Хазарский каганат

(перенаправлено с «Хазария»)

Хаза́рский кагана́т, Хаза́рия (650969)[1]средневековое государство, созданное кочевым народом — хазарами. Выделился из Западно-Тюркского каганата. Контролировал территорию Предкавказья, Нижнего и Среднего Поволжья, современного Северо-Западного Казахстана, Приазовье, восточную часть Крыма, а также степи и лесостепи Восточной Европы вплоть до Днепра. Центр государства первоначально находился в приморской части современного Дагестана, позже переместился в низовья Волги. Часть правящей элиты приняла иудаизм. Долгое время Хазария соперничала с Арабским халифатом в борьбе за господство в Закавказском регионе. В политической зависимости от хазар находился ряд восточнославянских племенных союзов.

Историческое государство
Хазарский каганат
Chasaren.jpg
650 — 969
Столица Семендер, Итиль
Язык(и) Хазарский язык
Официальный язык хазарский язык
Религия язычество, иудаизм, ислам, христианство
Преемственность
← Западно-тюркский каганат
Половецкая степь →
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

ИсторияПравить

Ранняя история. VI векПравить

Первоначально хазары представляли собой одно из многочисленных кочевых племён, перемещавшихся из Азии в ходе Великого переселения народов. Они говорили на одном из ранних тюркских языков[2] и, как можно судить по косвенным данным, по-видимому, принадлежали к племенам огурской группы, первые из которых появились в Европе в 463 году[3]. Наиболее ранним достоверным известием о хазарах считается упоминание в списке народов, перечисленных Псевдо-Захарием в 555 году[4]. В качестве их европейской родины в источниках фигурирует область Берсилия, локализуемая в равнинной части современного Дагестана[5].

В первой половине VI века хазары находились под влиянием объединения савиров, в составе их войск совершали успешные набеги на Закавказье. Владевший регионом Сасанидский Иран с трудом отражал этот натиск. При шахе Хосрове Ануширване (531—579) персы построили знаменитые Дербентские укрепления, которые перекрыли узкий проход между Каспийским морем и Кавказскими горами, но всё же не стали панацеей от нашествий кочевников. Традиция приписывает Хосрову строительство будущих хазарских городов в Дагестане — Беленджера и Семендера. Оба пункта первоначально являлись центрами одноимённых племён. К Семендеру, возможно, имеет отношение племя забендер, родственное аварам, которые, двигаясь вслед за савирами, прошли через Кавказ в 550-е годы[6].

В 562 году савиры были разгромлены Ираном и вместе с частью хазар были переселены в Закавказье. Осколок савирского союза продолжал существовать в Дагестане, где был известен под именем «гуннов»[7].

Возвышение хазар связано с историей Тюркского каганата, с владыками которого хазарские правители, вероятно, состояли в родственных отношениях. Алтайские тюрки, возглавляемые каганами из рода Ашина, создали в 551 году огромную империю, которая вскоре разделилась на восточную и западную части. Во 2-й пол. VI века орбита Западно-Тюркского каганата достигла каспийско-причерноморских степей, и все местные объединения признали его главенство[8].

Экспансия в Закавказье и Причерноморье. VII векПравить

Основная статья: Взятие Тбилиси (627)

Как значительная военная сила хазары впервые упоминаются в связи с ирано-византийской войной 602—628 гг., в которой хазарский правитель Джебукаган стал главным проводником тюркско-византийского союза, направленного против Ирана. В 627 году хазарское войско разграбило Кавказскую Албанию и, соединившись с византийцами, взяло штурмом Тбилиси[9].

Начиная с 630 года многочисленные междоусобные столкновения привели к развалу Западно-Тюркского каганата. Результатом этого стало появление на его периферии в степях Восточной Европы двух новых политических образований. В Причерноморье возникла Великая Болгария, основанная ханом Кубратом в 632 году, а в Прикаспийском регионе — Хазария.

Хазары первое время себя никак не проявляли, тогда как Болгарское объединение стало мощной политической силой, но этот расцвет оказался кратковременным. После смерти Кубрата булгарская орда раздробилась между его сыновьями. Хазары воспользовались этим, и в результате столкновения в 660-х гг. часть булгар, возглавляемая ханом Аспарухом, откочевала за Дунай, положив начало современной Болгарии, а оставшаяся часть признала власть хазар[10]. По-видимому, после этого события правитель Хазарии принял высший в кочевой иерархии титул кагана[11]. К концу VII века хазары контролировали бо́льшую часть степного Крыма, Приазовья и Северного Кавказа. Неясно, как далеко простирался их контроль над степями к востоку от Волги (история этого региона менее всего освещена в письменных источниках). Однако бесспорно, что историческим последствием хазарской гегемонии стала остановка непрерывного потока кочевников, следовавших из Азии в Европу, что имело позитивные последствия для восточнославянских племён и народов Центральной Европы[12].

В этот период внимание Хазарии было обращено на Закавказье, чьи земледельческие государства сулили кочевникам богатые источники добычи. Вторжения туда осуществлялись двумя путями: через Дербент — в Кавказскую Албанию, Армению и далее в Иран или, реже, через Дарьяльское ущелье, расположенное на территории алан и ведущее в Грузию. Влияние хазар в регионе было столь значительным, что в ряде восточных языков Каспийское море получило название «Хазарского»[13].

Однако экспансия хазар натолкнулась здесь на встречный натиск, когда на месте Сасанидского Ирана возник Арабский халифат. Его войска оккупировали Грузию и Кавказскую Албанию, после чего в 653 году вышли за Дербент и атаковали хазарское владение Беленджер. Столкновение закончилось разгромом арабского войска и гибелью его предводителя Салмана ибн Раби[14].

Из-за внутренних смут в последующие десятилетия Халифат утратил контроль над регионом. Хазары в это время взимали дань с Кавказской Албании и совершили ряд набегов, из которых самый крупный состоялся в 685 году. В сражении с ними погибли правители Грузии, Армении и Албании[15], а также один из арабских эмиров, разбитый поблизости от Мосула[16].

Войны с арабами. VIII векПравить

Основная статья: Арабо-хазарские войны

С установлением в Халифате династии Омейядов арабские завоевания возобновились одновременно в нескольких направлениях: против вестготов на западе, тюрок на востоке и византийцев и хазар на севере. На этот раз арабы прочно закрепились в Закавказье, и в начале VIII века развернулась непрерывная череда арабо-хазарских войн, успех в которых сопутствовал попеременно как той, так и другой стороне. Временами противники совершали глубокие рейды на вражескую территорию. Хазария действовала в союзе с Византией, которая оборонялась от Халифата в Малой Азии. Когда в 717—718 гг. арабы осадили Константинополь, хазары оттянули на себя часть их сил, вторгнувшись в Кавказскую Албанию[17] и Азербайджан[18]. В конце 730 года состоялся самый масштабный набег хазар. Им руководил сын кагана — Барджиль. Нападению подвергся иранский город Ардебиль. 25-тысячное арабское войско было разбито, погиб один из высокопоставленных военачальников Халифата — Джаррах. Отдельные хазарские отряды дошли до Диярбакыра и окрестностей Мосула[19]. Но уже к началу следующего года свежее арабское войско под командованием Саида ал-Хараши, которого затем сменил Маслама (именно он десятилетием ранее осаждал столицу Византии), выбило хазар со всех захваченных позиций, и бои переместились на территорию каганата. Война продолжилась в 732/733 году, хазарский каган был ранен в сражении поблизости от Дербента. Контроль над стратегической крепостью окончательно перешёл к арабам.

В 737 году арабский полководец Марван ибн Мухаммад (будущий халиф) во главе 150-тысячной армии внезапно вторгся в Хазарию одновременно через Дербент и Дарьял. Войска взяли штурмом хазарскую столицу Семендер и достигли города ал-Байда, в котором располагалась ставка кагана. Каган бежал вглубь своих владений. В погоне за ним арабы зашли на север дальше, чем когда-либо: вплоть до «Славянской реки» — по-видимому, Дона или Волги[20]. Хазарская армия была разбита, и каган запросил мира. В обмен на сохранение трона он пообещал принять ислам, но эта процедура, по-видимому, была номинальной[21].

Хазария сохранила независимость, а арабы ушли с Северного Кавказа. Вскоре в Халифате вновь возникла смута. К власти там пришла династия Аббасидов, которая отказалась от дальнейшей экспансии на север. Таким образом, Хазарский каганат заслонил собой от арабской экспансии Восточную Европу и помог выстоять Византии[22].

Во 2-й пол. VIII века после двадцатипятилетнего перерыва хазары предприняли ещё два набега на Закавказье: в 762—764 и 799 годах. В 780-е гг. они оказали помощь абхазскому правителю Леону II, провозгласившему независимость от Византии[23]. После чего их вмешательство в дела региона прекратилось.

Геополитическим последствием арабского натиска стало перемещение населения Хазарии от опасного кавказского пограничья во внутренние районы — Подонье, где расселились аланские племена, и Поволжье. В низовьях Волги возникла новая хазарская столица — Итиль, вскоре превратившаяся в крупный торговый центр. Дагестан со старой столицей Семендером из центральной области превратился в южную окраину Хазарии. Вероятно, в русле этих же процессов произошло появление булгар и савир (сувар) в Среднем Поволжье и Прикамье, где в IX веке возникла Волжская Булгария. С переориентацией внимания на север нередко связывают установление хазарской гегемонии над восточными славянами, хотя сведений о точной дате этого события нет[24].

Отношения с Византией. VIII векПравить

Соседство с византийскими владениями на Крымском полуострове приводило к участию хазар в политике Византии. Ок. 704 года к кагану Ибузиру Глявану обратился за помощью свергнутый император Юстиниан II, находившийся в ссылке в Херсонесе. Каган дал ему в жёны свою сестру и пообещал помощь, но затем под влиянием действующего императора изменил своё решение и приказал убить Юстиниана, однако тот сумел бежать к дунайским булгарам и с их помощью вернулся к власти. Первое время его отношения с хазарами оставались дружественными, и каган посетил Константинополь, где был с почётом принят[25]. От хазарской жены, в крещении получившей имя Феодора, у Юстиниана родился сын, сразу же объявленный соправителем. Опасаясь гнева Юстиниана, жители Херсонеса добровольно перешли под покровительство хазар, и в городе при сохранении самоуправления появился хазарский наместник — тудун. Опасения горожан подтвердились: в 710 году Юстиниан захватил Херсонес, казнил местную знать, а тудуна пленил и отослал в Константинополь. Опасаясь дальнейших планов Юстиниана, жители других крымских городов обратились к кагану за помощью. В 711 году он остановил разгром Херсонеса византийской армией. В итоге Юстиниан вновь был свергнут, а императором при поддержке хазар стал херсонесский ссыльный Вардан Филлипик[26].

Союзные отношения между двумя державами были скреплены в 732 году браком наследника византийского престола (будущего Константина V) с дочерью кагана Вирхора принцессой Чичак, названной при крещении Ириной[27].

В 787 году хазары подавили восстание в Готии (область Горного Крыма), посадив его зачинщика — местного епископа Иоанна в тюрьму[28]. Контроль хазар над Крымом сохранялся до сер. IX века, а над Таманью и зоной вокруг Керченского пролива — вплоть до падения каганата[29].

Принятие иудаизма и возвышение династии Буланидов. Сер. VIII — нач. IX вековПравить

Важным фактором для истории Хазарского каганата оказалось то, что на контролируемой им территории, в том числе на родине хазар — в Дагестане — проживали еврейские общины[30]. Примерно в 740 году один из хазарских военачальников — Булан перешёл в иудаизм[31]. По-видимому, это укрепило позиции его клана, в то время как положение правящей языческой династии стало ухудшаться из-за сокращения военной добычи и невозможности продолжать традиционную завоевательную политику. В нач. IX века потомок Булана — Обадия занял второй после кагана пост в государстве и сосредоточил в своих руках реальную власть. С этого момента в Хазарии установилась система двойного правления[32], при которой номинально страну продолжали возглавлять каганы из старого царственного рода, но реальное управление осуществлялось от их имени беками (царями) из рода Буланидов. Весьма вероятно, что установление нового порядка сопровождалось междоусобными столкновениями. Часть хазар, известных под именем каваров, восстала против правящей династии и после подавления мятежа перешла к венграм. Сын Обадии — Езекия и внук — Манассия правили достаточно мало, чтобы успеть передать трон брату Обадии — Ханукке, за линией которого он сохранялся до падения каганата[33].

Каганат в IX векеПравить

 
Фортификации и городища хазарского времени в Волго-Донском междуречье. Указаны наиболее крупные городища и агломерации

С этого момента политика Хазарии переориентировалась с завоевательных походов на развитие международной транзитной торговли. Однако внешнеполитическая ситуация для каганата складывалась неблагоприятно. В IX веке началась новая волна Великого переселения народов, и новые азиатские кочевники стали переходить Волгу. Первым народом, вытесненным на западный берег Волги, оказались венгры. В 830-е гг. они заняли Северное Причерноморье[34]. Неизвестно, в какой мере добровольной или вынужденной была в этом процессе позиция хазар, однако венгры признавали их сюзеренитет. Венгерский вождь Лебедий был утверждён хазарским каганом и женился на знатной хазарке. После этого венгры принимали участие в хазарских войнах[35]. В 889 году венгры (включая три этнически хазарских рода каваров) были вытеснены в Паннонию печенегами, которых, в свою очередь, теснили огузы, а тех — половцы. В результате хазары впервые потеряли контроль над причерноморскими степями. Известно, что хазарские цари периодически совершали походы на печенегов и огузов[36]. Конец IX века считается закатом «Хазарского мира» — эпохи относительной стабильности в степи.

 
Дань полян хазарам, миниатюра Радзивилловской летописи, XV век

Новый противник появился у хазар с формированием Древнерусского государства. Недостаточно понятным является вопрос о так называемом Русском каганате, который впервые упомянут в источниках под 839 годом[37]. Титул кагана позднее носили киевские князья, а его хождение в IX веке обычно расценивается как претензия на равенство с хазарами. Как бы то ни было, проникшие в Восточную Европу варяжские дружины начали успешно оспаривать гегемонию хазар над славянскими племенами. От хазар освободились поляне (864), северяне (884) и радимичи (885)[38].

Отвечая на возникшие вызовы, хазары с помощью Византии соорудили серию крепостей на северо-западных рубежах. Ок. 834 года каган и бек обратились к императору Феофилу с просьбой помочь в строительстве крепости Саркел[39]. Крепость расположилась на левом берегу Дона и стала главным оплотом хазар в регионе. Кроме Саркела, как свидетельствуют археологические данные, была создана сеть аналогичных укреплений по притокам Дона[40].

Отношения Хазарии и Арабского халифата нормализовались. В 840-е гг. Хазарию посещали два арабских посольства. Первое из них возглавлял знаменитый учёный ал-Хорезми[41], второе — путешественник Саллам ат-Тарджуман[42]. В 850-е гг. произошло последнее столкновение хазар с арабами. Закавказские владения Халифата в это время были охвачены мятежом, для подавления которого был прислан арабский полководец Буга Старший (сам хазарин по происхождению). С призывом о помощи к хазарам обратились горцы санарийцы, населявшие Кахетию[43]. Буга совершил поход на алан и хазар и получил с них дань, но потом был отозван из Грузии, так как халиф боялся, что он может сговориться с соплеменниками[44].

Отношения Хазарии с Византией вновь временно улучшились. В 861 году Хазарию посетило византийское посольство, возглавляемое Константином Философом (св. Кириллом)[45].

В кон. IX — 1-й пол. X вв. Хазарский каганат ослабел, но ещё продолжал оставаться влиятельным государством благодаря обученной армии и искусной дипломатии. Правители проводили политику лавирования между тремя крупными силами: Византией (утратившей интерес в союзных отношениях), кочевниками и Русью. В кон. IX века в правление царя Вениамина против Хазарии выступила организованная Византией коалиция, состоящая из печенегов, чёрных булгар и других кочевых племен. Хазары разбили её при поддержке алан[46]. При следующем царе — Аароне Византия сумела разрушить хазаро-аланский союз, и теперь хазары одолели алан с помощью одного из кочевых вождей. Аланского царя пленили, но приняли с почётом. Он отдал свою дочь за сына Аарона — Иосифа[47].

Падение каганата. X векПравить

Угроза со стороны русов до определённого времени успешно перенаправлялась хазарами в Закавказье. В 913/914 году за долю добычи хазары пропустили флот русов в Каспийское море, а когда поредевшее войско вернулось, напали на него и перебили[48]. В 939 году один из русских вождей — Хельг (возможно, князь Олег)[49] по подстрекательству Византии напал на хазарскую заставу Самкерц[50] на Таманском полуострове. Хазарское войско под командованием полководца Песаха разбило русов и разграбило византийские владения в Крыму[51]. После этого поражения русы повернули оружие на Византию (941). А затем снова совершили рейд в Закавказье (944). В отличие от прошлого набега, сопровождавшегося простым грабежом, на этот раз русы перешли к планомерному завоеванию территории, но эта попытка не имела успеха[52].

Неблагоприятная ситуация складывалась для Хазарии и на южной границе, где на месте Халифата возникли независимые исламские эмираты. К началу X века весь Южный Прикаспий оказался объединён в составе государства Саманидов. Новая держава стала активным проводником ислама. Под её влиянием он начал распространяться среди огузов и карлуков в Средней Азии, а затем и в Волжской Булгарии. Хазария оказалась в исламском окружении, что было вдвойне опасным в связи с наличием сильной исламской партии при дворе беков. В 901, 909 и 916 годах хазары в союзе с местными дагестанскими объединениями совершили несколько походов на Дербент[53]. Отношения с мусульманским миром оставались мирными до падения каганата, а затем вассал Саманидов Хорезм на некоторое время подчинил себе Хазарию[54].

В Горном Дагестане усилилось государство Сарир. Его население исповедовало христианство, а правитель в арабских источниках иногда именовался каганом гор. Сарирцы совершали набеги на Хазарию[55].

Освободиться от хазарского господства стремилась и динамично развивающаяся Волжская Булгария. Её правители перешли в ислам, рассчитывая на помощь единоверцев. В 922 году эту страну посетил посол багдадского халифа Ибн Фадлан[56].

Накануне своей гибели Хазарскому каганату удалось завязать отношения с Кордовским халифатом. Министр последнего Хасдай ибн Шапрут и хазарский царь Иосиф обменялись письмами. Из сохранившегося письма Иосифа (ок. 961) видно, что он не считал положение своей страны катастрофическим и по-прежнему рассматривал себя в качестве правителя обширной территории от Хорезма до Дона.

Решающую роль в гибели Хазарии сыграло Древнерусское государство. В 964 году князь Святослав освободил последнее зависимое от хазар славянское племя вятичей, а в следующем 965 году разбил хазарское войско с каганом во главе и захватил Саркел, который с этого времени стал русским городом Белая Вежа. По-видимому, тогда же был захвачен и Самкерц (Тмутаракань). Затем, в том же 965 или, по другим данным, в 968/969 году русы, действуя в союзе с огузами, разгромили Итиль и Семендер[57]. Этот момент считается концом независимого Хазарского государства[58].

Некоторое время русы, по-видимому, господствовали в низовьях Волги. Жители Итиля и царский двор в это время укрывались на островах Каспийского моря и Мангышлаке[59]. После ухода русов в 980-е гг. хазарский правитель получил помощь от Хорезма (по др. данным Ширвана) и вернулся в столицу. В обмен за поддержку бо́льшая часть хазар перешла в ислам, позднее (после очередной помощи) это сделал и сам царь[60]. В 985 году князь Владимир совершил новый поход на Хазарию и наложил на неё дань[61]. Под 986 годом в русской летописи сообщается о посольстве хазарских иудеев к Владимиру с предложением принять свою веру[62].

Последние упоминания. XI—XII векаПравить

Дальнейшая история Хазарии прослеживается неотчётливо и развивается изолированно в центре и бывших провинциях. По некоторым данным, в XI веке Итиль находился в развалинах[63]. Волжская Хазария была окончательно сметена, по-видимому, в середине XI века в ходе нашествия очередной кочевой волны — половцев[64]. В XII веке на месте Итиля в низовьях Волги существовал город Саксин, среди его жителей упоминаются хазары-мусульмане, но основное население составляли огузы[65]. В Дагестане о сколько-нибудь значимой роли хазар источники не упоминают[66]. В 1064 году три тысячи хазарских семей переселились в Закавказье[67]. Хазары Подонья (Саркела) и Причерноморья попали под власть русского Тмутараканского княжества, просуществовавшего до начала XII века. Хазарские отряды входили в войско Мстислава Владимировича во время его битвы с братом Ярославом в 1024 году[68]. Последний раз в русской летописи хазары упомянуты под 1079 и 1083 годами в связи с действиями князя Олега Святославича, которого они пленили и выдали Византии[69]. Известны отдельные свидетельства о миграции хазар-иудеев в страны Центральной Европы, где они влились в состав евреев ашкенази. Однако существующая в популярной литературе версия об их значительном вкладе в европейское еврейство фактами не подтверждается[70].

После падения каганата причерноморские и прикаспийские степи попали в безраздельное господство кочевников. В Поволжье доминирующая роль перешла к Волжской Булгарии, а на Северном Кавказе — к Алании. Вновь под одной властью эти территории оказались объединены только в составе Золотой Орды.

Государственное устройствоПравить

Первоначально Хазария являлась типичным кочевым ханством. Политические традиции и титулатуру она унаследовала от Тюркского каганата.

Во главе государства стоял каган. Формально он обладал всей полнотой военной и административной власти, но не имел аппарата для навязывания своих решений. Положение каганов зависело, прежде всего, от способности успешно получать военную добычу и распределять её среди знати[71]. Другой важной опорой их власти была сакрализация. Власть кагана считалась установленной небом. Он являлся главой языческого культа и наделялся в глазах подданных сверхъестественными способностями[72].

У хазарского правителя были трон из золота и золотая корона, одевался он в шёлковые одежды[73]. Стать каганом мог только член одного царственного рода, власть в котором, вероятно, передавалась по принятой у тюрков «лествичной» системе от старшего брата к младшему[74]. Жёны и родственницы кагана носили титул хатун. Иногда ретроспективно полагают, что хазарами правила тюркская династия Ашина[75]. К середине X века каганский род оказался на грани вырождения, и один из его представителей, если верить источникам, торговал на базаре[76].

