марта 2013 года.
  33. Русские в имамате Шамиля. Кавказский узел. Дата обращения 21 августа 2019. Архивировано 25 марта 2013 года.
  34. Русские в имамате Шамиля. Кавказский узел. Дата обращения 21 августа 2019. Архивировано 25 марта 2013 года.
  35. Русские в имамате Шамиля. Кавказский узел. Дата обращения 21 августа 2019. Архивировано 25 марта 2013 года.

СсылкиПравить