Вера в божественную силу правителя приводила к тому, что в случае несчастья, происходившего со страной, его могли обвинить в неудачах и сместить. Его жизнь подлежала строгой регламентации, фактически могла быть превращена в сплошные запреты. При возведении на престол кагана душили шёлковым шнуром, и он в полубессознательном состоянии должен был сам назвать число лет своего правления. По прошествии этого срока его убивали. Если же он называл непомерно большое число лет, его всё равно убивали по достижении сорокалетнего возраста, так как считалось, что с возрастом божественная сила покидает его[77]. В доиудейский период династия каганов прочно контролировала армию и поэтому легко избегала сакральных ограничений. Однако после возвышения другого хазарского клана, исповедовавшего иудаизм, реальная власть оказалась у второго лица в государстве — бека. На иврите его называли «мелех» — «царь», арабы передавали его должность как «малик» — «правитель» или «халифа» — буквально «заместитель»[78]. Власть внутри новой династии, очевидно под влиянием иудаизма, стала передаваться уже строго от отца к сыну[79]. У бека было двое заместителей: кундур и джавшигар[80]. В новой системе за каганом остались сакральные функции (формально более значимые), а всеми земными делами руководил бек. При этом бек оказывал кагану ритуальные почести, граничащие с унижением. Входя к нему, он становился на колени и держал в руках горящую ветвь. Каган изолированно жил в своём дворце, выезжая обычно лишь раз в четыре месяца во главе торжественной процессии или в случае бедствий, постигающих страну[81]. Признаваемые соседними языческими народами и имевшие непоколебимый авторитет у рядовых хазар каганы служили важным стабилизирующим фактором до самого конца Хазарского государства.

Считается, что схожая организация двойного управления, существовавшая некоторое время у венгров[82] и, возможно, русов[83] была заимствована ими у хазар.

Высшим сословием в государстве являлись тарханы — родовая аристократия. Среди неё высший слой составляли родственники царственного рода, рангом ниже стояли эльтеберы — правители вассальных народов[84]. Раннее хазарское государство не имело специфической бюрократии, но она начала складываться по мере знакомства хазар с устройством соседних высокоразвитых государств. В Закавказье хазары переняли сасанидскую налоговую практику и установили надсмотрщиков для наблюдения за ремесленниками и торговцами[85]. В крымских городах, где хазарский контроль в ряде случаев сосуществовал с византийским, известны наместники кагана — тудуны, выполнявшие надзорные функции при местной администрации[86]. В иудейский период в области управления был достигнут значительный прогресс. На узловых торговых путях существовали заставы, где специальные чиновники взимали пошлины. В столице страны Итиле сложилась развитая судебная система: существовало семь судей для каждого вероисповедания (по двое для трёх монотеистических религий, один для язычников). Судьи подчинялись назначаемому царскому чиновнику[87]. В сложных случаях решения мог выносить сам царь[88]. Население столичной области несло натуральные повинности, иноэтничные ремесленники и купцы облагались ежегодным налогом[89].

Территория Хазарии IX—X вв. состояла из нескольких областей, различных по степени контроля со стороны центральной власти. Сердцевиной страны было Нижнее Поволжье. Здесь жили собственно хазары. По этой территории проходили кочёвки царя и хазарской знати. Правитель совершал ежегодный объезд центральной области, начинавшийся в апреле и заканчивавшийся в сентябре[90].

Стратегические пункты контролировались центром непосредственно. В них находились хазарские гарнизоны. Из них наиболее известны два: Саркел — застава на Дону и Самкерц — у Керченского пролива. Особое положении занимала старая хазарская столица Семендер в Приморском Дагестане. Город был населён хазарами, но непосредственно в столичную область не входил. В нём был собственный правитель, по некоторым данным — родственник хазарского царя — иудей[91].

Бо́льшая часть территории управлялась без административного вмешательства. Подчинённые народы: аланы, булгары, буртасы, венгры, славяне и другие — сохраняли собственную социально-политическую структуру. Они имели своих правителей, которые были обязаны собирать и отправлять в Хазарию дань, отдавать дочерей в гарем кагана[92] и выставлять войско. Известно, что волжские булгары платили по меховой шкурке с дома[93], а славяне вятичи по щелягу (серебряной монете) с сохи[94].

АрмияПравить

В эпоху арабо-хазарских войн основной силой хазарского могущества было ополчение. По требованию хазар зависимые народы выставляли военные контингенты. Численность войска, по сообщениям источников, могла доходить до 100—300 тыс. человек[95]. Основу армии составляла конница. Военная тактика была типичной для кочевников: часть войска скрывалась в засаде и вступала в бой в удобный момент. Хазары умели брать города, применяя осадные машины. Войско каганата оказалось способным к противостоянию с регулярной арабской армией, под командованием лучших полководцев Халифата[96].

В IX—X вв. ситуация изменилась. Правительство, отказавшись от крупных завоевательных походов, стало опираться на иноэтничные, не связанные местными родоплеменными интересами силы. Ядром хазарского войска стала тяжёлая конная гвардия, состоящая из ларисиев — мусульманского племени хорезмийского происхождения, которое поселилось в Итиле и несло беку службу на особых условиях. Гвардия имела собственного визиря и оговорила право не воевать с единоверцами (большинство противников хазар в этот период были язычниками). Воины получали жалование. Численность гвардии достигала, по разным данным, от 7 до 12 тыс. человек[97]. В Саркеле нёс службу регулярно сменяемый гарнизон из 300 воинов[98].

По существу, хазарская армия стала профессиональной, и это позволило каганату продержаться 150 лет в борьбе с многократно превосходящими по численности противниками. Гвардия являлась очень влиятельной, но не единственной военной силой в стране. В распоряжении хазарских царей были наёмные контингенты славян и русов (также стоявшие в столице). Собственно хазарские силы состояли из всадников, которых знатные вельможи были обязаны поставлять сообразно своему положению[99]. Зависимые народы (буртасы и др.) продолжали выставлять ополчение[100].

Хазары не имели флота, хотя умели изготовлять небольшие лодки, которыми пользовались для сообщения по Волге[101].

Главным оружием хазарских воинов был лук. Помимо этого хазарские всадники имели копья, мечи, палаши и сабли, а также топоры и кистени. Представители воинской элиты каганата носили кольчуги, ламеллярные кирасы, шлемы с бармицами[102].

Военные действия велись лично каганом и его ближайшими родственниками, либо полководцами из числа хазарской знати — тарханами. После отстранения каганов функция командования войском перешла к беку.

Пленные хазарские воины служили в армии Аббасидского халифата, некоторые из них достигали очень высокого положения, становясь наместниками провинций и личными слугами халифов. В Византии также состояли на службе хазарские гвардейцы[103].

ЭкономикаПравить

 
Хазарская серебряная монета с легендой «Моисей — посланник Бога». Gotland Museum (Висбю, Швеция)

Основу хозяйственной деятельности рядового населения составляло кочевое скотоводство. Древним оседлым центром Хазарии был Дагестан, где получило развитие виноградарство. В VIII—IX веках в приморских областях Крыма, Тамани, в низовьях Кубани и Дона важным последствием хазарского господства стал процесс оседания кочевников на землю[104]. В Хазарии выращивались пшеница, ячмень, рис, огородные и бахчевые культуры, были сады и виноградники, в больших количествах ловили рыбу. Было развито кузнечное, ювелирное и гончарное ремесло, ориентированное на местный рынок. Посуда изготавливалась на гончарном круге[105].

 
Тамгаобразные знаки на кирпичах из Саркела

Для правящей верхушки основным источником обогащения первоначально была военная добыча, получаемая путём грабежа соседних стран. Однако затем произошла переориентация на невоенные источники доходов. Это стало возможным в результате того, что в общемировом масштабе во 2-й пол. VIII — нач. IX века начался подъём международной торговли, основными агентами которой были еврейские торговцы — рахдониты. Через Хазарию проходило несколько международных торговых путей. В Восточной Европе основной торговой артерией стала Волга, нижнее и среднее течение которой находилось под хазарским контролем. Волжский торговый путь шёл от устья на Дон (через Переволоку), далее в земли славян и страны, примыкавшие к Балтийскому морю. Этот путь отмечен многочисленными кладами арабских дирхемов. Ключевую роль на нём с определённого времени стали играть русы. Из устья Волги, где находился Итиль, купцы попадали в акваторию Каспийского моря и, высаживаясь на его южных берегах, могли следовать по суше до Багдада или в Среднюю Азию. Археологические исследования обнаружили существование сухопутных торговых маршрутов: цепь караван-сараев от Хорезма к Нижнему Поволжью[106]. Через портовые города Крыма Хазария участвовала и в причерноморской торговле с Византией.

Контроль над важными транзитными путями привёл к тому, что в IX—X вв. основной (но не единственный) источник доходов Хазарии стали составлять торговые пошлины. Итиль превратился в крупнейший торговый пункт. При этом сами хазары сохраняли традиционный кочевой уклад и международной торговлей не занимались. Она находилась в руках иудейских и мусульманских общин. Хазария славилась как крупный рынок по перепродаже меха и рабов. Предметом собственного экспорта были рыбий клей и овцы[107].

Хазария чеканила собственную монету, хотя вопрос о регулярности этого процесса остаётся открытым. На территории хазарского Подонья обнаружена серия подражаний арабским дирхемам (крупнейшим по числу монет является Девицкий клад). В кладах Восточной Европы и Скандинавии известны дирхемы с надписью «Земля хазар»[108]. Несколько монет относятся ко 2-й пол. IX — нач. X вв., остальные — к 30-м гг. IX в.[109] К этому же времени относятся пять дирхемов, на которых вместо надписи «Мухаммед — посланник Бога» стоит «Моисей — посланник Бога»[110].

РелигияПравить

Первоначально хазары придерживались традиционных языческих верований. Главное место в пантеоне занимал бог неба Тенгри. Каган считался воплощением покровительства этого бога. Он обладал кут’ом — особой жизненной силой, которая обеспечивала счастье народа[111]. Языческий культ правителя в конечном итоге превратил кагана в бездействующего сверхсакрализованного полубога. Арабские авторы отмечали, что вера хазар сходна с верой тюрок[112], но её подробных описаний не оставили. Тем не менее, в письменных источниках сохранилось несколько ярких свидетельств, позволяющих судить о мировоззрении кочевого населения Хазарии. Ближайшие соседи и вассалы хазар — дагестанские «гунны» помимо Тенгри поклонялись богу молний Куару и женскому божеству плодородия, в котором видят аналогию древнетюркской богине Умай. Также они верили в богов дорог, поклонялись солнцу, луне и небесному грому. Похороны знатных людей сопровождались человеческими жертвоприношениями и ритуальными плясками, в которых обнажённые воины бились на мечах, а зрители в знак скорби наносили себе порезы. Для отправления языческих обрядов использовались капища, в которых находились идолы, и священные рощи[113]. Культ священных деревьев имел широкое распространение среди населения каганата (отмечен в разных частях Хазарии: у «гуннов», в крымском городе Фуллы и в стране Сарир). Деревьям приносили в жертву коней, кровью которых окропляли землю, а головы и шкуры развешивали на ветвях. О практике жертвоприношений у собственно хазар красноречиво свидетельствует эпизод, случившийся в 711 году, когда после смерти знатного тудуна была устроена тризна, называемая древнетюркским словом догия[114]. По некоторым сведениям, хазары сжигали покойников[115] и поклонялись огню[116]. Хазарские жрецы обладали способностью вызывать дождь. Известно, что жители Беленджера поместили тело убитого ими в 653 году арабского полководца Салмана ибн Раби в особый гроб и использовали его как магическое средство при вызове дождя[117]. По преданию, тюркские народы владели волшебным дождевым камнем. В разное время принадлежность камня оспаривалась разными народами, в том числе хазарами[118]. Некоторые версии легенды даже связывают секрет вызова дождя с установлением у хазар каганата[119]. В одном из поздних древнерусских сочинений упоминаются хазарские волхвы[120].

Однако расположение на стыке христианского и исламского миров, а также исключительное влияние иудейских общин привело к сложению в Хазарии уникальной конфессиональной ситуации: проникновению и сосуществованию трёх монотеистических религий. Известны позитивные отклики о Хазарии от представителей всех этих вер[121]. В Итиле и Семендере мирно уживались христиане, мусульмане, иудеи и язычники. А жители Хунзана в царстве Сарир[122] (возможно, речь идёт о Семендере[123]), если верить источникам, даже исповедовали три веры одновременно: по пятницам вместе с мусульманами посещая мечеть, в субботу с евреями — синагогу и в воскресенье с христианами — церковь, желая «достигнуть истины всех религий»[124].

Хронологически первым в пределы Хазарии пришло христианство[125]. Этому способствовала как близость Византии, так и знакомство хазар с христианскими государствами Закавказья. Уже в VII веке в Дагестане фиксируется появление христианских церквей[47]. В 682 году[126] один из вассалов хазар князь дагестанских «гуннов» Алп-Илитвер крестился и принял албанского епископа Исраела[127], который уничтожил языческую святыню — священный дуб. В традиционно христианском Крыму во время владычества хазар продолжалось строительство церквей. Известна эпиграфическая надпись из Горного Крыма, сделанная на греческом языке, в которой со ссылкой на правящего кагана и тудуна сообщается о строительстве храма[128]. Большая христианская община существовала в Семендере[129]. Византия придавала серьёзное значение миссионерской деятельности, что подвигло её на учреждение особой митрополии, центр которой находился в крымском городе Дорос (совр. Мангуп), а территория охватывала владения хазар[130]. В конце VIII века в Хазарии упоминается епископ, которым стал беглый византийский солдат, укрывшийся здесь от преследований иконоборцев[131], а в 920 году константинопольский патриарх Николай Мистик поручал епископу Херсонеса лично отправиться в Хазарию и рукоположить там епископа, поскольку об этом просило прибывшее в Византию хазарское посольство[132]. Хазары-христиане, если верить одному из толкований неясного места в «Повести временных лет», были в дружине киевского князя Игоря[133]. Из вассалов каганата крупнейшей новообращённой территорией стала Кавказская Алания, хотя в среде её верхушки была и иудейская партия, и аланский царь под давлением хазар на время перешёл из христианства в иудаизм[134].

Знакомство с исламом произошло во время арабо-хазарских войн. После поражения, понесённого от арабов в 737 году, каган будто бы временно принял ислам и его примеру последовали многие подданные. В рассказе об обращении говорится, что основы веры правителю объяснили двое факихов — Нух ибн ас-Саиб ал-Асади и Абд ар-Рахман ал-Хаулани. Наибольшее замешательство у кагана вызвал запрет употреблять вино и нечестивое мясо[135]. Достоверность рассказа находится под вопросом. Об обращении сообщается не во всех источниках, и о каких-либо фактах, подтверждающих, что переход состоялся, в дальнейшем ничего не известно[136]. Можно утверждать, что массовое проникновение ислама началось в последующий период в результате становления торговых отношений. В Итиле возникла мощная мусульманская община, пополнявшаяся выходцами из разных стран Халифата[137]. Исламской являлась царская гвардия, а по сообщениям арабских писателей исламские минареты были выше, чем дворец царя. В 854/855 году 300 семей хазарских мусульман переселились в закавказский город Шамкор[138]. Хазарские колонии были и в других городах Халифата. Известно, что в несколько более позднее время в Дамаске существовали хазарская и касожская мечети, вероятно, основанные купцами[139]. В нач. Х века ислам в качестве оппозиционной идеологии приняли зависимые от хазар волжские булгары. Археологические исследования выявили неизвестную по письменным источникам группу мусульманского населения в Донецкой степи (в среднем течении Северского Донца)[140]. Ислам стал религией большей части хазар и чуть позже хазарского царя в последующие годы после разгрома и потери независимости Хазарским государством, но окончательно смог укрепиться в этом регионе только в эпоху Золотой Орды.

Миграции в Хазарию евреев шли из трёх источников: с Ближнего Востока (Ирака), Хорасана и Византии[141]. Крупным центром еврейских поселений с античных времён являлся Боспор. В пределах Дагестана иудейские общины оказались в VI веке в результате Маздакитского восстания в Иране[142]. Источники сохранили легенду о религиозном диспуте, который был устроен по желанию хазарского правителя между проповедниками трёх религий[143]; согласно поздней еврейской традиции, проповедника-раввина звали Исаак Сангари[144]. Иудаизм был выбран по той причине, что его положения признали как ислам, так и христианство. Уникальность ситуации заключается в том, что иудаизм не предполагает массового обращения неевреев. В средневековой литературе были распространены две точки зрения на обращение хазар. Одна часть источников утверждает, что хазары перешли в иудаизм, другая (меньшинство) — что они изначально были евреями и только укрепились в вере[145]. Современные учёные среди причин хазарского выбора называют желание сохранить независимость как от Византии, так и от Халифата или указывают на связи иудеев с частью хазарской знати.

Согласно сохранившимся данным[146], процесс иудаизации был длительным и, по-видимому, иудаизм не сразу стал правящей религией. Установление ортодоксального (раввинистического) иудаизма связано с деятельностью царя Обадии, который выстроил синагоги и ввёл Мишну и Талмуд. В Хазарию начали переселяться евреи из других стран. Особенно массовой была миграция в правление Иосифа, когда в Византии начались еврейские гонения. Хазарский царь в ответ начал преследование христиан. В литературе, особенно публицистической, принятие иудаизма часто безосновательно связывают с упадком каганата (на самом деле кризис начался примерно на 100 лет позже), и эта тема нередко является предметом недобросовестных спекуляций[147]. Единственным источником, где встречается соотнесение такого рода, является зороастрийский трактат Денкарт, в котором христианство обвиняется в упадке Рима, иудаизм — в упадке хазар, а манихейство — в упадке Уйгурского каганата[148]. Что касается степени распространённости иудаизма в Хазарии, то взгляды исследователей весьма разнятся. Более взвешенные оценки, называющие только высший слой правящего класса, опираются на археологические источники, где следы иудейского культа ничтожно малы[149]. С точки зрения археологов, в IXX вв. Хазария вообще не была глубоко затронута монотеистическими религиями, как иудаизмом, так и христианством, и исламом[150]. По-видимому, для более глубокого проникновения хазарскому иудаизму просто не хватило времени.

Список хазарских правителейПравить

Династическая информация чрезвычайно скудна из-за отсутствия собственно хазарских памятников VII—IX вв. В сообщениях иноязычных хроник имена бывают искажены, иногда вместо них фигурируют персонифицированные титулы. Достоверно известны имена трёх каганов, правивших в VIII веке. По одному правителю известно за VII век (в период, когда хазары ещё не отделились от тюрок) и IX век. Сравнительно недавно в двух древнетюркских эпитафиях на территории Монголии было обнаружено упоминание о вожде Кадыр Касаре, который с высокой степенью вероятности может быть признан правителем хазар в VI веке.

Ниже перечисляются все известные каганы, с указанием дат их упоминания в источниках и описанием событий, в связи с которыми о них говорится.

Докаганатский период
  • Хазар (в сирийск. варианте Хазариг)[151]
    мифический прародитель хазар. Каких-либо деяний источники ему не приписывают.
  • Кадыр Касар, 2-я пол. VI века[152]
    современник тюркского кагана Бумына (ум. 552), погибший вскоре после его смерти.
  • Джебукаган (в визант. варианте Зиевил), уп. 626—630[153]
    лидер хазар во время ирано-византийской войны VII века. Возможно, под этим именем скрывается каган западных тюрков Тон Ябгу.
Каганы
  • Ибузир Гляван, уп. 704—711[154]
    правил в период ссылки Юстиниана II.
    • Барджиль (в др. вариантах Барсбек, Барджик), уп. с 722 — ум. 731[155]
    сын правящего кагана, командовал армией в войнах с арабами.
  • Парсбит, уп. 730[156]
    регентша при несовершеннолетнем наследнике. Мать кагана, скончавшегося в том же году. Барджиль в этот момент был жив, но престол не занимал.
  • Вирхор, уп. 732—750-е[157]
    выдал дочь Чичак замуж за будущего византийского императора Константина V.
  • Багатур, уп. 759—763[158]
    правил во время кампании 762/763. Его дочь двумя c половиной годами ранее вышла замуж за арабского наместника Армении.
  • Захария, уп. 860—861[159]
    каган в период посольства в Хазарию Константина Философа.
  • ?..ут, время правления неизвестно[160]
    фрагмент имени из эпиграфической надписи в Горном Крыму.
Беки

В русскоязычной литературе беков принято называть царями. Из письма Иосифа Хасдаю ибн Шапруту известен список 10 поколений династии, начиная с Обадии. Возможно, что серединная часть списка является искусственно раздутой (в краткой редакции письма список состоит из 9-ти поколений, в редакции Иегуды Барселонца — из 5-ти)[161]. Более подробная информация о деятельности трёх последних царей приводится в письме неизвестного хазарского еврея. Там же первый правитель, перешедший в иудаизм (неясно Булан или Обадия), назван еврейским именем Сабриель. По-видимому, первые (тюркские) имена имелись у всех царей. Одно из них сохранилось в «Истории Дербента», где царь хазар, правивший в 901 году, именуется К-са ибн Булджан[162]. Другое — у ал-Йакуби (ок. 891 года), который упоминает заместителя хазарского кагана по имени Йазид Булаш[163].

  • Обадия — предположительно современник арабского халифа Харуна-ар-Рашида (786—809)
  • Езекия
  • Манассия I
  • Ханукка
  • Исаак
  • Завулон
  • Манассия II (Моисей)
  • Нисси
  • Аарон I
  • Менахем
  • Вениамин 880—900-е
  • Аарон II 900—930-е
  • Иосиф после 932—960-е — написал письмо Хасдаю ибн Шапруту не позднее 961. Датировка правления последних трёх династов дана по А. П. Новосельцеву[164].

Основные источникиПравить

История хазар отражена в различных письменных источниках, бо́льшая часть из которых оставлена соседними с хазарами народами, имевшими устойчивую письменную традицию. Освещение хазарской истории не является равномерным. Источники VVI веков хазар практически не знают, так как те в это время находились в тени более могущественных народов. В более поздних хрониках, сведения о хазарах применительно к данной эпохе есть, но они зачастую анахроничны[165]. В период VIIVIII веков, когда хазарская держава находилась на пике могущества, преобладают сведения, связанные с хазарскими завоеваниями. Многие из этих данных были записаны позднее, не ранее середины IX века. Во второй половине IX века с формированием арабской географической науки появились описания внутреннего устройства Хазарии. Самым информативным в источниковедческом плане является X век, так как от него дошли, во-первых, собственно хазарские памятники, а во-вторых, несколько произведений, написанных современниками событий и специально посвящённых описанию иностранных государств, в том числе Хазарии (Ибн Фадлан, Константин Багрянородный).

Хазарские источники. Текстов на хазарском языке не обнаружено, хотя какие-то хазарские летописи, скорее всего, существовали, так как о них есть упоминания[166]. Тем не менее, собственные хазарские памятники существуют. Они представлены так называемой «Еврейско-хазарской перепиской», включающей в себя два письма на иврите, из которых одно написано хазарским царём Иосифом (около 961 года), а другое (так называемый «Кембриджский Аноним») его подданным — анонимным евреем (около 949 года). В обоих документах приводятся сведения о происхождении хазар, обстоятельствах принятия ими иудаизма, правящих царях и их деятельности, а также географии Хазарии. Недавно был открыт ещё один источник еврейско-хазарского происхождения — автограф рекомендательного письма из иудейской общины Киева (Х век). Некоторые из его подписантов наряду с еврейскими носили хазарские (тюркские) имена, что стало подтверждением практики прозелитизма в каганате. Последняя фраза в письме написана разновидностью древнетюркских рун. Подобные надписи (очень краткие) обнаружены в ходе археологических исследований. Дешифровать их пока не удаётся.

 
Руническая надпись в письме еврейской общины Киева, X век

Арабо-персидские источники. Самый большой и разнообразный массив сведений как в количественном, так и в качественном плане содержится в источниках из стран Халифата[167]. Они представлены двумя жанровыми группами: историческими и географическими произведениями, которые отражают, соответственно, два рода контактов между Хазарией и исламским миром. Исторические сочинения посвящены хазаро-иранским и хазаро-арабским столкновениям, а географические — мирному взаимодействию, основанному на торговле. В первом случае речь идёт об эпохе VII—VIII веков, когда арабы сталкивались с хазарами в битвах за Закавказье, во втором — о IX — середине X веков, когда через Хазарию была налажена торговля и в Итиле возникла мусульманская община. Для более раннего периода (VI в.) арабы черпали сведения из сасанидских хроник, которые до наших дней не сохранились. Среди авторов-историков нужно назвать Халифу ибн Хаййата, Белазури, ал-Йакуби, ат-Табари, ал-Куфи и др. Сведения о роли хазар на Кавказе в эпоху заката каганата можно почерпнуть из более поздней по времени становления региональной историографии граничащих с Хазарией прикаспийских областей. К сожалению, она сохранилась плохо. Хроники Дербента и соседних областей частично уцелели в составе сочинения турецкого автора Мюнеджжим-баши.

Многие вопросы хазарской истории было бы невозможно реконструировать без географических произведений. Эта группа источников обладает исключительной источниковедческой ценностью, поскольку сочинения, во-первых, создавались современниками событий, а во-вторых, были специально посвящены описанию внутреннего устройства чужих народов, чего не было в христианской историографии. По представлениям арабов, Хазария располагалась в предпоследней из обитаемых областей — шестом климате Земли. Её территория первоначально представлялась страной демонических народов Гога и Магога, но по мере развития контактов, на смену фантастическому взгляду пришёл реальный. Именно из арабской географии известны подробности хазарского двоевластия (о лишённом власти кагане и беке), некоторые обстоятельства иудаизации хазар и степень распространения иудаизма, описания хазарских городов, из которых подробнее всего охарактеризована столица. Огромную важность имеют прямые и косвенные указания об этнической принадлежности хазар. Среди географических работ наибольшее значение имеют «книги путей и стран», посвящённые описанию торговых маршрутов. Первым из сохранившихся произведений этого рода является труд Ибн Хордадбеха (середина IX века). К этому же времени относится информация Ибн Русте и Гардизи, чьи данные о народах Восточной Европы заимствованы из несохранившегося труда бухарского учёного ал-Джайхани. Обстановка X века отражена у географов так называемой «классической школы»: Истахри, Ибн Хаукаля, Мукаддаси. Последние два автора помимо прочего дают ценные сведения о падении Хазарии. К этому кругу примыкают труды знаменитых путешественников — Ибн Фадлана и ал-Мас’уди, которые побывали у границ Хазарии. Первый в 922 году посетил Волжскую Булгарию, а второй в 940-е годы — Южный Прикаспий.

Византийские источники. Греческие известия о хазарах относительно немногочисленны, поскольку византийская историография этого времени переживала состояние упадка. Для первого периода истории каганата имеют значение два произведения, восходящие к общему источнику: «Хронография» Феофана Исповедника, написанная в нач. IX века и «Бревиарий» патриарха Никифора, созданный чуть ранее. Византийцы сохранили наиболее чёткое определение момента возвышения хазар, которое они связывали с разгромом Великой Болгарии. Этот взгляд (подкреплённый хазарским преданием в письме Иосифа) перешёл в современную науку. Сведениями о поздней Хазарии мы обязаны императору Константину Багрянородному. В 948952 годах он написал в качестве наставления для своего сына Романа трактат «Об управлении империей», где собрал информацию о народах, окружающих Византию, и дал откровенные советы, как себя с ними вести. Среди сообщений о Хазарии там есть подтверждение арабских данных о двоевластии, уникальные свидетельства о построении Саркела, хазаро-венгерских, хазаро-печенежских и хазаро-аланских отношениях, а также едва ли не единственное упоминание о каких-то смутах в каганате (в связи с мятежом каваров).

Другой важный источник сведений представлен житийной литературой, герои которой, несмотря на специфику жанра, действуют в реальной политической обстановке. Памятники сохранились как в греческих, так и в славянских редакциях. О Хазарии упоминают «Житие Иоанна Готского» (для событий конца VIII века), «Житие Стефана Сурожского» (вторая половина VIII века) и ряд других. Особенно стоит отметить «Житие Константина», где описан визит миссионера в Хазарию в 861 году и приводится христианская версия хазарской полемики.

В византийской литературе топоним Хазария сохранялся дольше всего. Это название закрепилось за Восточным Крымом. Позже оно перешло в итальянские документы и применялось вплоть до XVI века[168].

Армянские источники. Важнейшее значение имеют источники на древнеармянском языке, многие из которых составлены современниками описываемых событий. Они отражают период VII—VIII веков, когда хазары, которых здесь называли «северными варварами», хозяйничали в Закавказье. Правителя хазар армянские источники именовали «царём севера», противопоставляя его «царю запада» — византийскому императору и «царю юга» — арабскому халифу. Армянская историография оставила наиболее ранние описания хазар, в некоторых из них деятельность хазар переносится в первые века нашей эры, что является анахронизмом[169]. Незаменимыми источниками по начальной хазарской истории являются «Армянская География», созданная в конце VII века Ананием Ширакаци, и «История страны Алуанк» Мовсеса Каланкатваци, посвящённая истории Кавказской Албании. Также стоит отметить «Историю императора Иракла» Себеоса, историка VII столетия, с данными о положении в Закавказье в период выступления хазар на историческую арену и «Историю» Левонда, автора VIII века, где с позиции независимого наблюдателя описываются арабо-хазарские войны. Небольшие известия о хазарах встречаются и у более поздних армянских историков (Степанос Таронский, Товма Арцруни и др.).

Грузинские источники. Из грузинских источников ценные сведения о хазарских мероприятиях во второй половине VIII века содержатся в своде летописей «Картлис цховреба» (IX—XIV века) и в агиографическом сочинении «Мученичество св. Або Тбилисского».

Сирийские источники. Считается, что первое бесспорно достоверное известие о хазарах содержится в сирийской хронике псевдо-Захария второй половины VI века. Событийная история хазар получила отражение в трудах Агапия Манбиджского (X век), Михаила Сирийского (XI век) и Бар Гебрея (XII век).

Русские источники. Свидетельств о хазарах восточнославянского происхождения относительно немного. Это связано с тем, что древнерусское летописание началось после падения каганата. Основной источник — «Повесть временных лет», куда данные о хазарах попали, частично из византийской литературы, а в своей оригинальной части, вероятно, из устной традиции. Часть известий читается также в Новгородской I летописи и происходит, как предполагается, из свода, составленного в 1070-е годы летописцем Никономкиево-печерским монахом, долгое время проживавшим в Тмутаракани[170]. С точки зрения характеристики русско-хазарских отношений информация предельно лаконична, но она проливает свет на систему взаимоотношений хазар с зависимыми народами. А такие данные сами по себе очень редки. После 965 года, которым в летописи датируется разгром хазарского войска Святославом, упоминается посольство хазарских иудеев к Владимиру в 986 году, а затем хазары фигурируют только в связи с событиями в Тмутараканском княжестве[171]. Другим древнерусским источником, упоминающим о хазарах, является «Память и похвала князю Владимиру» Иакова Мниха (вторая половина XI века), где приводятся неизвестные по летописи подробности хазарской политики Владимира. В древнерусской литературе имеется повесть XIV века «О царе Казарине и о жене его», сюжетом которой является переиначенная история Юстиниана II, женатого на хазарской принцессе[172].

Еврейские источники. Отдельные упоминания о хазарах имеются у еврейских авторов[173]. Из современников — у путешественника Элдада га-Дани[en] (вторая половина IX века), в письмах главы вавилонской диаспоры — гаона Саадии (первая половина X века), у караимского богослова ал-Киркисани (937 год), а также в итальянском хронографе Иосиппон (середина Х века). Из поздних источников самым важным является книга Иегуды Галеви «Кузари», имеющая своим сюжетом религиозную полемику при обращении хазар. Автор стремился доказать торжество иудаизма, и построил повествование в форме вымышленных диалогов хазарского царя с еврейским проповедником. Галеви ссылается на хазарские летописи и называет точную дату хазарского обращения. Отношение раббанитских авторов к хазарам было положительным или нейтральным, тогда как караимы в большинстве случаев отзывались о них негативно[174].

Западно-европейские источники. Произведения, созданные в христианской Европе, оригинальных известий о хазарах практически не содержат, но представляют определённый интерес с точки зрения подтверждения некоторых фактов и помогают понять, как сведения о хазарах распространялись во внешнем мире. Впервые в латиноязычных сочинениях хазары упоминаются около 700 года в «Космографии» Равеннского Анонима. Несколько раз они упомянуты в «Баварском географе». Около 864 года аквитанский монах Христиан из Ставело, отметил, что хазары исповедуют иудаизм. Итальянский дипломат Лиутпранд Кремонский, посетивший Константинополь в 949 году, упоминает хазар среди соседей Византии.

Венгерские исторические сочинения, так называемые «Деяния венгров», возникли достаточно поздно (на рубеже XII—XIII веков) и переносят реалии своей эпохи на древние времена. Сведений о хазарах в них практически нет. Исключением является единственное упоминание в сочинении Венгерского Анонима, где говорится о проживании хазар в одной из областей Подунавья[175].

АрхеологияПравить

 
Место хазарской крепости Саркел. Раскопки под руководством М. И. Артамонова. Аэрофотоснимок, 1951 год

До настоящего времени не существует общепринятых критериев для идентификации собственно хазарского этноса, а территория коренной Хазарии (особенно Нижнее Поволжье) обследована недостаточно. Памятники на основной территории каганата (Подонье, Приазовье, Крым) связываются, по господствующей точке зрения, с салтово-маяцкой археологической культурой[176]. Её носителями в лесостепной зоне было аланское население, а в степной тюркское[177].

Исследования, начавшиеся в начале XX века, были продолжены в советское и постсоветское время и позволили обнаружить большое количество протогородских центров и укреплений. Из них с городами письменных источников достоверно отождествлены только Саркел — Левобережное Цимлянское городище (затоплено Цимлянским водохранилищем) и Самкерц-Таматарха — Таманское городище. Идентификация Беленджера и Семендера среди дагестанских городищ носит дискуссионный характер. Что касается столицы Итиля, то его следы достоверно не обнаружены. Долгое время предполагалось, что он мог быть затоплен из-за изменения уровня Каспийского моря[178], с 2008 года в археологической литературе рассматривается версия о нахождении Итиля на Самосдельском городище в Астраханской области на месте города времён Золотой Орды (43 км ниже Астрахани, на правом берегу реки Старая Волга, исследуется с 1990 года). Такая идентификация базируется на принадлежности городища к домонгольскому времени, единственного такого рода в Астраханской области. Планиграфия городища совпадает с тем, что известно о Итиле из письменных источников[179].

К числу проблем хазарской археологии относится более тесная интеграция полевых данных с письменной историей.

История изученияПравить

Основная статья: Хазароведение
 
Обложка издания «Liber Cosri» 1660 год
 
Иоганн Буксторф-мл.

Возникнув и долгое время развиваясь в качестве отрасли востоковедения, хазароведение ныне включает в себя три основных направления:[180]

  • изучение Хазарии как самостоятельного объекта истории
  • изучение в связи с национальной историей взаимодействовавших с хазарами народов
  • археологическое изучение

Ведущими центрами исследований являются Россия и Украина, страны Западной Европы, США, а также Венгрия и Израиль.

XVII — XVIII века

Хазароведение как научная дисциплина берёт своё начало с открытия «Еврейско-хазарской переписки». В 1660 году её опубликовал[181] и перевёл на латынь немецкий гебраист И. Буксторф-младший[en]. Буксторф поместил «Переписку» в приложении к сочинению Иегуды Галеви и посчитал за литературный вымысел[182]. Сам факт существования хазар долгое время вызывал сомнения в историографии, до тех пор пока о них не накопилось достаточно сведений. Первая специальная работа о хазарах была написана датским историком П. Сумом в 1754 году[183], вторая — шведским историком И. Тунманном в 1774 году[184].

Почти одновременно с Европой интерес к хазарам возник в России. Русских интеллектуалов хазары интересовали, прежде всего, в связи с историей восточного славянства. Первым научным трудом здесь можно считать написанную в 1692 году «Скифскую историю» дьяка Андрея Лызлова, который поставил своей целью изложить историю контактов Руси с кочевым миром и упомянул хазар, отметив их участие в закавказских войнах византийского императора Ираклия[185]. Справка о хазарах, суммировавшая сведения о них в славянских и византийских памятниках, была составлена митрополитом Дмитрием Ростовским (1700)[186]. По большинству фактов она не устарела и сегодня. На Украине летописная форма этнонима — «козары» — вызвала к жизни представление о хазарах как родоначальниках казачества. Такая теория[187] отстаивалась в ряде казацких сочинений XVIII века[188]. Первоначально она возникла в польской историографии[189]. Некоторые российские историки XVIII века (В. Н. Татищев, В. К. Тредиаковский, П. И. Рычков) тоже придерживались версии славянской принадлежности хазар[190], полемизируя по этому вопросу с Г. З. Байером, который считал хазар турками[191]. В. Н. Татищев, будучи автором первого общего труда по истории России, подчёркивал, что русским историкам предстоит сыграть ключевую роль в изучении древних народов[192]. Татищев прокомментировал несколько эпизодов хазарской истории. В частности, обратил внимание на факт хазарского двоевластия и отметил господство хазар в Крыму. Среди т.н. «татищевских известий» информации о хазарах почти нет[193]. Вкладом Г. З. Байера и Г. Ф. Миллера в хазарскую тему было рассмотрение вопроса о хазарской дани и введение в научный оборот сообщения Бертинских анналов о «кагане русов»[194]. В ранних дискуссиях, связанных с норманнской теорией, отношение к хазарам не вызывало особых разногласий. Они рассматривались как фактор, оказавший влияние на образование Русского государства[195]. Оригинальную точку зрения о тождестве хазар и варягов выдвинул Г. Эверс, и он же одним из первых обратил внимание на существовавший в Хазарии феномен религиозной терпимости. А. Х. Лерберг написал специальную работу о крепости Саркел, обосновав её местонахождение на Дону[196].

XIX век

Мощный толчок исследованиям был дан в 1-й трети XIX века с введением в научный оборот арабских источников. Для воссоздания хазарской истории их впервые широко привлёк немецкий востоковед Ю. Г. Клапрот (1823). Среди важнейших имён необходимо отметить работавшего в Петербургской академии наук немецкого учёного Х. Д. Френа, опубликовавшего «Записку» Ибн Фадлана (1822—1823), и французского учёного д’Оссона, чья знаменитая книга «Народы Кавказа, Северного Причерноморья и Прикаспия в X веке» (1828) содержала тщательную сводку свидетельств арабских географов[197]. Она стала источником сведений для нескольких поколений исследователей, не владеющих восточными языками. Почти все ранние арабские источники, важные для хазарской темы, были изданы целиком в знаменитой серии BGA голландского арабиста М. де Гуе. В середине столетия специальные работы о хазарах выходили у Л. Вивьен де Сен-Мартена, Д. Касселя, Г. Говорса[en] и других европейских ориенталистов. Вывод о тюркском происхождении хазар и хазарского языка среди европейских учёных ещё долго не был общепринятым. Влиятельная часть исследователей относила хазар к финно-уграм[198].

 
В. В. Григорьев

Начало монографического изучения хазар в России было положено в 1834 году статьёй востоковеда (на тот момент ещё студента Восточного отделения Санкт-Петербургского университета) В. В. Григорьева «Об образе правления у хазаров»[199]. Статья открывалась очень яркой положительной характеристикой, которую в качестве своеобразного девиза считали своим долгом процитировать многие будущие исследователи:

«Необыкновенным явлением в Средние века был народ хазарский. Окружённый племенами дикими и кочующими, он имел все преимущества стран образованных: устроенное правление, обширную, цветущую торговлю и постоянное войско. Когда величайшее безначалие, фанатизм и глубокое невежество оспаривали друг у друга владычество над Западной Европой, держава Хазарская славилась правосудием и веротерпимостью, и гонимые за веру стекались в неё отовсюду. Как светлый метеор ярко блистала она на мрачном горизонте Европы и погасла, не оставив никаких следов своего существования».

[200]

В дореволюционной России после Григорьева вышло три специальные работы по хазарам — Д. И. Языкова (1840), Г. С. Саблукова (1849) и П. В. Голубовского (1888) [201]. Их целью было собрать весь имевшийся на тот момент материал. В общих классических трудах по русской истории (Н. М. Карамзина, С. М. Соловьёва, В. О. Ключевского и др.) сообщения о хазарах сводились в основном к пересказу летописных сведений с краткой характеристикой хазар по другим доступным источникам. Отношение к хазарам было благожелательным. По общему мнению, зависимость славян от каганата считалась сравнительно мягкой, а сами хазары отделялись от других степных племён как более цивилизованный народ, обладавший, по выражению Карамзина, «гражданскими обычаями»[202]. Историческая роль Хазарии виделась в том, что она способствовала развитию славянской торговли и служила барьером от нашествий кочевников. Историки конца XIX — начала XX вв. также разделяли данный взгляд, отметив в качестве ещё одной исторической заслуги хазар распространение славянской колонизации в междуречье Днепра и Дона. Спор, аналогичный «норманской проблеме», в отношении хазар не сложился. «Хазарская проблема» не имела политического звучания и находилась на периферии исследовательских интересов. Это было характерно и для историков-антинорманистов, которые в своих построениях также отводили хазарам скромную роль. Наиболее комплементарно из всех дореволюционных историков о хазарах отзывался В. И. Ламанский. Он считал, что хазарские правители были «такими же нашими инородными государями, как и первые Рюриковичи» и поэтому историю русской государственности следует начинать с конца VII века — не с варяжского, а с хазарского периода[203]. Стоит отметить, что написание слов «хазары» и «каган» в литературе долгое время варьировалось[204]. Для первого из них в итоге утвердилась арабо-персидская форма звучания, а для второго — древнерусская. Впервые слово хазары в русском языке употребил, вероятно, Дмитрий Ростовский[205], а систематически стали использовать — В. В. Григорьев и другие востоковеды. Историки-русисты придерживались летописного написания козары или приближенного к нему хозары. Последний вариант вплоть до 1960-х в орфографических словарях русского языка указывался в качестве нормативного[206], также он является нормативным в современном украинском языке. Название «Хазарский каганат» появилось в XIX веке, однако до середины XX века использовалось довольно редко[207].

Среди исследований 2-й пол. XIX века важнейший вклад принадлежал плеяде российских гебраистов: это собиратель караимских древностей А. С. Фиркович, в коллекции которого оказалась более полная редакция ответного письма царя Иосифа[208], А. Я. Гаркави, который в 1874 году осуществил её находку и публикацию, а также собрал и издал другие еврейские свидетельства о хазарах, и Д. А. Хвольсон, опубликовавший сочинение арабского географа Ибн Русте. Подлинность пространной редакции письма Иосифа (а заодно и самого письма вообще) была встречена в историографии с недоверием, поскольку многие рукописи и эпиграфические надписи были Фирковичем сознательно подделаны. Для гебраистики исключительным событием стало открытие в конце XIX века уникального собрания рукописей Каирской генизы, там обнаружились и материалы, связанные с хазарами. В тюркологии аналогичную информационную революцию произвела дешифровка орхоно-енисейской рунической письменности (выполненная В. Томсеном и В. В. Радловым).

На рубеже веков в России начались археологические исследования памятников хазарского времени. О наличии в Подонье остатков древних крепостей было известно ещё в XVII веке, они были отмечены в Книге Большого чертежу (1627). Там же были зафиксированы «козарские» и «каганские» топонимы, на основании чего в историографии давно высказывалось предположение об их возможной связи с Хазарским каганатом. В 1883 году В. И. Сизовым были начато изучение Левобережного Цимлянского городища (полноценные раскопки 1884—1885). В 1887 раскопки продолжил Н. И. Веселовский. В 1893 году Х. И. Попов выдвинул и аргументированно обосновал предположение, что остатки крепости принадлежат Саркелу[209]. В 1900 году на Северском Донце в Харьковской губернии В. А. Бабенко был открыт Верхне-Салтовский могильник, а в 1906 году близ Воронежа на реке Тихая Сосна — Маяцкое городище (первые исследователи А. А. Спицын и А. И. Милютин). В 1901 году В. А. Городцов раскопал Зливкинский могильник, ставший эталонным для другого типа памятников салтово-маяцкой культуры[210]. В отношении салтовских памятников сразу же встал вопрос об их этнической принадлежности. Д. И. Багалей, В. А. Бабенко и Д. Я. Самоквасов выдвинули гипотезу о принадлежности памятников хазарами, но быстро стало ясно, что носителями культуры являются аланы (из первых исследователей вывод обосновал А. А. Спицын).

1-я половина XX века

Перед Первой мировой войной историография хазар продолжала интенсивно развиваться. Из историков-востоковедов значительный вклад в разработку различных вопросов внесли немецкий учёный Й. Маркварт[en] («Восточноевропейские и восточноазиатские набеги», 1903) и российский учёный Василий Бартольд (обширная статья о хазарах для Энциклопедии ислама и ряд других). В 1912 году британский историк С. Шехтер опубликовал найденный в Каирской генизе новый источник, связанный с «Еврейско-хазарской перепиской» (Кембриджский документ). В следующем году вышел его русский перевод, сделанный учеником Хвольсона П. К. Коковцовым. Глава о хазарах в «Истории Восточной Римской империи» кембриджского профессора Д. Бьюри (1912) считается лучшей обобщающей работой на начало XX века[211].

 
П. К. Коковцов

В межвоенный период магистральной линией в хазарских исследованиях оставалось изучение (комментированное издание) исторических источников. Причём, несмотря на политические события, русская и западная историография продолжали развиваться как единое целое. Значительный вклад внесли русские учёные в эмиграции. К 1930-м годам относятся последние крупные открытия, пополнившие корпус источников: Мешхедская рукопись с более исправным текстом «Записки» Ибн Фадлана (1924, опубликована в 1939 независимо друг от друга выходцем из России З. В. Тоганом и советским арабистом А. П. Ковалевским), «Худуд ал-алам» (1892, опубликован В. В. Бартольдом в 1930 году, в 1937 году В. Ф. Минорским издан полный перевод на англ. языке), стамбульская рукопись с сочинением Ибн Хаукаля (1938—1939, Й. Крамерс[en]). Выдающийся труд, посвящённый каталогизации и анализу тюркской лексики в византийских источниках, издал венгерский учёный Д. Моравчик («Byzantinoturcica», 1942—1943). Новые важные исследования были предприняты и в отношении главного хазарского источника — «Еврейско-хазарской переписки». В 1924 году С. Асаф обнаружил трактат Иегуды Барселонца, с древнейшим упоминанием «Переписки» и фрагментом письма Иосифа. Открытие подтвердило средневековое происхождение не только «Переписки» в целом, но и пространной редакции ответа Иосифа из рукописи Фирковича. Вскоре Я. Манн опубликовал другие сохранившиеся письма Хасдая ибн Шапрута. Плодотворная международная историография была посвящена осмыслению Кембриджского документа, чьи данные частично отличались как от письма Иосифа, так и от некоторых сведений Русской летописи. Наконец в 1932 году советский семитолог П. К. Коковцов осуществил первое критическое издание всех трёх писем «Еврейско-хазарской переписки» по всем известным рукописям. Причём со всеми рукописями он ознакомился лично, чего никому из исследователей прежде сделать не удавалось. Хотя ряд западноевропейских учёных ещё некоторое время продолжали по инерции горячо отрицать аутентичность «Переписки», работа Коковцова поставила точку в многовековой дискуссии о письмах Хасдая и Иосифа. Письмо Кембриджского Анонима Коковцов, изменив своё прежнее мнение, признал компиляцией, созданной после падения Хазарии.

В первой половине XX века собственные школы хазарских исследований возникли в нескольких странах: Израиле (еврейской историографии), Венгрии и Турции.  

В ранней советской историографии хазарская проблематика переживала подъём. Легитимность направления обеспечивалась «дежурной критикой» дореволюционной науки, которая будто бы уделяла хазарам недостаточно внимания[212]. Обобщающий очерк по хазарской истории написал Ю. В. Готье (1925)[213]. Как и его предшественники Готье высоко оценивал Хазарское государство, признавая однако, что оно имело мало своеобразных черт и неразвитую материальную культуру. С именем Готье связано окончательное формирование понятия «Салтово-маяцкая культура» и идентификация её носителей с аланами[214]. В 20-30-е годы вышло много статей о хазарском языке. Для его изучения были важны открытия, касающиеся родственного булгарского языка. Как в европейской, так и в русской лингвистике окончательно утвердился вывод о принадлежности хазарского языка к тюркской семье, а внутри неё родство с чувашским языком. В то же время советские исследователи в трактовке этногенеза хазар были вынуждены жёстко придерживаться «яфетической теории» Н. Я. Марра, которая очень запутала вопрос. Новые веяния коснулись и изучения русско-хазарских отношений. В. А. Пархоменко пошёл дальше традиционных представлений о мирном существовании славян и хазар и считал, что славяне строили свою государственность под эгидой Хазарского каганата. Поляне, по его мнению, пришли в Киев из Приазовья — непосредственно с территории Хазарии[215]. По сути это была попытка найти противовес норманской теории. В эмигрантской историографии важность контактов Руси и Степи отстаивали евразийцы, роль хазар в истории Руси и ряд тем собственно хазарской истории в своих трудах затрагивал Г. В. Вернадский.

 
Титульный лист издания «История СССР». Первое в мировой науке обобщающее исследование по истории хазар, 1939 год
 
М. И. Артамонов в 1920-е гг.

Новый этап хазароведческих исследований, причём как археологических, так и чисто исторических связан с именем выдающегося советского археолога М. И. Артамонова[216]. Считается, что именно с его работ можно говорить об обособлении хазароведения в полностью самостоятельную дисциплину[217]. С 1929 года Артамонов руководил раскопками на Нижнем Дону[218]. Исследовав Левобережное Цимлянское городище (1934—1936), он твёрдо идентифицировал данный памятник с Саркелом—Белой Вежей[219]. Уникальная научная эрудиция позволяла Артамонову работать во всех трёх направлениях хазарской историографии[220]. Параллельно с археологическими исследованиями учёный трудился над созданием полной «письменной» истории каганата. В 1936 году вышла её первая часть — монография «Очерки древнейшей истории хазар»[221].

Первые обобщающие монографии о хазарах

Процесс первичного накопления знаний завершился выходом монографий по хазарской истории[222]. Они были написаны в СССР М. И. Артамоновым (1939/1962, «История хазар»[223] ), в США Д. М. Данлопом (1954, «История иудаизированных хазар»[224]) и в Израиле А. Н. Поляком (1943, «Хазария: История еврейского царства в Европе»[225]). В этих работах впервые была представлена полная картина хазарской истории, с учётом всего корпуса известных источников. Были прослежены основные события от этногенеза до последних упоминаний, подробнейшим образом разобрана проблема обращения и затронуты социально-экономические вопросы. Попутно затрагивалась история всех народов, входивших в каганат (наиболее полно у М. И. Артамонова) и история «исторической памяти» о хазарах (сквозь призму еврейских источников наиболее полно у Поляка).

Книга израильского востоковеда Поляка (уроженца России, выходца из Киева) стала первым научным сочинением о хазарах на иврите. В силу своего языка и склонности автора к смелым выводам эта работа оказала меньшее влияние на последующую историографию[226], тогда как монографии Артамонова и Данлопа заняли в ней системообразующее место. По ряду вопросов Поляк придерживался взглядов, отличных от общепринятых. Например, он утверждал, что хазарского этноса не существовало как такового[227]. Хазария, по его мнению, состояла из четырёх крыльев: Итиля, Семендера, Саркела и Саксина[228] (пределы последнего составляли восточную границу Хазарии и доходили до Уральских гор[229]). Поляк не признавал подлинность писем Хасдая и Иосифа, считая их компиляцией XI века[230] (в отношении Кембриджского письма допускал подлинность[231]). Существование Хазарского государства он доводил до эпохи монгольских завоеваний[232]. Русско-хазарские отношения трактовал с максимально возможной «прохазарской» позиции. Вместе с тем многие его конкретные наблюдения отличаются большой эрудицией[233]. Будучи специалистом по средневековой истории Египта, он более активно, чем Данлоп и Артамонов обращался к поздним источникам и сравнительным наблюдениям с позднейшими тюркскими государствами. В отношении хазарского обращения Поляк придерживался взвешенного подхода, и здесь выводы трёх исследователей по существу совпали, отвергнув ряд представлений, распространённых в тогдашней историографии. Все трое не считали хазарский иудаизм караимским (поскольку в пользу этого просто нет каких-либо свидетельств), одинаково датировали правление Булана и Обадии и признали ненадёжным известие IX века о миссии Константина[234]. Поляк считал, что хазарский иудаизм по объективным причинам не отличался учёностью и сохранял языческие пережитки, что было типично при обращении кочевников в монотеистические религии[235]. В вопросе происхождения двоевластия Поляк был близок к взглядам Артамонова. Некоторые выводы Поляка были известны в СССР. В 1960 году он выступил с докладом на конгрессе востоковедов в Москве[236], а в 1964 вышла его статья на русском языке, в которой среди прочего были затронуты вопросы об упоминаниях Хазарии в поздних источниках и хазарских следах в славянской культуре[237]. Статья Поляка с кратким изложением всей его книги должна была выйти в 1967 году, но была снята с печати из-за разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем[238]. С большим запозданием она была опубликована только в 2001 году[239].

Артамонов свой итоговый труд частично опубликовал в 1939 году в издании «История СССР с древнейших времён до образования древнерусского государства»[240]. Издание было отпечатано в виде макета на правах рукописи небольшим количеством экземпляров и за пределами СССР осталось малоизвестным. Новая публикация была задержана послевоенной кампанией по борьбе с космополитизмом . Отдельной книгой работа вышла лишь 23 года спустя — в 1962 году. Артамонов в отличие от Данлопа и Поляка не мог изучать источники в оригиналах, но зато мог привлечь данные археологии. Его работа имела более активную исследовательскую направленность[241]. Чрезвычайно важными следует признать разыскания Артамонова, касающиеся иудаизации. До Артамонова считалось, что хазары выбрали иудаизм по внешнеполитическим соображениям, а сама религия, как следует из письма Иосифа, прошла в своём развитии две формы. Артамонов же, не отрицая этого, внимательно проанализировав источники, пришёл к выводу, что сначала иудаизм принял только один хазарский род. Причём момент принятия иудаизма совпадает с появлением на политической арене Хазарии бека, при котором каган отошёл на второй план. Из этого Артамонов сделал вывод, что в Хазарии произошёл переворот и род, исповедовавший иудаизм, пришёл к власти. Этот вывод повлиял на очень многих последующих исследователей, которые пришли к нему подчас с совершенно разных позиций[242]. Артамонов не сомневался в аутентичности «Еврейско-хазарской переписки» и Кембриджского документа, высказав ряд общих соображений в пользу этого факта[243] и наглядно показав их глубокую связь с остальным комплексом источников. Как специалист не только в хазарской, но и восточнославянской археологии, Артамонов придерживался самостоятельной концепции возникновения Руси и внёс в разработку данной темы до сих пор актуальный историографический вклад. Собственно, даже термин «Древнерусское государство» в советской историографии впервые появился, по-видимому, именно в артамоновской «Истории СССР». Артамонов твёрдо отстаивал тезис о длительном характере хазарского владычества и положительную роль хазар в расселении славянских племён. Принятие титула каган русскими князьями, по его мнению, означало конкуренцию с хазарами. Такая трактовка с тех пор преобладает практически во всех затрагивающих данный вопрос работах[244]. Представление о Древнерусском государстве как буквальном продолжении или политическом наследнике Хазарского каганата Артамонову было чуждо[245]. Он видел важность Хазарии в том, что она была первым государством, с которым Руси пришлось взаимодействовать. Как и Поляк с Данлопом, Артамонов рассмотрел поздние известия о хазарах, но в отличие от зарубежных коллег, пришёл к более осторожному выводу, что хазарская государственность, если и пережила поход Святослава, то очень ненадолго. Артамонову пришлось внести в текст изменения политического характера, призванные усыпить бдительность цензоров[246]. В основном это касалось русско-хазарских отношений и мрачных характеристик иудейского периода (в первоначальном тексте такие характеристики полностью отсутствовали[247]). Вероятно, именно соседство исторических траекторий Хазарии и Руси вынудило Артамонова номинально представить развитие Хазарии в IX-X вв. периодом упадка, вызванного иудейской религией. В последующей советской историографии, в том числе в работах учеников Артамонова, данные положения продолжали воспроизводиться, но уже более прямолинейно, утратив свой изначальный междустрочный подтекст. При этом Артамонов показал значимость Хазарии в более ранний период. Работа Артамонова по своему влиянию имела эпохальное значение, на много десятилетий определив основные направления дальнейшего развития хазароведения в СССР, а ныне в России и постсоветском пространстве.

В Западной Европе обобщающую работу по хазарам перед войной планировали совместно написать немецкий семитолог П. Кале и его бельгийский коллега византинист А. Грегуар. После войны Кале передал собранные материалы своему ученику — британскому востоковеду и профессору Колумбийского университета Д. М. Данлопу. Результатом исследований Данлопа стала капитальная монография, вышедшая в издательстве Принстонского университета в США. Она до сих пор остаётся одной из наиболее авторитетных работ в англоязычном мире[248]. Вопреки названию тематика книги не ограничивалась только проблемами иудаизма, а охватывала широкий круг тем. Данлоп видел историческую роль хазар в отражении арабской экспансии, сравнивая хазар с франками Карла Мартелла. В отношении иудаизации, тщательно сопоставив еврейские и арабские источники, Данлоп пришёл к выводу, что она проходила в два этапа. Сначала хазары приняли модифицированный иудаизм, затем раввинистический. Данлоп уделил немало внимания анализу «Еврейско-хазарской переписки» и на основе в том числе лингвистических данных пришёл к выводу о её безусловной подлинности. Кембриджский документ он тоже считал скорее всего подлинным[249]. Данлоп считал, что Хазария продолжала существование до XIII века, но в сильно урезанном виде. Русско-хазарские отношения он подробно не рассматривал. Почти по всем основным вопросам (включая вопрос о причинах упадка Хазарии) Данлоп и Артамонов пришли к одинаковым или схожим выводам[250]. Единственными значимыми расхождениями были реконструкция обстоятельств хазарского двоевластия: в отличие от Артамонова и Поляка, Данлоп считал «царей» «Еврейско-хазарской переписки» не беками, а каганами[251]. Различное решение получила и гипотеза об этнической принадлежности предков хазар — огуров: Данлоп связал их с уйгурами, а Артамонов с уграми. В СССР книга Данлопа получила высокую оценку и была хорошо известна[252], хотя на русский до недавнего времени не переводилась.

2-я половина XX века. Советская и постсоветская историография.

Исследования Саркела были продолжены М. И. Артамоновым в 1949—1951 годах в рамках новостроечной Волго-Донской экспедиции. Экспедиция собрала огромный материал, но именно в этот момент историческая наука в СССР и хазароведение в частности попали в жернова кампании по борьбе с космополитизмом. 25 декабря 1951 года в газете «Правда» вышла статья с красноречивым названием «Об одной ошибочной концепции». В статье, подписанной неким П. И. Ивановым, критиковались советские историки, завышающие значимость хазар. Самым большим нападкам подвергся Артамонов:

«Хазарский каганат, представлявший собой примитивное объединение различных племен, не играл никакой положительной роли в создании государства восточных славян. [...] Извращая историю древней Руси, проф. Артамонов пытается приспособить историю к своей надуманной схеме. Во имя этой ложной схемы он превозносит хазарское «наследство», проявляя непонятное любование хазарской культурой. [...] В идеализации хазарской культуры приходится видеть явный пережиток порочных взглядов буржуазных историков, принижавших самобытное развитие русского народа. Ошибочность этой концепции очевидна. Такая концепция не может быть принята советской исторической наукой»[253].

За публикацией последовали разгромные обсуждения на учёных советах, где Артамонову пришлось оправдываться за свои взгляды, и обличительные статьи в научной печати. В тогдашней идеологической атмосфере это была не научная дискуссия, а травля[254]. Противником Артамонова от науки стал Б. А. Рыбаков. Установку о примитивном государстве он всецело разделял. Рыбаков считал Хазарию маленьким «паразитарным» ханством[255], живущим за счёт транзитной торговли, тормозившим развитие Руси. В «Еврейско-хазарской переписке» он видел пропаганду хазарского национализма, а зависимость славян от Хазарии вообще предпочитал игнорировать. Гиперкритицизм Рыбакова, полная противоположность романтизма Григорьева, стал единственно верной точкой зрения в 50-е гг. и имел все шансы оставаться ей и в дальнейшем, учитывая сильную традицию школ в советской науке. К счастью, этого не произошло, и в дальнейшем влияние Рыбакова на разработку хазарской проблемы было минимальным. Материалы Волго-Донской экспедиции были опубликованы (далеко не полностью) в 1958—1963 годах. Результаты своих исследований представили участники экспедиции: И. И. Ляпушкин (поселения Нижнего Дона и их место в салтово-маяцкой культуре), А. Л. Якобсон, О. М. Артамонова, С. А. Плетнёва. Важные статьи также касались саркельской эпиграфики (А. М. Щербак) и антропологии (В. В. Гинзбург). В трактовке салтово-маяцкой культуры закрепилась предложенная Артамоновым концепция, объединяющая собственно салтовские памятники с памятниками Нижнего Дона. На официальном уровне в итоге возобладала компромиссная позиция: утверждать значимость русско-хазарских отношений не приветствовалось, но сама Хазария была признана могущественной и исторически важной державой. В советской историографии Хазарский каганат получил почётный статус «первого феодального государства Восточной Европы»[256].

60-е годы для хазароведения стали триумфальными. В 1962 году помимо монографии М. И. Артамонова в СССР вышла ещё одна фундаментальная работа по хазарской проблеме — книга Б. Н. Заходера «Каспийский свод сведений о Восточной Европе», представившая итог хазарским штудиям со стороны востоковедов. В книге на материале арабо-персидских письменных источников рассматривалась история народов Восточной Европы и отдельная большая глава была посвящена хазарам. Автор рассмотрел хазарские города, экономику, политическую систему и институт двоевластия, распространение религий. Школа востоковедения не подвергалась антихазарским гонениям, так что Заходер оказался свободен от давления идеологии. Обращение к источникам наглядно опровергло мифологемы. Заходер пришёл к выводу, что развитие Хазарии в IX—X вв. было прогрессивным, а роль иудаизма, в целом, незначительной и не агрессивной.

 
С. А. Плетнёва

До начала 90-х гг. ведущее положение в хазароведческих исследованиях в СССР занимали археологи. Общепризнанным лидером данного направления стала ученица Артамонова — С. А. Плетнёва. Её монография «От кочевий к городам» (1967) открыла новый этап в изучении салтово-маяцкой культуры, обобщив огромный материал десятилетних раскопок[257] с более чем сотни памятников из разных районов каганата. Выход за пределы донских степей позволил выделить в салтовской культуре несколько локальных вариантов. Центральное место в концепции исследовательницы занял тезис о «государственном характере» культуры — появлении общих унифицирующих черт в материальной культуре полиэтничного населения Хазарии. С 1957 по 1973 годы под руководством Плетнёвой раскапывалось Дмитриевское городище на славяно-хазарском пограничье. О собственно хазарах Плетнёва написала научно-популярную работу, переведённую на несколько иностранных языков. В 70-80-ее гг. российские и украинские археологи, в основном ученики Плетнёвой, сформировали мощные региональные школы, исследовавшие уже отдельные районы салтово-маяцкой культуры: Подонье (В. К. Михеев, К. И. Красильников), Крым (И. А. Баранов), Нижний Дон (Правобережное Цимлянское и Семикаракоры, В. С. Флёров). Маяцкое городище изучалось совместной советско-болгаро-венгерской экспедицией (1975—1982). Очень важными были исследования М. Г. Магомедова в Приморском Дагестане. В Теркско-Сулакском междуречье было обнаружено несколько крупных городищ с мощными фортификационными сооружениями, развитым ремеслом, виноградниками и оросительными каналами. Наиболее крупное Верхнечирюртовское городище Магомедов отождествил с хазарским городом Беленджер. К сожалению, он как и Саркел оказался затоплен в ходе новостроечных работ. В изучении рунических надписей, основополагающее значение имели работы И. Л. Кызласова, в области нумизматики работы А. А. Быкова.

Несколько интересных работ по истории Хазарии написал Л. Н. Гумилёв. До войны и перед своим арестом в 1949 он участвовал в саркельской экспедиции. Артамонов помог ему после освобождения из заключения и в том числе попросил стать редактором «Истории хазар», где Гумилёв получил возможность в примечаниях изложить результаты своих ещё неопубликованных исследований о древних тюрках. В 1959—1961 по заданию Артамонова Гумилёв предпринял археологические разведки по поиску Итиля в районе Ахтубы и на бэровских буграх, подводное обследование дербентской стены, а в 1962 поиски Семендера. С Семендером он отождествил обнаруженное городище близ станицы Шелковской, но вывод не нашёл поддержки в научном мире (хотя и не был полностью отвергнут[258]). Описанию экспедиции посвящена увлекательно написанная книга «Открытие Хазарии» (1966). К хазарской проблематике, как и вообще истории, Гумилёв подходил нетрадиционно, некоторые его построения весьма интересны. К таковым можно отнести теорию о «Хазарской Атлантиде» — затоплении части территории Хазарии, в том числе города Итиля, из-за повышения уровня Каспийского моря (разработана совместно с В. Н. Абросовым). В историографии 70-х гг. привлекла внимание статья Гумилёва, посвящённая русско-хазарской войне при Игоре (до того совершенно не известной за пределами специальной литературы). В более поздних работах Гумилёв изложил хазарскую историю в терминах своей теории этносов. Наиболее спорным моментом в его построениях является отношение к иудаизму. Тезисы Артамонова об иудейском периоде он трактовал более радикально, утверждая, что в Хазарии захватила власть пришлая, чуждая местному населению группа евреев. Доказательств этому тезису Гумилёв не приводил, а в борьбе народа с правительством рисовал красочные подробности, отсутствующие в источниках[259]. Безотносительно к идеологии работы Гумилёва (особенно на пике своей популярности в 90-е гг.) пробудили огромный интерес к хазарской истории.

В 1990 году вышла итоговая монография академика А. П. Новосельцева «Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа». Автор представил независимые суждения по узловым вопросам хазарской истории. Все источники он, благодаря феноменальному знанию языков, использовал в оригиналах. Отдельным достоинством работы был глубокий обзор историографии и источников. Новосельцев корректно указал на некоторые ошибки Артамонова (а значит и всей историографии), часть из которых он справедливо объяснил требованиями времени. При этом по большинству основных вопросов (например, происхождение хазар, двоевластие, обращение в иудаизм, прекращение хазарской государственности и др.) Новосельцев, иногда с существенно других позиций, пришёл к близким выводам. Вопреки историографической традиции учёный поставил под сомнение значимость арабо-хазарских войн. Независимо от справедливости этой оценки, огромным подспорьем для всех последующих исследователей стала их тщательная восстановленная хронология, заново перепроверенная Новосельцевым по восточным источникам. То же касается и хронологии событий, происходивших после падения Хазарии. Последние сведения о Хазарском государстве, как показал Новосельцев, не выходят за 90-е годы X века. Новосельцев не стал комментировать традиционную оценку иудейского периода. Его книга начисто лишена какого-либо идеологического налёта и выдержана в спокойном стиле. На сегодняшний день это самая современная отечественная монография по хазарам (и в целом для мировой историографии последняя по времени классическая обобщающая работа).

В 90-е годы наиболее продуктивным направлением исследований оставалась археология. Из крупнейших следует отметить работы С. А. Плетнёвой (издание неопубликованных материалов Волго-Донской экспедиции о Саркеле, обобщающий труд по салтово-маяцкой археологии), И. Л. Кызласова (издание и классификация корпуса эпиграфических надписей), В. Е. Флёровой (граффити и духовная культура населения Хазарии), А. И. Айбабина (раннесредневековая история Крыма). В области «письменной» истории вышли диссертация А. С. Ромашова, посвященная исторической географии Хазарии (к сожалению, оставшаяся неопубликованной, 1992) и серия работ украинских историков по дискуссионным вопросам деятельности хазар в Крыму (В. Е. Науменко, С. Б. Сорочан, Ю. М. Могаричев и др.). Особенное место среди литературы, вышедшей в 90-е годы, занимает образцовое переиздание книги «Открытие Хазарии», осуществлённое А. И. Куркчи[260]. В издание был включён текст «Еврейско-хазарской переписки» (не переиздававшийся с 1932 года), фрагменты работ ведущих хазароведов и самый полный на тот момент в Росcии, библиографический обзор, составленный А. А. Астайкиным. Электронная версия издания на сайте Gumilevica стала одним из первых источников информации о хазарах в русском сегменте сети Интернет.

Русско-хазарские отношения остаются наименее разработанным направлением, как по причине узкой источниковедческой базы, так и из-за идеологических трудностей в прошлом. По данной теме до сих пор нет специальной монографии. Наиболее полное на сегодняшний день исследование вопроса принадлежит В. Я. Петрухину (статья «Русь и Хазария: к оценке исторических взаимосвязей», 2005).

2-я половина XX века. Западная историография.

В Западной Европе и США во 2-й пол. XX века вышло несколько значительных работ по хазарской теме. Все они были мало известны в СССР, поскольку научные связи по-сравнению с довоенным периодом значительно уменьшились. В 1962 году американский гебраист Н. Голб открыл среди документов каирской генизы Киевское письмо. К изучению памятника он привлёк профессора Гарвардского университета О. И. Прицака, и в 1982 году вышла их совместная монография, где Голбу принадлежал перевод и историко-филологические комментарии, а Прицаку — более широкая историческая интерпретация. Выводы авторов о Киевском письме получили широкое хождение за пределами специальной литературы, хотя внутри неё они сразу же столкнулись с многочисленными поправками, и этот процесс продолжается до сих пор[261]. Вместе с Киевским письмом Голб заново перевёл Кембриджский документ. Ему удалось ответить на все возражения, которые ранее высказал Коковцов, и окончательно доказать принадлежность документа к переписке Хасдая ибн Шапрута.

 
П. Б. Голден

Монография американского тюрколога П. Б. Голдена «Хазарские исследования» (1980) продвинула вперёд изучение хазарского языка. Основная часть книги посвящена анализу каждого из сохранившихся хазарских слов, с указанием всех вариантов их написания непосредственно по рукописям. По мнению Голдена, сохранившийся хазарский лексический материал в значительной степени нейтрален и не позволяет надёжно судить, к какой именно ветви тюркских языков относился хазарский. Голдену принадлежит большое историко-лингвистическое исследование о хазарских переселенцах в исламских странах (гулямах), ряд специальных статей по узловым вопросам хазарской истории и обобщающие работы по истории тюркских народов (в том числе самый полный на англ. языке очерк истории Волжской Булгарии). В настоящее время Голден негласно считается патриархом хазароведения — старейшим из ныне живущих и самым авторитетным представителем дисциплины, «каганом восточноевразийских исследований»[262].

В изучении экономики Хазарии и монетного обращения Восточной Европы основополагающее значение имели фундаментальные работы американского историка-слависта Т. С. Нунана. Ныне крупным специалистом в этой области является его ученик Р. К. Ковалёв.

Широкую известность получила научно-популярная книга британского писателя А. Кёстлера «Тринадцатое колено» (1976). Книга в увлекательной форме рассказывает о возвышении, обращении и упадке каганата. Кёстлер попытался доказать, что восточноевропейские евреи имеют хазарское (тюркское) происхождение. Идея эта не нова, её ещё в начале века высказывал австрийский исследователь Г. фон Кучера, а первым в качестве осторожной гипотезы выдвинул К. Нойманн[263]. Происхождение восточноевропейских евреев из Хазарии отстаивал А. Н. Поляк (не подвергая при этом сомнению их семитскую принадлежность). Благодаря Кёстлеру дискуссия зазвучала с новой силой. Большинством историков теория хазарского происхождения ашкеназов[en] воспринимается скептически, так как базируется на целой серии допущений. Требуется не только установить факт миграций из Хазарии, но и доказать широкое распространение иудаизма среди хазар. Несмотря на это, по теме периодически продолжают выходить новые работы. Вероятно, в качестве реакции на эту тенденцию в израильской академической историографии с недавнего времени появились работы, в которых полностью отрицается факт хазарского обращения как таковой.

В Германии крупное итоговое исследование по хазарам принадлежит Д. Людвигу («Структура и общество Хазарской империи в свете письменных источников», 1982). Работа посвящена социально-экономической истории. Также затрагиваются лингвистические вопросы и происхождение хазар. Как и книга Голдена эта работа до сих пор не переведена на русский язык.

Другие страны

В кон. XIX — 1-й пол. XX вв. хазарский сюжет рассматривался в ряде обобщающих трудов по истории еврейства (Г. Грец, С. Дубнов и другие, особо выделяется труд И. Берлина). Из историков-любителей хазарами интересовался Ю. Бруцкус. Среди профессиональных востоковедческих работ можно отметить исследование израильского историка М. Ландау, посвящённое восприятию хазар в еврейских источниках (1938). Большое историко-лингвистическое исследование, посвящённое хазарам, написал польский тюрколог караимского происхождения А. Зайончковский (1947). Ряд статей с обоснованием караимского характера хазарской религии выпустил историк-любитель С. Шишман. Восприятию хазар в еврейских источниках посвящены, написанные в середине XX века труды Й. Хальперна, Ц. Анкори (караимская литература) и М. Зохори. В современной израильской историографии, представленной работами М. Гиля[en] и Ш. Штампфера[en], появилась ревизионистская точка зрения, оспаривающая сам факт перехода хазар в иудаизм.

В Венгрии[264] основоположником хазароведения считается З. Гомбоц[en], написавший работу о булгаро-тюркских заимствованиях в венгерском языке (1912). В 1930 году вышел в свет классический труд Д. Немета, рассматривающий раннюю историю Венгрии, в том числе подробно венгро-хазарские контакты. Венгерская историография хазар сосредоточена вокруг двух ключевых тем: этническая история и прошлое до эпохи «Обретения родины», когда предки венгров взаимодействовали с народами Урала и Поволжья. В востоковедении международное признание получили работы М. Кмошко, в византиноведении — Д. Моравчика. В венгерском востоковедении ведущую роль во 2-й половине XX века играл Л. Лигети. Современные исторические исследования представлены работами К. Цегдели, А. Барты и А. Рона-Таша, археология — И. Эрдели. Венгерская историография всегда развивалась в тесной связи с мировой, сохраняя её даже в период Холодной войны.

В Болгарской науке хазарская история часто затрагивается в работах по средневековой истории болгар. Начало здесь было положено В. Златарским в его большом классическом труде по истории Болгарского государства (1918—1940). Ведущим современным хазароведом является Ц. Степанов.

В Турции основы хазарской историографии заложили З. В. Тоган и Акдес Курат. Первый труд о хазарах на турецком языке был написан Решидом Саффетом[tr][265]. В современной Турции на полуофициальном уровне Хазарский каганат считается одной из 16 великих тюркских империй — исторических предшественников турецкой государственности.

Современный этап

Последние десятилетия ознаменовалось ростом контактов между хазароведами разных стран и, прежде всего, российских исследователей с их западными коллегами. В 1999 году в Иерусалиме состоялась первая международная хазарская конференция. В ней приняли участие 35 учёных из 8 стран[266]. Вторая конференция прошла в Москве в 2002 году и в том же году состоялась международная конференция на «родине» хазароведения — в Харькове. С 2002 года на русском языке издаётся международный специализированный журнал «Хазарский альманах» (на 2020 год вышло 17 выпусков). Другим специализированным журналом является «Archivum Eurasiae Medii Aevi» (издаётся с 1975 года, 24 выпуска). На современном этапе отмечается взрывной рост публикаций по всем основным темам хазарской истории.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Golden P. B. Khazar studies: achievements and perspectives // The World of the Khazars: New Perspectives. — Leiden — Boston, 2007. — P. 7.
  2. Erdal M. The Khazar Language // The World of the Khazars. — Leiden — Boston, 2007. — P. 75—107, русский перевод Эрдаль М. Хазарский язык // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 125—139; Хазарский язык // БСЭ. Т.29. — С. 163—164.
  3. Golden P. B. An Introduction to the History of the Turkic Peoples. — Wisbaden, 1992. — P. 92
  4. Пигулевская Н. В. Сирийский источник VI в. о народах Кавказа // Вестник древней истории. — № 1. — М., 1939; Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. — С. 32
  5. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 182—183,186; Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. Гл.3.3. — С. 79; Первоисточники сведений: Феофан, Никифор, ал-Белазури, Михаил Сирийский.
  6. Племя забендер упоминает византийский историк Феофилакт Симокатта (см. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 197—198). Возможно, часть авар проникла в Горный Дагестан, составив правящий слой в государстве Сарир и дав имя народу аварцев. Авары были первым кочевым объединением в Европе, чей правитель носил титул кагана. В Паннонии ими был создан Аварский каганат (568—796). Последний раз упоминаются в источниках в 822 году.
  7. В оригинале «хоны». Упоминаются армянскими источниками до 1-й пол. VIII в.
  8. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 193.
  9. Артамонов М. И. Очерки древнейшей истории хазар. — Л., 1936. — С. 50—79. Наиболее подробное описание кампании содержится в труде Мовсеса Каланкатваци «История страны Алуанк». Дополнительные сведения есть в византийских и грузинских источниках.
  10. Столкновение описано в «Еврейско-хазарской переписке» (письме Иосифа), византийских источниках («Летопись» Феофана;«Краткая история» Никифора) и «Армянской географии». Согласно болгарской «Апокрифической летописи» XI века, Аспарух († ок. 700) погиб в битве с хазарами на Дунае. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 240—244; Атанасов Г. Болгаро-хазарская граница и болгаро-хазарская враждебность с конца VII и до середины IX века // Българи и хазари през Ранното средновековие / Ред. Ц. Степанов. — София, 2003. — С. 92—113 (С.5)
  11. Цукерман К. Хазары и Византия: первые контакты // МАИЭТ. — Вып. VIII. — 2001. — С. 328—329.
  12. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 330—331.
  13. В средневековом арабском, в современных персидском, турецком, азербайджанском и др. языках.
  14. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М.,1990. — C. 102. Точная дата первого арабо-хазарского столкновения не ясна, из-за противоречивых данных источников. В пользу 652/653 года свидетельствуют ал-Куфи, ал-Йакуби и Ибн ал-Асир. С ними согласуется дата 653/654 у армянского автора Себеоса. В то же время в самом раннем среди арабских источников описании Халифы ибн Хаййата называются даты 649/650 и 651/652, а у ат-Табари говорится о двух походах на Беленджер, первый из них отнесён к 642/643 году. Гараева Н. Г. К проблеме распространения ислама на территории России (анализ арабских источников) // Ислам в Среднем Поволжье: история и современность. Очерки. — Казань, 2001. — С. 6—22.
  15. Артамонов М. И. История хазар. СПб., 2001. — С. 265; Шагинян А. К. Армения и страны Южного Кавказа в условиях византийско-иранской и арабской власти. СПб., 2011. — С. 146. Основной первоисточник сведений: Гевонд «История халифов».
  16. О том, что хазары в 685/686 году успешно сразились с арабами поблизости от Мосула, сообщает Халифа ибн Хаййат. Шагинян А. К. Армения и страны Южного Кавказа в условиях византийско-иранской и арабской власти. СПб., 2011. — С.146; Гараева Н. Г. К проблеме распространения ислама на территории России (анализ арабских источников) // Ислам в Среднем Поволжье: история и современность. — Очерки. Казань, 2001. — С. 18.
  17. Албания (арабское название — Арран) наряду с Арменией (арабское название — Арминийа), Грузией (Картли, арабское название — Джурзан) и Прикаспийскими областями входила в провинцию Арминийа в составе Северного наместничества Арабского халифата. Столица провинции находилась в городе Двин, с сер. VIII века — в Бердаа.
  18. Азарбайджан — провинция в составе Северного наместничества Арабского халифата со столицей в городе Марага. Занимала территорию совр. Иранского Азербайджана. На севере по реке Аракс граничила с провинцией Арминийа, на востоке — с провинцией ал-Джазира (столица Мосул).
  19. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001.— С. 294. Наиболее подробный первоисточник — хроника ал-Куфи. Информация о кампании имеется в армянских (Мовсес Каланкатваци) и византийских (Феофан) источниках, а также в письме хазарского царя Иосифа. В последнем источнике взятие Ардебиля связывается с подвигами полководца Булана — будущего родоначальника династии беков. Согласно Халифе ибн Хаййату, генеральное сражение при Ардебиле состоялась 8 декабря 730 года.
  20. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 304, 308—310; Калинина Т. М. Ал-хазар и ас-сакалиба: контакты. Конфликты? // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 106—107; Лобанова-Гулак М., Тортика А. «Река славян» (Нахр-ас-Сакалиба) в системе географических реалий Восточной Европы: по данным средневековых мусульманских авторов // Іслам і Україна: роботи учасників Першого Всеукр. ім. А. Кримського конкурсу ісламознав. дослідж. молодих учених / Іслам. громад. культ. центр м. Києва. — К., 2005. — С. 155—174.
  21. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 148. (гл. 4.5); Гараева H. Г. О дате принятия ислама хазарами // Языки, духовная культура и история тюрков: традиции и современность. Труды международной конференции. — Т. 3. — М., 1997.
  22. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 87; Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 310—311.
  23. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 191; Источник сведений: Летопись Картли.
  24. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 202.
  25. Упоминание о визите кагана в Константинополь содержится в Анонимной византийской хронике.
  26. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 273—280. Основные первоисточники: «Летопись» Феофана, «Краткая история» Никифора.
  27. Моравчик Ю. Происхождение слова tzitzakion // Seminarium Kondakovianum. — Прага, 1931. — Т. IV. — С. 69—76.
  28. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 348—353; Сорочан С. Б. «Дело» епископа Иоанна Готского в связи с историей византино-хазарских отношений в Таврике // Хазарский альманах. — Т. 2. — К. — Харьков — М., 2004. — С. 77—98; Могаричев Ю. М., Сазанов А. В., Шапошников А. К. Житие Иоанна Готского в контексте истории Крыма «хазарского периода». — Симферополь, 2007.
  29. Тортика А. А. Боспор Киммерийский в хазарское время: по данным арабо-персидских и хазаро-еврейских авторов // Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. (Материалы IV Боспорских чтений). Керчь, 2003; Плетнёва С. А. Хазары. — М., 1976. — С. 68.
  30. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 362.
  31. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 364. Рассказ о деятельности и обращении Булана содержится в письме Иосифа. См. Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка. Точная дата определяется по указанию, содержащемуся в сочинении Иегуды Галеви. См. Иегуда Галеви. Кузаре. — М.— Иерусалим, 1990. — С. 47.
  32. Первые сведения о существовании в Хазарии двух правителей сообщают: ат-Танухи и ат-Тартуси, в связи с голодом в Итиле в правление халифа Ал-Мамуна (между 813 и 818), Константин Багрянородный, в связи со строительством Саркела (830-е) и косвенно Ибн Хордадбех, в связи с посещением Хазарии экспедицией Саллама Тарджумана (между 842 и 844).
  33. Еврейско-хазарская переписка; о каварах см. Константин Багрянородный. Об управлении империей, гл.40; Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 375—385.
  34. Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836—889 г. // МАИЭТ. — Вып. VI. — Симферополь, 1998. — С. 668; Комар А. В. Древние мадьяры Етелькеза: перспективы исследований // Археологія і давня історія України. — К., 2011. — Вип. 7. — С. 29, 31.
  35. В историографии существуют диаметрально противоположные мнения относительно характера хазаро-венгерских отношений в IX веке. Основным источником является трактат Константина Багрянородного «Об управлении Империей», гл.38, в котором эти отношения выглядят скорее как союзные при главенстве хазар. В пользу того, что хазары сохраняли контроль над степями, говорят данные Русской летописи, согласно которой дань со славян взималась хазарами, а венгры упоминаются только один раз в связи с осадой Киева во время своего переселения в Паннонию. Упоминание, что некогда хазары опасались венгров и «окапывались рвами» против них, имеется в арабских источниках (Ибн Русте).
  36. Гардизи. Извлечение из «Зайн ал-ахбар» (пер. В. В. Бартольда); Мас’уди о Кавказе // Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI вв. — М., 1963. — С. 198. Здесь и далее при ссылках на данное издание имеется в виду сочинение Мас’уди «Золотые копи и россыпи самоцветов» («Мурудж аззахаб ва ма’адин ал-джавахир») 943/944 г .
  37. Бертинские анналы; Комментарий см. Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя // История СССР. — 1982. — № 4; Цукерман К. Два этапа формирования Древнерусского государства. Титул также упомянут в письме Людовика II к византийскому императору (871 год) и в цикле арабских известий об «острове русов» (Ибн Русте и др.)
  38. «Повесть временных лет» (ПСРЛ, т. I, стб. 21, 24, т. II, стб. 15, 17). Летописные даты приблизительны.
  39. Константин Багрянородный. Об управлении Империей, гл.42; Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 402—403. Точную дату строительства источники не называют, она приходится на период между 834 и 842 гг. Строительными работами руководил присланный из Константинополя спафарокандидат Петрона Каматир. Никифоров М. А. К дискуссии о дате учреждения византийской фемы в Таврике // МАИЭТ. — Вып. XV. — Симферополь, 2009. — С. 550—560.
  40. Афанасьев Г. Е. Где же археологические свидетельства существования Хазарского государства? // Российская археология. — 2001. — № 2. — С. 48.
  41. Посольство было отправлено к царю хазар багдадским халифом ал-Васиком. Цели и обстоятельства миссии неизвестны. Можно предположить, что, как и другие поездки, организованные халифом, она носила научный характер. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 38; Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 261; Первоисточник сведений: ал-Мукаддаси. Идентификация руководителя посольства с ал-Хорезми не бесспорна: не исключена путаница с другим астрономом и математиком, его тёзкой — Мухаммадом ибн Мусой ибн Шакиром. Последний тоже участвовал в посольствах халифа, в частности ездил в Византию для обследования пещеры с мощами «семи спящих отроков»; Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. — М., 1986. — С. 98.
  42. Экспедиция была направлена халифом ал-Васиком для поисков легендарной стены, запирающей народы Гог и Магог (арабск. Йаджуж и Маджуж). Руководил экспедицией Саллам по прозвищу ат-Тарджуман (Переводчик), знавший тридцать языков. Путешественники были приняты хазарским царём и, получив от него проводников, направились вглубь Азии. Путешествие заняло 16 месяцев, и ещё 12 месяцев длился обратный путь (шёл через Хорасан). Предполагают, что Саллам достиг Уральских гор, Алтая или даже Великой Китайской стены. Отчёт Саллама не сохранился, но известен в пересказе у различных арабских авторов, начиная с Ибн Хордадбеха. Среди прочего он примечателен тем, что содержит первое описание башкир.
  43. По др. точке зрения, предки вайнахов. Об обращении санарийцев к трём владетелям: сахибу ар-Рум (византийский император), сахибу ал-хазар (владыка хазар) и сахибу ас-сакалиба (владыка славян) — сообщает ал-Йакуби под 853/854 годом.
  44. Подробности этого столкновения (единственного из отмеченных в IX веке) почти неизвестны. Прямое упоминание о нём имеется только в «Истории Дербента». Но тот факт, что Буга побывал в Хазарии, подтверждают Летопись Картли и ал-Белазури, которые сообщают, что он привёл с собой 300 семей хазарских мусульман и 100 семей алан. О подозрении халифом сговора между Бугой и хазарами упоминает Летопись Картли. Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа IV—X вв. — Л., 1979. — С. 185; Шагинян А. К. Армения и страны Южного Кавказа в условиях византийско-иранской и арабской власти. — СПб., 2011. — С. 306—308.
  45. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 443—450; Флоря Б. Н. Сказания о начале славянской письменности. — М., 1981. — С. 77—85. Брат Кирилла — Мефодий — также находился в составе миссии (Житие Мефодия, гл. IV).
  46. Анонимное хазарское послание Хасдаю ибн Шапруту (Кембриджский аноним). Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы Х века. — М. — Иерусалим, 2003. — С. 140, 159.
  47. 1 2 Там же.
  48. Коновалова И. Г. Походы русов на Каспий и русско-хазарские отношения // Восточная Европа в исторической ретроспективе. — М., 1999; Первоисточник сведений: ал-Мас’уди «Золотые копи и россыпи самоцветов»
  49. О нём см. Петрухин В. Я. Князь Олег, Хелгу Кембриджского документа и русский княжеский род // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. — М., 2000. — С. 222—229.
  50. Именно так город именуется в хазарских источниках. Более известно его византийское название — Таматарха и древнерусское — Тмутаракань.
  51. Гумилёв Л. Н. Cказание о хазарской дани (опыт критического комментария летописного сюжета) // Русская литература. — 1974. — №3. — C. 160—174; Цукерман К. Русь, Византия и Хазария в середине X века: проблемы хронологии // Славяне и их соседи. — Вып. 6. — М., 1996. — С. 68—80; Науменко В. Е. К военно-политической истории Таврики X века: русско-византийский конфликт 935-941 гг. и так называемый «поход Песаха» // Хазарский альманах. — Т. 12. — К. — Харьков, 2014. — С. 118—132; Первоисточник сведений: письмо анонимного хазарского еврея (Кембриджский документ).
  52. Коновалова И. Г. Походы русов на Каспий и русско-хазарские отношения // Восточная Европа в исторической ретроспективе. — М., 1999. — С. 111—120; Основной первоисточник сведений: Ибн Мискавейх.
  53. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда. — М., 1963. — С. 48, 65—66; Коновалова И. Г. Походы русов на Каспий и русско-хазарские отношения // Восточная Европа в исторической ретроспективе. — М., 1999. — С. 116—117.
  54. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 591.
  55. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда. — М.,1963. — С. 133—137. Первоисточник сведений: ал-Мас’уди. Выражение «каган гор» по отношению к правителю Сарира в IX веке употребляет ал-Белазури.
  56. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг. — Харьков, 1956; Большаков О. Г. Уточнения к переводу «Записки» Ибн Фадлана // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. — М., 2000. — С. 54—63. Руководителем посольства был Сусан ар-Раси, Ибн Фадлан выполнял функции секретаря. Посольство выехало из Багдада в четверг 1 сафара 309 года хиджры (21 июня 921 года) и, перезимовав в Ургенче, прибыло в ставку царя Алмуша в окрестностях Булгара в воскресенье 12 мухаррама 310 года (12 мая 922 года). Примерную реконструкцию пути см. Путенихин В.П. Маршрут и график движения Ибн Фадлана по степям от Устюрта до Волги.
  57. В «Повести временных лет» говорится о сражении Святослава с хазарским войском и взятии Белой Вежи (Саркела) в 965 году, а у Ибн Хаукаля — о разорении русами Итиля и Семендера в 358 году хиджры (соответствует 25 ноября 968 — 13 ноября 969). У других арабских авторов (Ибн Мискавейх, Ибн ал-Асир) упоминается нападение на Хазарию в 354 году хиджры (соответствует 7 января — 27 декабря 965) неких «тюрков». Более вероятно, что этим этнонимом обозначены огузы, а не печенеги, так как у последних отношения с Русью были враждебными. Несовпадение дат, а также расплывчатость географического описания в ПВЛ, позволяют обосновать как то, что имел место один поход 965 года, так и то, что их было два. Последняя точка зрения традиционно пользуется популярностью среди востоковедов. См. Калинина Т. М. Древняя Русь и страны Востока в X веке. Автореф. канд. диссертации. — М., 1976; Коновалова И. Г. Падение Хазарии в исторической памяти разных народов // Древнейшие государства Восточной Европы. 2001 г. — М., 2003. Есть точка зрения, что описание «Повести временных лет» не противоречит описанию Ибн Хаукаля и тоже подразумевает, что Святослав достиг центральной Хазарии, поскольку в Лаврентьевском списке ПВЛ сообщение о взятии Саркела (Белой Вежи) приводится в форме «град их и Белу Вежу взя». Слово «град» в данном контексте может быть переведено как «столица» и, таким образом, может означать Итиль. См. Петрухин В. Я. Русь и Хазария: к оценке исторических взаимосвязей // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 89, 94. О времени завоевания Русью Тмутаракани в источниках сведений нет. Считается, что оно произошло или во время похода Святослава, или во время корсунского похода Владимира. В ПВЛ Тмутаракань впервые упоминается в рассказе о раздаче столов сыновьям Владимира в статье за 988 год, но эта дата явно условна.
  58. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 230. Представление, что поход русов положил конец хазарской государственности, можно встретить уже в средневековой арабской литературе. См. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 249; Калинина Т. М. Восточные источники о столице Хазарии Итиль (состояние проблемы и переводы) // Калинина Т. М. Проблемы истории Хазарии (по данным восточных источников). — М., 2015. — С.71.
  59. Ибн Хаукаль «Книга картин Земли». О бегстве жителей на побережье также говорит ал-Мукаддаси. По свидетельству ал-Истахри, на Мангышлаке жила группа огузов, находившаяся во враждебных отношениях с остальными огузами.
  60. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 225—230.; О пребывании в городе русов и обращении за помощью к ширваншаху Мухаммаду ибн Ахмаду ал-Йазиди (981—991) сообщает Ибн Хаукаль. Об обращении за помощью к Хорезму и последующем переходе в ислам — Ибн Мискавейх и Ибн ал-Асир. По сообщению Мукаддаси, Хазария была завоёвана (возможно, неоднократно) эмиром Северного Хорезма Ма’муном ибн Мухаммадом (? — 995). Подробнее см. в статье Хазарский поход Владимира
  61. Память и Похвала князю русскому Владимиру. Возможно, этот же поход упоминает ал-Мукаддаси. Калинина Т. М. Сведения Шамс ад-Дина ал-Мукаддаси о Хазарии // Калинина Т. М. Проблемы истории Хазарии (по данным восточных источников). — М., 2015. — С. 92; Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации. — М.—Л., 1948. — С. 250—258.
  62. «Повесть временных лет» (ПСРЛ, т. I, стб. 85-86, т. II, стб. 72-73, НIЛ, 1950. — С. 133).
  63. Об этом сообщает ал-Бируни в трактате «Мас’удовский канон» (1037). «Мас’удовский канон об астрономии и звёздах» кн. 5 гл. 9 // История татар с древнейших времён в 7-ми тт. Т. 2. — Казань, 2006. — С.757. Других датированных сведений о городе нет.
  64. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 231.
  65. Описание города оставил проживший в нём около 20 лет испано-арабский путешественник Абу Хамид ал-Гарнати. См. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131—1153 гг.) / Публ. О. Г. Большакова, А. Л. Монгайта. — М., 1971. — С. 27.
  66. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 230.
  67. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI вв. — М., 1963. — С. 75; Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 231.
  68. «Повесть временных лет» (ПСРЛ, т. I, стб. 147, т. II, стб. 134).
  69. «Повесть временных лет» (ПСРЛ, т. I, стб. 204-205, т. II, стб. 196).
  70. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 261—263; Бейдер А. Язык евреев Восточной Европы: существует ли хазарский след? // Хазары: Миф и история. — М. — Иерусалим, 2010. — С. 366.
  71. Крадин Н. Н. Кочевники, мир-империи и социальная эволюция // Альтернативные пути к цивилизации: Кол. монография / Под ред. Н. Н. Крадина, А. В. Коротаева, Д. М. Бондаренко, В. А. Лынши. — М., 2000. — С. 321.
  72. Там же; Голден П. Б. Государство и государственность у хазар // Феномен восточного деспотизма. Структура управления и власти. — М., 1993. — С. 211—223.
  73. Крюков В. Г. Сообщения анонимного автора «Ахбар аз-заман» о народах Европы // Древнейшие государства на территории СССР: Материалы и исследования. 1981. — М., 1983. — С. 207; Калинина Т. М. Символы сакральной власти в Хазарии // Калинина Т. М. Проблемы истории Хазарии (по данным восточных источников). — М., 2015. — С. 157—165.
  74. В источниках нет сведений о порядке престолонаследия в Хазарии VII—VIII вв. Однако о том, что у хазар существовал обычай передачи власти как от отца к сыну, так и от брата к брату сообщается в болгарском источнике X века — Шестодневе Иоанна Экзарха.
  75. Прямых доказательств этого нет. См. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 89; Голден П. Государство и государственность у хазар // Феномен восточного деспотизма. Структура управления и власти. — М., 1993. — С. 223; Цукерман К. О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм // МАИЭТ. — Вып. IX. — Симферополь, 2002. — С. 522—524. Мнение об обратном базируется на гипотетическом прочтении фразы из «Худуд ал-алам» о том, что цари хазар являются «потомками ансы». Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 240, 383. Большинство современных исследователей полагает, что здесь подразумеваются не каганы, а цари-заместители и слово «анса» является искажением титула шад.
  76. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 166; Первоисточник сведений: ал-Истахри.
  77. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений и Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 212. Ритуалы подробно описаны арабскими географами классической школы (ал-Истахри, Ибн Хаукаль), а также ал-Мас’уди и Ибн Фадланом.
  78. В IX веке применительно к нему в источниках отмечен и другой хазарский титул — шад. К X веку он вышел из употребления. В X веке бек, возможно, носил двойной титул, тоже именуясь каганом (младшим). Об этом сообщает Ибн Фадлан, что однако противоречит другим синхронным источникам.
  79. Царь Иосиф сообщает Хасдаю ибн Шапруту, что «только сын садится на престол своего отца». Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в X веке. — Л., 1932. — С. 81, 98.
  80. О них известно только по выписке из несохранившейся части сочинения Ибн Фадлана в словаре Йакута. В чём заключались их функции, неизвестно. Огласовка названий условна. Кундур, как и бек, назван с приставкой «каган» (кундур-каган). Он замещал бека, а джавшигар, в свою очередь, замещал его. Титул джавшигар, по-видимому, восходит к древнетюркскому слову «джавли» — «сокол», «ловчая птица» и может быть переведён как «начальник соколиной охоты», аналогичный высший придворный чин известен в Государстве Караханидов. В Османской империи похожий титул принадлежал одному из заместителей визиря – çavuşbaşı. Этимология титула кундур неясна. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг. — Харьков, 1956. — С. 146; Кляшторный С. Г. Хазарские заметки // Тюркологический сборник. 2003—2004. — М., 2005. — С. 103.
  81. Ибн Фадлан, ал-Мас’уди, ал-Истахри и др.
  82. Сакральный правитель венгров носил хазарский титул кендю, а его соправитель именовался дьюлой. Golden P. B. The Khazar Sacral Kingship-Revisited // Journal Article in Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. Vol. 60 (2). — P. 181; Юрасов М. К. Характер верховной власти у венгров IX века // Мир истории. — 2012. — №2.
  83. О существовании заместителя у царя русов сообщают арабские авторы. Фигуры воевод при первых киевских князьях, возможно, являются отголоском этой традиции. См. Петрухин В. Я. К вопросу о сакральном статусе хазарского кагана: традиции и реальность // Славяне и их соседи. — Вып. 10. — М., 2001. — C. 73—74; Петрухин В. Я. Репрезентация власти русского князя в древнейший период: Ибн Фадлан и хазарская традиция // «Русь и вси языци». Аспекты исторических взаимосвязей. — М., 2011. — С. 101—111. Недавно А. П. Толочко выдвинул оригинальное предположение, объясняющее эту параллель тем, что русы могли представлять своими правителями хазарских владык, так как оперировали на подконтрольной им территории. Толочко А. П. Очерки начальной Руси. — К. — СПб., 2015. — С. 134—135.
  84. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 117—121, 143—144; Калинина Т. М. Знать хазар в арабо-персидской средневековой литературе // Хазарский альманах. — Т. 4. — К. — Харьков, 2005. — С. 43—56.
  85. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 550; Мовсес Каланкатваци. История страны Алуанк / Пер. Ш.В. Самбатяна. — Ереван, 1984. — С. 91 (книга 2, глава XVI).
  86. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 144; Виноградов А. Ю., Комар А. В. Институт тудуна и хазары в Юго-Западном Крыму VIII начала IX в. в контексте новых данных эпиграфики // Сугдейский сборник. — К. — Судак, 2005. — С. 38—56.
  87. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений и Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 148, 229; Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 121.
  88. У Истахри и Ибн Хаукаля сохранилась живая зарисовка из внутренней жизни Хазарии с описанием одной судебной тяжбы, которая произошла между 892 и 902 годом у наследников умершего купца из Хазарана. Решение по ней было вынесено лично царём в соответствии с типично языческим обычаем. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 215—217; Артамонов М. И. История хазар. — СПб.,2001. — С. 560—561; Современный перевод: Большаков О. Г. Арабские географы и путешественники о Волжской Булгарии // История татар с древнейших времён в 7-ми тт. Т. 2. — Казань, 2006. — С. 747—748.
  89. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений и Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 142.
  90. Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в X веке. — Л., 1932. — С. 85, 102; Кобищанов М. Ю. Полюдье: Явление отечественной и всемирной истории цивилизаций. — М., 1995. — С. 221—223.
  91. Ал-Истахри и Йакут. У Ибн Хаукаля не назван иудеем. В письме Иосифа Семендер выступает как хазарский город, но не относится к личному владению хазарского царя.
  92. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг. — Харьков, 1956. — С. 147; Тортика А. А. Династические браки как элемент внешней и внутренней политики Хазарского государства // Схiдный свiт. — 2005. — №1. — С. 95—98.
  93. Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг. — Харьков, 1956. — С. 140.
  94. Накануне похода Святослава. В более раннем сообщении фигурируют беличьи шкурки. («Повесть временных лет», статьи за 964 и 859 годы. ПСРЛ, т. I, стб. 65, 19, т. II, стб. 53, 14); Щавелёв С. П. Славянская дань Хазарии: новые материалы к интерпретации // Вопросы истории. — 2003. — № 10. — C.139—143.
  95. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 293.
  96. Семёнов И. Г. Военная тактика хазарской армии в период войны против Арабского халифата в 706—737 годы // Материалы XVII международной ежегодной конференции по иудаике. — Вып. 31. Т.2. — М., 2010. — С. 7—15.
  97. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений и Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 155, 219; Бубенок О. Б., Радивилов Д. А. Народ ал-арсийа в Хазарии (из истории хазаро-хорезмских связей) // Хазарский альманах. — Т.2. — М., 2004. — С. 5—18.
  98. Константин Багрянородный Об управлении Империей, гл.42.
  99. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений и Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 219, 221, 224.
  100. Там же. — С. 27. Прямо отмечены только буртасы, выставлявшие по требованию 10 тысяч человек (Ибн Русте, Гардизи).
  101. Мас’уди о Кавказе // Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI вв. — М., 1963. — С. 195, 200. Тем не менее, др. арабский автор, Хилал ас-Саби, упоминает об угрозе хазарского морского нападения на Дербент. Бартольд В. В. Новое известие о стенах Дербента // Бартольд В. В. Сочинения. — Т.2. Ч.1. — М., 1963. — С. 788.
  102. Комар А. В., Сухобоков О. В. Вооружение и военное дело Хазарского каганата // Восточноевропейский археологический журнал. — № 3 март-апрель 2000.
  103. Голден П. Тюрки-хазары — гулямы на службе у халифов // Хазары, сб. статей. — М. — Иерусалим, 2005. — С. 458—482.
  104. Плетнёва С. А. Хазары. — М., 1976. — С.43.
  105. Обзор экономики каганата см. Noonan Th. S. Some observations on the economy of the Khazar Khaganate // The World of the Khazars. — Leiden — Boston, 2007. — P. 207—244.
  106. Караванная торговля в Средней Азии в IX—X вв. // Тревер К. В., Якубовский А. Ю., Воронец М. Э. История народов Узбекистана. Т.1. — М., 1950. — С. 228; Толостов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации. — М.—Л., 1948. — С. 263—265.
  107. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе: Горган и Поволжье в IX—X вв. М., 1962. — С. 141, 143, 139; Подробнее см. Халидов А. Б. Перечни товаров Волжского пути в арабских источниках IX — начала XIII вв. // Великий Волжский путь. Материалы круглого стола и Международного научного семинара, 28-29 августа 2000 г. — Казань, 2001. — С. 189—193.
  108. Быков А. А. О хазарском чекане VIII—IX вв. Доклад на III Всесоюзной конференции арабистов // Труды Государственного Эрмитажа. — Л.,1971. — С. 31—32; Быков А. А. Из истории денежного обращения Хазарии в VIII и IX вв. // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. — 1974. — Вып. 3. — С. 67.
  109. Фомин А. В. Подражательный дирхем «Ард-ал-Хазар» в IX в. // Восточная Европа в древности и Средневековье. — М., 1990. — С. 136—138. Согласно Р. Ковалёву, на 2004 год известно 62 монеты «Ард ал-Хазар», 5 монет с «Моисеевой легендой» и 247 других хазарских монет. Kovalev R. What does historical numismatics suggest about the monetary history of Khazaria in the ninth century? Question revisited // Archivum Eurasiae Medii Aevi. — Vol.13. — 2004. — P. 117
  110. По-арабски: «Musa rasul Allah». В настоящее время известно пять таких монет: одна в кладе c фермы Спиллингс[en] (остров Готланд, Швеция), одна в кладе у деревни Кохтла (Эстония), одна в кладе у деревни Кислые (Смоленская область, Россия), две в кладе у деревни Сведьеландет (Аландские острова, Финляндия). В каждом кладе присутствуют и монеты «Ард ал-Хазар». Kovalev R. What does historical numismatics suggest about the monetary history of Khazaria in the ninth century? Question revisited // Archivum Eurasiae Medii Aevi (13) 2004. — P. 117; Kovalev R. K. Creating Khazar Identity through Coins: the Special Issue Dirhams of 837/838 // East Central and Eastern Europe in the Early Middle Ages / Florin Curta (ed.). Ann Arbor, 2005. — P. 227; Петрухин В. Я. Мог ли хазарский каган быть иудеем? // Материалы XVIII Международной ежегодной конференции по иудаике. Т.2. — М., 2011. — С. 69. В Волжской Булгарии чеканка собственной монеты началась с 920-х годов, в правление Алмуша (мусульманское имя Джафар ибн Абдаллах) и его сына Микаила ибн Джафара. Новейший обзор хазарских и булгарских монет см. Кулешов В. С. Письменные и нумизматическик источники по истории денежного обращения в Восточной европе в IX—Х вв.: дис. канд. ист. наук. — М., 2018. — С. 133—136. О монетах Нижнего Поволжья в более позднее время см. Гончаров Е. Ю. Очерк нумизматики Самосдельского городища. 2011.
  111. Голден П. Б. Государство и государственность у хазар. Власть хазарских каганов // Феномен восточного деспотизма. Структура управления и власти. — М.: Наука, 1993. — С. 227.
  112. Ибн Русте, Гардизи, Димашки.
  113. Новосельцев А. П. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М.,1990. — С. 145—146. А. П. Новосельцев отмечает, что языческие обряды напоминают обряды древних скифов и свидетельствуют о синкретических чертах местного язычества, где наряду с тюркскими элементами существовали древнеиранские и финно-угорские; Кляшторный С. Г. «Народ Аспаруха», гунны Кавказа и древнетюркский Олимп // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998. — М., 2000. — С. 120—125; См. также Талашов М. В. Наследие древних тюрков в хазарии: миф или реальность // Ярославский педагогический вестник — 2004. — № 1-2 (38-39); Первоисточник сведений: Житие епископа Исраела в составе сочинения Мовсеса Каланкатваци.
  114. Хазарское название церемонии упоминает Феофан, в сохранившихся рукописях слово пишется по-разному. Исходной считается форма δόγια, зафиксированная у более раннего византийского автора — Менандра, который описывает аналогичную церемонию на похоронах тюркского кагана Истеми в 576 году. Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения: «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора. Тексты, перевод, комментарий. — М., 1980. —С. 134 (прим. 364). В орхонских рунических надписях слово зафиксировано в форме yog.
  115. Такие данные приводит Мирхонд, так же упоминающий о сопровождавших ритуал песнопениях и барабанном бое.
  116. Ал-Бакри и анонимный автор «Ахбар аз-заман». В связи с этим арабские авторы иногда именовали хазар «магами» — термином, которым обозначались зороастрийцы и шире любые огнепоклонники.
  117. Гмыря Л. Б. Обряд «вызова дождя» в стране гуннов Прикаспия в VII в. н. э. по данным армянских и арабских источников // Древнетюркский мир: история и традиции. Материалы конференции. — Казань, 2002.
  118. Предание отражено в арабо-персидской литературе. Мусульмане полагали, что тюркам камень достался от Иафета, сына Ноя. Гардизи в числе народов, боровшихся за камень, называет огузов, карлуков, хазар и «других» (Гардизи Извлечение из «Зайн ал-ахбар»)
  119. По ат-Табари и Ибн Са’ду заклинанием, вызывающим дождь, владели тюрки Хорасана, потом к ним пришли хазары и, узнав секрет, стали называть своих правителей каганами (Калинина Т. М. Один из арабских вариантов генеалогии хазар // Калинина Т. М. Проблемы истории Хазарии (по данным восточных источников). — М., 2015. — С. 105—109). Легенды считаются отголоском реальной борьбы за общетюркское верховенство между наследниками Тюркского каганата (Агаджанов С. Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии. IX—XIII вв. — Ашхабад, 1969. — С.122—125).
  120. «Слово о царе Валтасаре» (XVI в.). Повесть византийского происхождения, имеющая своим сюжетом историю пророка Даниила, предсказавшего гибель вавилонскому царю Валтасару. В одном из вариантов повести среди соперников Даниила, пытающихся истолковать появившуюся в царском дворце огненную надпись, упоминаются «волхвы хазарские». Турилов А. А. Хазары-Козаре в русской письменной традиции XI-XVII вв. // Хазары. 2-й Международный коллоквиум. Тезисы. — М., 2002. — С. 30. В некоторых вариантах повести действие происходит в Византии IX века, во времена императора Михаила III. Подробнее о памятнике см. Дробленкова Н. Ф. Повесть о Валтасаре Вавилонском // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Существование жрецов засвидетельствовано в житии Исраела и письме Иосифа.
  121. Похвалы в адрес Хазарии насчёт безопасности и процветания содержатся со стороны христиан в житии Або Тбилисского (кон. VIII в.)

    Когда Або увидел, что он вне опасности и насилия от сарацин, поспешил приблизиться к Христу и от рук честных пресвитеров принял крещение […] Ибо по милости Духа Святого в северной этой стране много селений и городов, которые живут беспрепятственно в вере христовой. (Памятники древнегрузинской агиографической литературы. — Тбилиси, 1956. — С. 49)

    со стороны мусульман — у ал-Мас’уди (ок. 943 г.)

    В стране хазарского царя «находится много мусульманских купцов и ремесленников, которые наехали в страну хазарского царя ввиду справедливости и безопасности, [господствующих] там. У них есть соборная мечеть с минаретом, который возвышается над царским замком, а также и другие мечети со школами, в которых дети обучаются Корану». (Мас’уди о Кавказе // Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI вв. — М., 1963. — С. 195)

    со стороны евреев — в Письме анонимного хазарского еврея (1-я пол. X в.)

    [наши] отцы бежали перед ними [….] потому, что были не в со[стоян]ии выносить иго идолопоклонников, и [люди Казарии] приняли их потому, что люди Казарии были сперва без Торы. […] Они породнились путём браков с жителями этой страны, смешались с язычниками, научились делам их, и всегда выходили с ними на войну; и они стали одним народом. […] Евреи начали приходить из Багдада, и Хорасана, и из земли Греции, и они укрепили людей этой земли. (Голб Н., Прицак. О. Хазарско-еврейские документы X века. — М. — Иерусалим, 2003. — С. 159)

  122. Хунзан или Джидан — в арабских источниках упоминается как область по соседству с Сариром, большинством исследователей отождествляется с Кайтагом в предгорном Дагестане (Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе: Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 125). «Худуд ал-лам» включает его в число земель Сарира, Мас’уди – в число хазарских земель, у других авторов он выступает как самостоятельное владение. По Ибн Русте трёх вер придерживался правитель области, по Гардизи — все жители.
  123. Аликберов А. К. Ранние хазары (до 652/653 г.), тюрки и Хазарский каганат // Хазары: Миф и история. — М. — Иерусалим, 2010. — С. 57—58. Существует мнение, что Мас’уди называет Семендер столицей Джидана. Однако оно основывается на устаревшем переводе Н. А. Караулова (по контексту более вероятно, что подразумевается не Джидан, а Хазария в целом). Ср. перевод фразы В. Ф. Минорским и Д. Данлопом (Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 204); Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.,1990. — С. 61.
  124. По правую сторону от страны сериров находится область Хайзан, жители этой области придерживаются трёх вер: по пятницам они идут к мусульманам в соборную мечеть, совершают пятничный намаз и возвращаются; по субботам они [молятся с евреями, по воскресеньям] идут в церковь к христианам и совершают богослужение по их обряду. Если кто-нибудь спросит их, почему они так поступают, они отвечают: «Эти три общины несогласны между собой; каждая утверждает, что истина на её стороне; мы соглашаемся со всеми тремя; может быть, мы таким образом найдём истину». (Гардизи Извлечение из «Зайн ал-ахбар»).

    Направо от крепости проходит дорога, по которой можно выехать [из Сарира] по высоким горам и многочисленным лесам и на расстоянии двенадцати перегонов города, называемого Хайдан, царь которого зовётся Адзар-Нарса. Он придерживается трёх религий: по пятницам он молится с мусульманами, по субботам — с евреями, а по воскресеньям — с христианами. Всем, кто посещает его, он объясняет, что [представители] каждой из этих религий зовут [людей] в свою веру и утверждают, что истина в ней и что всякая другая религия, кроме их собственной, несостоятельна, «поэтому я и придерживаюсь их всех, для того чтобы достигнуть истины всех религий». (Ибн Русте о Дагестане // Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI вв. — М., 1963)

    По сведениям Мас’уди, ещё одним владением в Дагестане, где жили представители трёх вер, был Зарикаран.

    Затем в сторону Сарира и гор — владение Зарика-ран (Зирих-Гаран), что означает «Мастера кольчуг», потому что большинство из них делает кольчуги, стремена, уздечки, мечи и другие роды оружия из железа. Они исповедуют различные религии: ислам, христианство и иудейство. Их страна (балад) гористая, и это защищает их от соседей. (Мас’уди о Кавказе // Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI вв. — М., 1963. — С. 204)

  125. Магомедов М. Г. Образование Хазарского каганата: По материалам археологических исследований и письменным данным. — М., 1983. — C.158.
  126. По данным Каланкатваци, посольство отправилось в 62-й год хиджры 18 мехекана (22 декабря 681) и прибыло в столицу «гуннов» — Варачан накануне Великого поста (11 февраля). См. Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. — Ереван, 1984. Кн. II, глава XXXIX и прим.151 (предложение исправить год посольства на 684/685 не является общепринятым).
  127. Епископ округа Мец Колманц.
  128. Виноградов А. Ю., Комар А. В. Две «хазарские» надписи из Юго-Западного Крыма // Российская археология. — М., 2005. — № 3. — С. 128—132; Виноградов А. Ю., Комар А. В. Строительная надпись хагана и тудуна из Горного Крыма. Republicatio et reconsideration // Хазары: Миф и история. — М. — Иерусалим, 2010. — С. 90—112.
  129. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе: Горган и Поволжье в IX—X вв. — М., 1962. — С. 179.
  130. Точно не ясно, когда именно она возникла и как долго существовала (время по-разному определяется исследователями в интервале от сер. VIII до кон. IX века). Митрополия именовалась «Готской» и состояла из семи епархий: хоциров (близ Фулл), Астеля (Итиля), Хвалиса (Хорезм?), оногуров, Ретега, гуннов и Таматархи. Артамонов М. И. История хазар. — СПб., 2001. — С. 353; Иванов С. А. Миссия восточнохристианской церкви к славянам и кочевникам: эволюция методов // Славяне и их соседи. — Вып. 10 . — М., 2001. — C.30—31.
  131. Это был один из последователей св. Стефана Нового, сосланный в Херсонес и приговорённый к смертной казни за поддержку иконопочитателей. Упоминается в житии Стефана Нового. Романчук А. И. К вопросу о положении Херсонеса в «тёмные» века // АДСВ. — 1972. — С. 45.
  132. Иванов С. А. Миссия восточнохристианской церкви к славянам и кочевникам: эволюция методов // Славяне и их соседи. — Вып. 10 . — М., 2001. — C. 29; Сорочан С. Б. Византийский Херсон в письмах Николая Мистика // Хазарский альманах. — Т. 10. — К. — Харьков, 2012. — С. 191.
  133. В Русско-византийском договоре 944г. сказано, что христианская часть руси приносила клятву в киевской церкви св. Ильи, расположенной «над Ручьём в конце Пасынчей беседы и Хазар». При буквальном понимании «Хазар» означает какой-то городской топоним («урочище Хазары»). Но возможно, как полагал А. А. Шахматов, слово ошибочно попало сюда из соседней строки: «много было варягов христиан [и хазар]» (ср. перевод Д.С. Лихачёва и Б.А. Романова в издании Повесть временных лет. Часть первая. — М.—Л., 1950. — С.39). Согласно третьему толкованию, местом совершения клятвы был не Киев, а Константинополь (церковь Ильи-пророка у императорского дворца) и тогда здесь имелись в виду хазары-жители Константинополя. Толочко А. П. Очерки начальной Руси. — К.—СПб., 2015. — С. 293; Васильев М. А. Константинопольский храм богоматери Фаросской в дипломатических акциях Руси и Византии первой половины X века // Славянский альманах. Вып. 3—4. — М., 2016. — С. 13—37. В Русско-византийском договоре 911г. среди послов, направленных Олегом, один из дружинников носит тюркское имя Актеву — «Белый Верблюд». Кулланда С. В. Актеву // Тюркологический сборник. 2004-2005. — М., 2005. — С.142—144.
  134. Первоисточник сведений: ал-Мас’уди и Кембриджский Аноним.
  135. Рассказ приводит Ал-Куфи. Обращение упоминается у ал-Белазури и Балами. Остальные авторы (в том числе ранние) о нём не сообщают.
  136. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 148 ; Гараева H. Г. О дате принятия ислама хазарами.
  137. Самое ранее упоминание о наличии в Хазарии мусульманского населения принадлежит Ибн Хордадбеху (840-е гг.), который сообщает, что кибла у хазар направлена в сторону ворот Каабы. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 108; Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. — М., 1986. — С. 54.
  138. Ал-Белазури называет этих хазар «мирными». Их привёл арабский полководец Буга Старший, ходивший походом на Хазарию. Из источников не ясно, было ли они пленными или переселились добровольно.
  139. Кулешов В. С. Касожская и хазарская мечети в Дамаске XII века (предварительное сообщение, 2017).
  140. Кравченко Е. Э. Мусульманское население среднего течения Северского Донца и распространение ислама в Восточной Европе в хазарское время // Степи Европы в эпоху Средневековья. Т.4. — Донецк, 2005. — С. 153— 186; Флёров В. Е. Иудаизм, христианство, ислам в Хазарском каганате по археологическим данным (краткий обзор) // Приноси към българската археология. Т. VIII. — София, 2018. — С. 139–145.
  141. Анонимное хазарское послание Хасдаю ибн Шапруту (Кембриджский Аноним); Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М.,1990. — С. 152.
  142. Солодухо Ю. О. Движение Маздака и восстание еврейского населения Ирана в первой половине VI в. н.э. // ВДИ. — 1940. — №3-4. — C.131—145. Артамонов М. И. История хазар. М., 2001. — С. 362.
  143. Существует пять версий рассказа о хазарском «выборе веры», в каждой из которых обстоятельства полемики и причина предпочтения хазарами иудаизма описываются различно. Хазарская «правительственная» версия представлена в Письме царя Иосифа, еврейская — в Кембриджском Анониме, две мусульманские — у испано-арабского писателя XI в. ал-Бакри и иранского богослова ал-Джаббара (рубеж Х—ХI вв.), христианская — в житии Константина. Важные сведения имеются также у Иегуды Галеви и Мас’уди. Ещё более разнообразны называемые источниками даты. Можно найти как минимум шесть хронологических указаний:
    ок. 620 Пространная редакция Письма Иосифа за 340 лет до написания письма
    ок. 731 там же из сопоставления с упомянутыми событиями (после Ардебильского похода)
    740 Иегуда Галеви 4500 г. по еврейскому календарю
    между 789 и 809 Мас’уди «Золотые копи» в правление халифа Харуна ар-Рашида, из сопоставления с другими событиями не раньше 800г.
    861 Житие Константина во время миссии Константина
    930-е Другая трактовка известия Мас’уди и компиляция того же известия у Димашки после преследования евреев в правление императора Романа Локапина

    Историография вопроса крайне обширна. Как правило (хотя и не всегда), исследователи принимают двуэтапность иудаизации, следуя рассказу в Письме Иосифа или предполагая, что каган и бек принимали иудаизм в разное время. Научное значение сохраняют свидетельства Галеви, Мас’уди и Константина, указывающие, соответственно, на 1-ю половину VIII века, начало IX века и 60-е годы IX века. Классическая точка зрения, сформулированная независимо друг от друга М. И. Артамоновым и Д. М. Данлопом, отдаёт предпочтение датам Галеви и Мас’уди. Часть исследователей считает исторически достоверной датировку по Константину (она возможна, поскольку не выходит за время появления первых датированных сообщений о наличии в Хазарии иудаизма). Последнюю точку зрения в новейшей литературе актуализировал К. Цукерман (Zuckerman C. On the Date of the Khazars’ Conversion to Judaism and the Chronology of the Kings of the Rus Oleg and Igor. A Study of the Anonymous Khazar Letter from the Genizah of Cairo // Revue des études byzantines. 1995. Цукерман К. О происхождении двоевластия у хазар и обстоятельствах их обращения в иудаизм // МАИЭТ. — Вып. IX. — Симферополь, 2002 — C. 521—534; Пример критики: Тортика А. А. Проблемные аспекты определения даты обращения хазарской знати в иудаизм (в связи с интерпретацией сведений о хазарской миссии Константина Философа) // Орієнтальні студії в Україні. — К., 2010. — С.482—493).

  144. Впервые упоминается автором XIII века Моше бен Нахманом. По предположению Д. Данлопа, его имя происходит от названия реки Сангарис в византийской Малой Азии (в совр. Западной Анатолии). Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. 122; Подробнее о литературной традиции, упоминающей Сангари, см. Рашковский Б. Е. «Выбор веры» в средневековом иудаизме: Хазария в еврейских источниках X-XVI вв. : дис. канд. ист. наук. — М., 2011. — С. — 284—288. В христианской версии рассказа (краткая редакция жития Константина) проповедника зовут Замбрий, что, возможно, является формой того же имени.
  145. Polak A. N. Chazaria. Dzieje królestwa żydowskiego w Europie. — Przemyśl, 2015. — P. 482.
  146. Обзоры существующих источников в новейшей литературе см. Круглый стол: Хазары — дискуссионные вопросы // Материалы XVIII международной ежегодной конференции по иудаике. — Т.2. — М., 2011.
  147. Шнирельман В. А. Подарок судьбы или божье наказание (О двух подходах к хазарской проблеме в русской историографии) // Еврейска iстория та культура в краінах Центральной та Східной Европi. — К., 1998; Михеев В. К., Тортика А. А. Евреи и иудаизм в Хазарском каганате: к вопросу о формулировке современной научной концепции хазарской истории // Хазары, сб. статей. — М. — Иерусалим, 2005. — С. 181.
  148. Итак ясно, что ложные учения Иисуса в Риме, Моисея у хазар и Мани в Туркестане отняли у них силу и мужество, которыми они некогда обладали, и привели их в состояние слабости и упадка перед своими соперниками.

    Цит. по: K. A. Brook. The Jews of Khazaria. 2nd ed. Rowman & Littlefield Publishers, Inc, 2006. — P.111

  149. Флёров В. С., Флёрова В. Е. Иудаизм в степной и лесостепной Хазарии: проблема идентификации археологических источников // Хазары, сб. статей. — М. — Иерусалим, 2005. — С. 185-206; Петрухин В. Я., Флёров В. С. Иудаизм в Хазарии по данным археологии // История еврейского народа в России. От древности до раннего Нового времени. — Т. 1. — М., 2010. — С. 149—161.
  150. См. например Флёрова В. Е. Образы и сюжеты мифологии Хазарии. М. — Иерусалим, 2001. — С. 22—23; Плетнёва С. А. Очерки хазарской археологии. — М. — Иерусалим, 2000. — С. 217.
  151. Упоминается у Михаила Сирийского, Йакута ар-Руми, в «Еврейско-хазарской переписке» и в книге Иосиппон.
  152. Упоминается в уйгурских надписях на Терхинской и Тэсинской стелах. Кляшторный С. Г. Азиатский аспект ранней истории хазар // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 259—264.
  153. Упоминается в византийских, армянских и грузинских источниках. В форме «Джебукаган» у Мовсеса Каланкатваци, в форме «Зиевил» у Феофана, в форме «Тчепетух» у Себеоса. La Vaissière, E. de Ziebel Qaghan Identified //Constructing the seventh century, ed. by C. Zuckerman (Travaux et mémoires 17), Paris 2013. - P. 741—748.
  154. Упоминается без имени Феофаном, Никифором и др. Назван по имени в Анонимной византийской хронике[en].
  155. Упоминается по имени в арабских источниках (Бал’ами, ал-Куфи, Халифа ибн Хаййат, Дербент-наме), а также без имени у ат-Табари, ал-Йакуби, Феофана и Мовсеса Каланкатваци. По одним данным (Йакуби), он убит Саидом ал-Хараши во время битвы в Муганской степи в конце декабря 730 года, по другим (Табари) — погиб в сражении на территории Хазарии в начале 731 года. Семёнов И. Г. Эпизоды биографии хазарского принца Барсбека // Материалы XV ежегодной международной междисциплинарной конференции по иудаике. Ч. 2. — М., 2008. — С. 282—297.
  156. Упоминается Левондом.
  157. Из сопоставления с арабскими источниками следует, что он начал править в 731 году. Назван по имени в армянской редакции Жития Стефана Сурожского. Она же источник сведений о деятельности после брака 732 г. (Иванов С. А. Древнеармянское Житие Стефана Сурожского и хазары // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 313—315). Упоминается без имени Феофаном и Никифором. Ряд сведений о его биографии в 730-е гг. можно почерпнуть из арабских источников.
  158. Назван по имени ал-Куфи.
  159. Упоминается в Житии Кирилла и связанных памятниках. Назван по имени в краткой редакции Жития Кирилла. Если доверять источнику, в этот период каганы ещё играли активную роль в управлении.
  160. Виноградов А. Ю., Комар А. В. Две «хазарские» надписи из Юго-Западного Крыма // Российская археология. — М., 2005. — № 3. — С. 128—132
  161. О приблизительных датировках правления Вениамина, Аарона II и Иосифа см. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 194—196., Голб Н., Прицак. О. Хазарско-еврейские документы X века. — М. — Иерусалим, 2003. — С. 159 и сл.; Расчёт для всего списка: Артамонов М. И. История хазар. — С. 382. Готье Ю. В. Железный век в Восточной Европе. — М., 1930. — С. 81; Толстов С. П. Новогодний праздник Каландас у хорезмийских христиан // Советская этнография. — 1946. — № 2. — С. 99; Скептический взгляд на список: Цукерман К. Про дату навернення хозар до іудаїзму й хронологію князювання Олега та Ігоря // Ruthenica. — Т. 2. — К., 2003. — № 2.
  162. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI вв. — М., 1963. — С.143.
  163. Бейлис В. М. Арабские авторы IX — 1-й половины Х в. о государственности и племенном строе народов Европы // Древнейшие государства на территории СССР. 1985. — М., 1986. — С. 140.
  164. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 194—196.
  165. Калинина Т. М. Анахронизмы в рассказах средневековых писателей о хазарах // Хазарский альманах. — Т.11. — К. — Харьков, 2012—2013. — С. 96—104.
  166. О существовании хазарских книг упоминается в письме Иосифа и у Иегуды Галеви. Арабский учёный ан-Надим отмечал, что хазары пользовались еврейским письмом.
  167. Мохаммад Салмаси-Заде. Хазары в исламских исторических источниках.; Калинина Т. М. Страна Хазария, какой она представляется по арабо-персидским источникам; Коновалова И. Г. Хазария в арабских географических сочинениях XII-XIV вв. // Хазарский альманах. — Т.8. — К. — Харьков, 2009. — С. 217—226; Shapira D. Iranian Sources on the Khazars // The World of the Khazars: New Perspectives. — Leiden — Boston, 2007. — P. 291—306.
  168. Кизилов М. Топоним «Хазария» в источниках позднесредневекового и раннего нового времени (об инерционности исторического мышления) // Хазары: Миф и история. — М. — Иерусалим, 2010. — С. 307—315.
  169. Shapira D. Armenian and Georgian Sources on the Khazars: A Re-Evaluation // The World of the Khazars: New Perspectives. — Leiden — Boston, 2007. — P. 307—352.
  170. Присёлков М. Д. История русского летописания IX—XV вв. — СПб., 1996. — С. 69; Шахматов А. А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. —СПб., 1908. — С. 424—426 и сл.
  171. В ПВЛ встречается четырнадцать известий о хазарах: три в недатированной части (в т.ч. одно упоминание под именем «белых угров») и в годовых статьях 859, 862, 884, 885, 944 (?), 964, 965, 986, 1023, 1079, 1083. В НIЛ повторяются четыре известия: рассказ о дани полян мечами (помещён в статью 854), 964, 965, 986.
  172. Самый ранний из известных списков в южнославянской рукописи XIV века. Турилов А. А. Дечанский отрывок «Повести о царе казарине»: к истории византийско-хазарского сюжета на славянской почве // Хазары: Миф и история. — М. — Иерусалим, 2010; Пример восточнославянского списка: ПСРЛ. т.43. Новгородская летопись по списку П. П. Дубровского. — М., 2004. — С. 289—290.
  173. Рашковский Б. Е. К вопросу об отношении к Хазарии в еврейских источниках X века // Материалы XVIII Международной ежегодной конференции по иудаике. Т.2. — М., 2011; Рашковский Б. Е. «Выбор веры» в средневековом иудаизме: Хазария в еврейских источниках X-XVI вв. : дис. канд. ист. наук. — М., 2011.
  174. Рашковский Б. Е. Хазария и хазары в библейских комментариях Саадьи Гаона (882—942) // Хазары: Миф и история. — М. — Иерусалим, 2010. — С. 78.
  175. Юрасов М. К. Неславянские народы Восточной Европы в «Деяниях венгров» неизвестного нотария короля Белы III // Вестник Нижегородского Университета. — 2015. — №2. — С. 75; «Деяния венгров» магистра П., которого называют Анонимом // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana, — 2013. — № 1. — C. 84
  176. Плетнёва С. А. Очерки хазарской археологии. — М. — Иерусалим, 2000. — С. 12.
  177. Археологи часто называют его «болгарским», имея в виду характерный бракихранный антропологический тип. См. Афанасьев Г. Е. Где же археологические свидетельства существования Хазарского каганата? // Российская археология 2001. — № 2. — С. 43-55.
  178. Гумилёв Л. Н. Хазария и Каспий // Вестник Ленинградского университета. — 1964. — № 6. Вып. I. — С. 83—95.
  179. Интервью агентства РИА Новости с руководителем раскопок на Самосдельском городище Э. Зиливинской, с. н. с. Института этнологии и антропологии РАН.; Зиливинская Э. Д., Васильев Д. В. О вероятной локализации города Итиля на Самосдельском городище в дельте Волги // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда в Суздале 2008 г. — М., 2008. Т. II. — С. 224—226; Самосдельское городище: вопросы изучения и интерпретации. Сборник научных статей. / Отв.ред. Д. В. Васильев. — Астрахань, 2011.
  180. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С.45. Общие обзоры историографии хазар см. Новосельцев А. П. Указ. соч. — С.45—66. Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962. — С.26—39. Голден П. Достижения и перспективы хазарских исследований // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 27—68. Обзор западноевропейской историографии XVII—XVIII вв.: Гаркави А. Я. Сообщения о хазарах. Б. Судьбы хазарских писем в европейском учёном мире в продолжение трёх столетий // Еврейская библиотека. — Вып. 8. — СПб., 1880. — С. 135—140. Историография русско-хазарских отношений: Ващенко Э. Д. «Хазарская проблема» в отечественной историографии XVIII—XX вв. — СПб., 2006. — 195с. Публицистический очерк о русско-советской историографии: Львов А. Л. Гости или древнейшие обитатели? // Время и мы. — №51 (март 1980). — С. 106—124. См. также библиографию по истории хазар по состоянию на сер. 1990-х гг. (сост. А. А. Астайкин).
  181. По печатному изданию, осуществлённому в 1577 году константинопольским евреем Исааком Акришем. Издание Акриша не было известно в Европе.
  182. Liber Cosri continens colloquium seu disputateonem de religione habitam ante nongentos annos inter regem Cosareorum et R. Isaacum Sangarum Judaeum... recensuit. latina versione et notis illustravit Johannes Buxtorfius fil. Basileae, 1660.
  183. Suhm P. F. Om Chazareni. Copethague, 1754. Сум. П. Ф. Исторические рассуждения о происхождении народов, населявших в средние века Польшу, Россию и земли между Каспийским и Черным морем, также Европейскую Турцию на север от Дуная / Пер. с датского С. Сабинина. М., 1846, ЧМОИДР, — №6.
  184. S. Thunmann. Untersuchungen über die Geschichte der östlichen Europäischen Völker. — Leipzig, 1774.
  185. Лызлов А. Скифская история / Подг. текста, комментарии А. П. Богданова. М., 1990. — С.171, 173. Это первое в России историческое сочинение, написанное по стандартам современной монографии: с подразделением на главы и ссылочным аппаратом.
  186. Четьи-Минеи Дмитрия Ростовского, март—май. — К., 1700 (Жизнь и труды преподобных отцов наших Мефодия и Константина, в монашестве Кирилла, учителей славянских. Память 11 мая). Турилов А. А. Хазары-Козаре в русской письменной традиции XI—XVII вв. // Хазары. 2-й международный коллоквиум: Тезисы. — М., 2002. — С. 92.
  187. Казацкий «хазарский миф» считается первым случаем, когда прошлое хазар стало предметом неакадемической теории и было использовано в политических целях (Кизилов М., Михайлова Д. Хазары и Хазарский каганат в европейских националистических идеологиях и политически ориентированной научно-исследовательской литературе // Хазарский альманах. — Т.3. — К.—Харьков, 2004. — С.36). Националистические мифы, претендующие на «хазарское наследство», в дальнейшем появились у многих народов.
  188. В «конституции Орлика», у Григория Грабянки, Самуила Величко, в «Истории руссов» и др.
  189. Первое упоминание в сочинении «Victoriae Kozakorum Nisoviorum de Tartaris Tauricanis in anno 1608 narratio Herburthi» Яна Гербурта (1608). Вирський Д. С. Роксолани серед Сарматів: річпосполитська історіографія України (кінець XV ст. — 1659). — К., 2013. — С. 111. У польских историков была популярна аналогичная идея о происхождении шляхты от древних сарматов.
  190. Развитию подобного представления способствовал тот факт, что в славянской литературе, как и в большинстве византийских источников, отсутствовали упоминания о родстве хазар и «турков». Практически полностью забытым из-за малочисленности упоминаний оказался и факт хазарского иудаизма.
  191. Ващенко Э. Д. «Хазарская проблема» в отечественной историографии XVIII—XX вв. СПб., 2006. — С. 123.
  192. История Российская Ч.1. Предъизвещение о истории отечественной и собственно о русской // Татищев В. Н. Собрание сочинений в 8-ми тт. Т.1. М., 1994. — С. 81.

    «Но я есче точно и ясно скажу, что все европские преславнейшие историки, сколько бы о руской истории ни трудились, о многих древностях правильно знать и сказать бес читания наших не могут; например, о прославившихся в здешних странах в древности народах, яко амазонах, аланех, гунах, оварах, кимбрах и киммерах, яко же о всех скифах, сарматех и славянех, их роде, начале, древних жилисчах и прохождениях, о славных в древности великих градех и областех исседонов, есседонов, аргипеев, команов и пр., где они были и как ныне зовутся, нимало не знают, разве от истории руской изъясненной неспоримую истинну обрести могут».

  193. Татищевым упомянуты четыре факта о хазарах, не известные ни по каким другим источникам: 1) обращении полян к Рюрику с просьбой прислать к ним князя для избавления от хазарского владычества и военное столкновение Аскольда с хазарами, 2) война с хазарами Олега, 3) упоминание о хазарских пленниках, приведённых Святославом на Русь и расселённых по реке Роси, 4) упоминание, что хазары воевали против Святослава в Дунайской Болгарии. Первое, второе и четвёртое известия — со ссылкой на «Иоакимовскую летопись». Татищев В. Н. Собрание сочинений в 8-ми тт. Т. 1. — М., 1994. — С. 110—111, 354. Т.2. — С. 224, 249.
  194. Ващенко Э. Д. «Хазарская проблема» в отечественной историографии XVIII—XX вв. СПб., 2006. — С.166—168.
  195. Там же. — C. 50—51.
  196. В предшествующей историографии Саркел помещался на Северском Донце и отождествлялся с Белгородом.
  197. D'Osson C. Des peuples du Caucase et des pays au Nord de la Mer Noire et de la mer Caspienne dans le deuxième siècle ou voyage d’About el-Cassim. — Paris, 1828. Уникален жанр этой книги: будучи научной монографией, она написана в форме художественного романа, где повествование ведётся от лица вымышленного путешественника Абу эль-Кассима.
  198. Артамонов М. И. История хазар. — М., 2001. — С. 50.
  199. Исследование по хазарской истории было написано Григорьевым в 1834 году и опубликовано в виде трёх статей. Об образе правления у хазаров // ЖМПН. — Ч.3. — 1834. — С.279—295. Обзор политической истории хазаров // Сын Отечества и Северный Архив. — Т.48. — 1835. — С.566—595. О древних походах русcов на восток // ЖМНП. — Ч.5. — 1835 — С. 229—287. Переизданы в сборнике Россия и Азия. — СПб., 1876.
  200. Григорьев В. В. Об образе правления у хазаров // ЖМПН. — Ч.3. — 1834. — С. 279. В сборнике «Россия и Азия» статья имеет заголовок «О двойственности верховной власти у хазаров».
  201. Языков Д. И. Опыт в истории хазаров // Труды Императорской Российской Академии. — СПб., 1840. Ч.1. — С. 155—240.; Саблуков Г. С. Очерк истории и внутреннего быта хазарской державы на Волге // Саратовские губернские ведомости, 1849. — № 8. — С. 11—15, №9. — С. 16—19; Голубовский П. В. Болгары и хазары — восточные соседи Руси при Владимире Святом // Киевская старина. 1888. Т. 22 (№7). — С. 26—68.
  202. Карамзин Н. М. История государства Российского. Том 1. — СПб., 1818. — С. 48.
  203. Ламанский В. И. Славянское житие Св. Кирилла как религиозно-эпическое произведение и как исторический источник // ЖМНП. — 1903. — май—апрель. — С. 150.
  204. Добродомов И. Г. Хазары и русское правописание // Русская речь. — 1968. — №3. — С.63—64.
  205. Отметивший, что так их называли византийцы (греческая форма этнонима совпадает с арабо-персидской; в поздних русских летописях встречается личное имя Хазар — прозвище императора Льва). До конца XV века в русских источниках встречается только форма козары, затем параллельно появился вариант казары. Лызлов, следуя польской литературе, именовал их газарами. Татищев и Карамзин преимущественно использовали форму «козары». Два варианта написания слова можно встретить у А. С. Пушкина: хозары в «Песне о Вещем Олеге» и хазарский в «Руслане и Людмиле». Ныне форма хазары вытеснила все остальные. Она же возобладала в английском и других западноевропейских языках (англ. khazars). Написание титула «каган» (и образованного от него термина «каганат») до сих пор можно встретить в трёх вариантах: каган, хаган и хакан, что отражает, соответственно, древнерусскую, греческую и арабо-персидскую форму звучания.
  206. Добродомов И. Г. Хазары и русское правописание // Русская речь. — 1968. — №3. — С.63—64.
  207. Статус «основного названия» окончательно закрепился за ним лишь в послевоенной советской историографии. В историографической литературе нет точных сведений о времени появления терминов «каганат» и «Хазарский каганат». У Григорьева и Языкова термин ещё не встречается, но есть в работе Голубовского. Одним из первых примеров, когда это название было вынесено в заголовок научной работы, является статья Грен А. Н. Отчет о командировке для раскопок и археологического исследования Хазарского каганата в Хасавюртовском округе Терской области // ИАК. 1905. Вып. 16. Первыми монографиями, содержащими термин в своём заголовке, были исследования М. Г. Магомедова и С. А. Ромашова, написанные, соответственно, в 1983 и 1992 годах (Магомедов М. Г. Образование Хазарского каганата. Ромашов А. С. Историческая география Хазарского каганата в период формирования и рассвета).
  208. Рукопись происходит из каирской генизы караимской синагоги Дар-Симха. «Письмо Шехтера» и «Киевское письмо» найдены в другой каирской генизе — раббанитской, в синагоге Бен Эзра.
  209. Попов Х. И. Где находилась хазарская крепость Саркел / Х.И. Попов // Труды IX археологического съезда в Вильне. — М., 1895. — Т. I. — С. 265—277.
  210. Салтовский и Маяцкий могильники относятся к одному — катакомбному типу захоронений. В Зливкинском могильнике представлены грунтовые захоронения.
  211. Bury J. B. The Empire of the Khazars and the Peoples of the North // Bury J. B. A history of the Eastern Roman empire from the fall of Irene to the accession of Basil I., A.D. 802—867. — London, 1912. — P. 402—423; Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey, 1954. — P. Х.
  212. Артамонов М. И. Очерки древнейшей истории хазар. — Л., 1936. — С. V.
  213. Готье Ю. В. Хазарская культура // Новый Восток. — 1925. — № 8-9. — С. 272—294. С небольшими изменениями повторено Готье Ю. В. Хазарская держава и её культура // Железный век в Восточной Европе. – М., 1930. — С.70—90. Готье широко использовал неизвестный авторам предыдущих обзоров «Кембриджский документ».
  214. Готье Ю. В. Кто были обитатели Верхнего Салтова? // ИГАИМК. – 1927. – Вып. 5.
  215. Пархоменко В. А. У истоков русской государственности (VIII—IX вв.). — Л., 1924.
  216. Анализу взглядов исследователя посвящена монография Медведенко Н. А. История и археология Хазарского каганата в исследовании М.И. Артамонова. — Воронеж, 2006. См. также Плетнёва С. А. Михаил Илларионович Артамонов (к 100-летию со дня рождения) // Российская Археология — 1998. — №4. С. 202—213; Плетнёва С. А. Вспоминая М.И. Артамонова // МАИЭТ. — Вып. VI. — Симферополь, 1997. — С. 20—33; Библиография работ Артамонова.
  217. Голден П. Достижения и перспективы хазарских исследований // Хазары, сб. статей. — М.—Иерусалим, 2005. — С. 39.
  218. Исследование Нижнего Дона начала в 1924—1928 Северо-Кавказская экспедиция ГАИМК под рук. А. А. Миллера. Артамонов принимал в ней участие в качестве аспиранта с 1926 года.
  219. Артамонов М. И. Средневековое поселение на нижнем Дону. По материалам Северо-Кавказской экспедиции // ИГАИМК. 1935. Вып. 31; Артамонов М. И. Саркел и некоторые другие укрепления в северо-западной Хазарии // Советская археология. — 1940. — № 6. — С. 130—167.
  220. По теме русско-хазарских отношений представляет интерес ранняя статья Артамонов М. И. Миниатюры Кенигсбергского списка летописи // Известия Государственной академии истории материальной культуры. 1931. Т. X. Вып. 1. С. 1—28.
  221. Артамонов М. И. Очерки древнейшей истории хазар. — Л.: Соцэкгиз, 1936. 136 с.
  222. Каждый из авторов работал независимо, с трудами друг от друга они были знакомы лишь частично. Данлоп был знаком с книгой Поляка, но ни он, ни Поляк не знали о предвоенной работе Артамонова (им были известны только его «Очерки» 1936 г.). В свою очередь, Артамонов, заканчивая свою книгу после войны, знал и учёл работу Данлопа, но не знал труд Поляка.
  223. Первоначально опубликована в виде глав в издании История СССР с древнейших времён до образования древнерусского государства / под общей ред. М. И. Артамонова. — Кн.2 (Ч. III—IV). — М—Л., 1939. Артамонов М. И. История хазар. — Л.: Изд-во Гос. Эрмитажа, 1962. Переиздавалась в 2001 (М.: Лань) и 2002 (СПб: Филол. ф-т СПбГУ) годах.
  224. Dunlop D. M. The History of the Jewish Khazars. — New Jersey: Princeton University Press, 1954. В русском переводе (2016) книга получила название «История хазар-иудеев. Религия высших кланов». Издание не является научным и имеет ряд опечаток, расходящихся по смыслу с оригинальным текстом.
  225. Краткая версия первоначально была опубликована в виде статьи «Обращение хазар в иудаизм» התגיירות הכוזרים, "ציון - רבעון לחקר תולדות ישראל" 1941 (The Khazar Conversion to Judaism // Zion. Jerusalem, 1941). В виде полноценной книги א. נ. פּוֹלַק כזריה: תולדות ממלכה יהודית באירופה, תל אביב 1943 (Poliak A. N. Kazariyaah: Toldot mamlakha yehudit be-Eiropa. — Tel Aviv, 1943. 355 с.). Переиздана в 1944 (с исправлением опечаток) и в 1951 (с 10-страничным добавлением о происхождении языка идиш). Существует польский перевод данной работы: Polak A. N. Chazaria. Dzieje królestwa żydowskiego w Europie. — Przemyśl, 2015.
  226. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 52—53; Голден П. Достижения и перспективы хазарских исследований // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 40.
  227. Polak A. N. Chazaria. Dzieje królestwa żydowskiego w Europie. — Przemyśl, 2015. — P. 79, 84, 91, 283.
  228. Op. cit. — P. 82.
  229. Op. cit. — P. 109, 282.
  230. Op. cit. — P. 42, 476
  231. Op. cit. — P. 46, 479
  232. Op. cit. — P. 222, 443.
  233. Характеристику работы Поляка см. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 52—53.
  234. Так же все трое отождествили Сабриеля с Буланом, а не Обадией, как считал Шехтер.
  235. Polak A. N. Chazaria... — P. 337.
  236. Poliak A. N. Russia, The Caucasus and The Middle East during the late Middle Ages // Труды XXV Международного конгресса востоковедов. Москва 9—16 августа 1960. — Том. 3. — М., 1963. — С. 656—658.
  237. Поляк А. Н. Новые арабские материалы позднего средневековья о Восточной и Центральной Европе // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. — 1964. — Вып. 1.— С. 29—66, (о Хазарии, С. 43—46).
  238. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 64.
  239. Поляк А. Н. Восточная Европа IX-X вв. в представлении Востока // Славяне и их соседи. — Вып. 10 . — М., 2001. — C.79—107.
  240. Двухтомник «История СССР с древнейших времён» представлял собой выдающийся для того времени коллективный труд, созданный ведущими учёными Ленинграда и Москвы. Он был подготовлен под руководством Артамонова в Институте истории материальной культуры. Идея издания принадлежала Ю. В. Готье. Формат таких работ в дальнейшем стал в советской историографии классическим. В «Истории СССР» на основе синтеза письменных и археологических источников впервые был дан общий обзор прошлого всей территории страны, а не только её «славянской» части. История Хазарии, тем самым, была официально вписана в историю народов Советского Союза. Формально работа позиционировалась как обзорная и по этой причине не имела историографии и ссылочного аппарата, фактически же (и это оговаривалось в предисловии) многие её главы являлись полноценным исследованием. Хазарам посвящено 9 глав, написанных Артамоновым: «Гунно-болгарские племена в степной полосе Восточной Европы в V-VI вв». (c. 169-176), «Авары и болгарская держава Органы и Кубрата» (в соавторстве с А. Н. Бернштамом, c. 189-196), «Хазары и тюрки» (c. 196-202), «Возникновение Хазарского каганата. Царство гуннов (Джидан)» (здесь же краткая характеристика ЕХП и перечень источников по хазарской теме, с. 382-388), «Хазары в Крыму. Борьба с арабами» (c. 388-398), «Хазарские города. Взаимоотношения с арабами во второй половине VIII в. Восстание Иоанна Готского» (c. 398-404), «Обращение хазар в иудейскую религию» (c. 405-411), «Саркел, хазары и мадьяры в IX в.» (с. 411-424), «Хазарский каганат в X в.» (с. 424-435). Частично текст воспроизведён в издании Очерки истории СССР в 9-ти тт./ под общей ред. Н. М. Дружинина. — Т. 2. — М., 1958.
  241. По крайней мере, такое отличие в подходах подчёркивал сам Артамонов. Оно же отмечалось в советских рецензиях на книгу Данлопа. В действительности это не совсем верно. См. Голден П. Достижения и перспективы хазарских исследований // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 41.
  242. Перечень сторонников см. Талашов М. В. Дуализм власти и вооружённый конфликт в Хазарии первой половины IX в. // Учитель истории в начале XXI века: содержание и технологии подготовки и повышения квалификации в условиях модернизации педагогического образования. Ярославль, 2004. — С. 68—71. О сильных и слабых сторонах гипотезы см. Рашковский Б. Е. Проблема «двоевластия» в Хазарском каганате // Руниверс.
  243. История СССР... — С. 409; История хазар. — С. 9, 11—12.
  244. Как ни странно, она не была свойственна ни дореволюционному, ни довоенному советскому дискурсу. См. Толочко А. П. Очерки начальной Руси. К.— СПб., 2015. — С. 116—117.
  245. Очерки древнейшей истории хазар. — С. VI.
  246. Плетнёва С. А. Михаил Илларионович Артамонов (к 100-летию со дня рождения) // Российская археология. — 1998. — №4. — С. 209.
  247. В издании 1939 г. при описании внутренних проблем Хазарии используется нейтральная терминология и не делается какого-либо акцента на иудаизм. Не ставится под сомнение веротерпимость, экономика оценивается как процветающая. Даже восстание каваров и учреждение гвардии подаётся в положительном смысле, как свидетельство прогрессивного развития страны.
  248. Голден П. Достижения и перспективы хазарских исследований // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 40—41.
  249. Dunlop D. M. The History... — P. 143—169.
  250. О близости подхода Данлопа к подходу советских исследователей см. Рашковский Б. Е. «Выбор веры» в средневековом иудаизме: Хазария в еврейских источниках X-XVI вв. : дис. канд. ист. наук. — М., 2011. — С. — 37.
  251. Dunlop D. M. The History... — P. 145, 159.
  252. Старкова К. Б. Новая книга о хазарах // Палестинский сборник. — 1959. — Вып. 4 (67). — C. 241—246. Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М., 1990. — С. 53—54.
  253. Иванов П. И. Об одной ошибочной концепции // Правда. — 1951. — 25 декабря. — С.3; Либин А., Шапира Д. Хазарская парадигма Сталина.
  254. Подробное рассмотрение вопроса см. Медведенко Н. А. Проблемы археологии и истории хазарского каганата в исследовании М. И. Артамонов.: дис. канд. ист. наук. — Воронеж, 2004. — C. 118—144; Шнирельман В. А. Хазарский миф: Идеология политического радикализма в России и её истоки. — М.— Иерусалим, 2012. — С.33—56 (Дело М. И. Артамонова)
  255. «Паразитарное государство», «небольшое ханство с низким уровнем производительных сил». Рыбаков Б. А. К вопросу о роли Хазарского каганата в истории Руси // Советская археология. — № XVIII — 1953. – С. 128—150; Русь и Хазария (К исторической географии Хазарии) // Сб. статей ко дню семидесятилетия академика Б. Д. Грекова. — М., 1952. – С. 76—88.
  256. Плетнёва С. А. Хазары. — М., 1976. — С. 3.
  257. Первые самостоятельные исследования С. А. Плетнёва начала с 1954 года, возглавив Северо-Донецкий отряд Таманской экспедиции. Винников А. З., Сидоренко Т. Е. Некоторые проблемы археологии Хазарского каганата в научном наследии С. А. Плетневой.
  258. М. Г. Магомедов, выдвинувший теорию «двух Семендеров», отождествил «Новый Семендер» с Шелковским городищем. Этот же вывод принял С. А. Ромашов.
  259. Тортика А. А. Хазароведение в современной иудаике: К постановке проблемы // Матеріали ХІІ міжнародної наукової конференції «Єврейська історія та культура в країнах Центральної та Східної Європи — ЄВРЕЙСЬКЕ КРАЄЗНАВСТВО ТА КОЛЕКЦІОНУВАННЯ. 2005; Шнирельман В. А. Хазарский миф: Идеология политического радикализма в России и её истоки. — М.— Иерусалим, 2012. — С.57—75 (Л. Н. Гумилев и «Хазарская химера»); Беляков С. С. Гумилев сын Гумилева: [Биография Льва Гумилева]. — М., 2014. — С.349—373, 567—584.
  260. Гумилёв Л. Н. Открытие Хазарии / сост. и общ. ред. А. И. Куркчи. — М.: Ди-Дик. — 1996. 640с.
  261. Новейший наиболее полный обзор Торпусман А. Н. Вокруг «Киевского письма»: к 35-летию опубликования документа. Полемические заметки // Хазарский альманах. — Т. 16. — М., 2019. —С. 117—152. Сказанное относится только к Н. Голбу. Выводы О. Прицака последующей историографией были отвергнуты чуть меньше, чем полностью.
  262. К юбилею Питера Бенджамина Голдена // Хазарский альманах. — Т.15. — М., 2016. — С. 13—14.
  263. Кизилов М., Михайлова Д. Хазары и Хазарский каганат в европейских националистических идеологиях и политически ориентированной научно-исследовательской литературе // Хазарский альманах. — Т.3. — К.—Харьков, 2004. — С.46
  264. Обзор венгерской историографии см.Голден П. Достижения и перспективы хазарских исследований // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 30—34; Рона-Таш А. Хазары и мадьяры // Хазары, сб. статей. — М., 2005. — С. 111—112.
  265. Saffet K. Hazar Türkleri Avrupa Devleti (VI-XII asır). — Istanbul, 1934.
  266. Каганович А. Первая международная конференция по проблемам изучения истории хазар // Центральная Азия и Кавказ 1999, №5; Флёров В. С. Коллоквиум «Хазары» (Иерусалим, 1999) и «Краткая еврейская энциклопедия» о хазарах // Российская археология. — 2000. — №3. — С. 229—234.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить